1
2
3
...
66
67
68

– Представляю, как ты в этом наряде гоняешься за дичью по бескрайним космическим прериям, – рассмеялся Козодой. – Через несколько лет вы оба вполне можете заткнуть за пояс саму Главную Систему.

– А чем думаешь заняться ты? Ты ведь не подвергался трансмутации, тебя коснулась только одна серьезная перемена: эти твои татуировки на скулах. Ты еще не думал над тем, как решить проблему трансмьютера?

– Мы с Танцующей в Облаках обсуждали этот вопрос, но пока не пришли к единому мнению. Мое время прошло, Нейджи. Свою миссию я тоже исполнил. Теперь я старик. Пишу мемуары и жду, когда появится на свет первый внук.

– Не говори так! – воскликнул Нейджи. – Ты сам прекрасно понимаешь, что это просто чушь! Упиваешься собственным бессилием, воображаешь себя деревом, листья которого давно облетели и голые ветви гнутся под порывами ветра. Земля промерзла насквозь. Надвигается зимняя стужа. А теперь взгляни вокруг, дружище! На смену зиме идет весна!

– Это твоя зима прошла, Нейджи, а не моя. Мы с тобой не похожи друг на друга. Я уступил право на свое кольцо. За годы, проведенные на борту "Грома", я только один раз попытался общаться со Звездным Орлом. Все говорят, что единственный способ удержать Главную Систему от новых ошибок – этот самый интерфейс. Человек и машина сливаются, превращаются в единое целое. Раз и навсегда. Однако я не верю, что это хороший выход из положения. Лучше отключить проклятую машину. На пользу себе или во вред, но мы должны в конце концов получить возможность идти своим собственным, естественным путем.

– Мне твои аргументы уже знакомы, – кивнул Нейджи. – Но отключения Главной Системы не произойдет. И тебе это хорошо известно. Ты же не станешь разлучать Хань с ее обожаемой игрушкой. И в то же время человечество уже не может быть брошено на произвол судьбы. Многие инопланетные цивилизации, задержавшиеся в своем развитии, да и культура некоторых народов Земли нуждались в основательном улучшении. Без своевременного вмешательства извне их дальнейшее существование было бы просто-напросто поставлено под серьезную угрозу. Процесс зашел слишком далеко, Козодой. Уничтожение целых цивилизаций тоже являлось не чем иным, как суровой необходимостью. Это единственный способ направить развитие остальных по верному пути. И кто осмелится утверждать, что мы не правы? Главная Система не источник эпидемии, который необходимо искоренить, а, напротив, спасительное лекарство. По правде говоря, пилюля оказалась чересчур сильнодействующей, к тому же горькой и омерзительной на вид, но это же единственный выход спасти! Учти, что один ядерный удар был уже нанесен. Возмездие за него тоже не заставило себя ждать. На игровом поле не осталось ни одной фигуры. Нам принадлежит только наш мир. Освоенное пространство строго ограничено. Проклятый компьютер спас род человеческий именно по той схеме, которая была в него заложена.

– Но какой ценой, Нейджи? Какой ценой?

– С точки зрения одной личности – огромной. Но если взглянуть на вещи шире? Что же касается долговременных последствий… Прошла тысяча лет после той войны. Мы с тобой живы. Не осталось ни одной "колониальной" цивилизации. Все они прекратили свое существование. Все без исключения! А Система, заметь, все еще в состоянии порождать таких людей, как ты, Хань, Танцующая в Облаках и другие пираты. Ты до сих пор находишься под впечатлением от героической гибели Ворона, но при этом забыл его завещание. Человечество создало отлично работающую Систему, сумело выжить, но ценой полной или частичной утраты таких понятий, как честь, мораль, самопожертвование, наконец, искусство и красота. Мы разучились замечать не только большое, но и малое, на первый взгляд, незначительное. Утратили способность восхищаться детским смехом, звенящим, как самый чистый колокольчик, или капелькой дождя, скатившейся с гладкого зеленого листа. Но эти качества не исчезли бесследно! Они, как оказалось, сохранились глубоко внутри, в сокровенных уголках человеческой души. Даже такой неисправимый циник, как Ворон, это сознавал. Что же решили, столкнувшись с такой проблемой, Валы? Они проникли в подсознание каждого отдельного человека с помощью глубинного сканирования, проанализировали все мысли, чувства, воспоминания. Вывод оказался совершенно однозначным. Где бы мы ни находились – пусть даже за многие миллионы километров от родной Земли, каким бы воздухом ни дышали, какие бы небесные светила нас ни согревали, каким бы богам мы ни поклонялись, – ростки человечности упрямо пробивались, и уничтожить их было невозможно. Валы размышляли, сопоставляли и в конце концов сами "заразились", не смогли устоять перед искушением. Благодаря этому они превратились в самых безжалостных врагов Главной Системы. И она оказалась перед ними бессильной. Вот кто окончательно решил исход нашей битвы. Козодой.

Козодой вздохнул.

– Возможно, ты прав. Мы оба с тобой стоим на распутье, Нейджи. Но перекрестки у нас разные. Наша цель, то есть моя и моих друзей, – свобода передвижения в космическом пространстве, всесторонние контакты между цивилизациями, в том числе торговля, обмен научными знаниями и достижениями культуры, вообще любыми новшествами – с учетом того, что новым правителям не придется, как раньше, контролировать передвижение космических кораблей или ограничивать их количество. Ты, подобно своим полумеханическим собратьям, стал представителем совершенно нового, до сих пор не имевшего аналогов племени. Вы способны властвовать или, напротив, беспрекословно подчиняться, можете осуществлять полицейский надзор, быть посредниками между правителями и их подданными, сохраняя при этом лояльность обеим сторонам. Мы же стары и консервативны, Нейджи, но вместе с тем молоды, как сама Вселенная. Подобно тому, как наши далекие предки переселились в эти горы и вступили тем самым в новый период своей истории, мы теперь тоже стоим перед выбором: новая весна, возрождение или опустошительная зима, страшнее, чем та, которую уже пришлось пережить. Вот чего я больше всего боюсь. Мне страшно, когда я думаю, какая судьба уготована моему народу.

– Вспомни "Гром", – покачал головой Нейджи. – Множество не похожих друг на друга людей – представителей разных планет и народов – добровольно принесли в жертву свой внешний облик, здоровье, силы, даже саму жизнь во имя одной цели. Они действовали совершенно бескорыстно. Многие из заплативших последнюю цену не только не получили за это награды, но, напротив, угодили в ловушки, о существовании которых даже не помышляли. Ноев ковчег бороздил бескрайние космические просторы – вот какое сравнение приходит мне на ум. Разительно отличались друг от друга не только сами пираты, но и их корабли.

– Я часто думаю о "Громе", – ответил Козодой. – И все чаще мне кажется, что этот корабль представлял собой тот идеал, к которому стремилось человечество. Танцующая в Облаках недолюбливала Ворона только потому, что тот был кроу. Каким абсурдным выглядит это сейчас! На протяжении всей своей истории люди относились друг к другу с предубеждением и недоверием. Порой это приводило к таким ужасным последствиям, как убийства и войны, а причиной были такие незначительные, на наш теперешний взгляд, вещи, как разные религии, расы, языки и тому подобное. Именно поэтому Главная Система тщательно следила за тем, чтобы каждая цивилизация, образованная переселенцами с Земли, была однородной по языку и культуре. Мои дети никогда не могли взять в толк, почему о человеке – будь он кроу, сиу, шайен или даже уроженец Джанипура, Чанчука, Алитити – нужно судить по его происхождению, а неличным качествам. Жаль только, что подобные взгляды никогда не овладевают человечеством в целом. В кризисные моменты или при наличии объединяющей идеи, общих интересов – да, но в течение долгого времени – никогда.

– Мы дали человечеству веру в будущее, – пожал плечами Арнольд Нейджи, – а это уже немало. Возможно, ситуация с "Громом" нетипична, но это наглядно демонстрирует, чего могут добиться достойные люди, поставившие перед собой высокую цель. Что же касается меня, то я провел несколько долгих лет в страшном мавзолее. Томился в неволе, ожидая, когда придет черед претворить в жизнь те замыслы, в разработке которых я сам же и участвовал. Теперь каждый день для меня наполнен новизной, любая дорога ведет в неизведанное. Ты тоже не только ночевал в шалаше и глядел на звезды, Козодой! Ты подставлял лицо солнцу и дождю. Ты добился своей цели, одолел негодяев. И главное, ты жив!.. Кстати, давай-ка отметим твое возвращение в родные пенаты. Для такого случая я припас бутылочку бурбона – самого восхитительного из всех, что мне доводилось пробовать. Это, конечно, мелочь по сравнению с другими достижениями мировой цивилизации, но до чего же приятно было узнать, что и на Земле есть кое-что достойное удивления!

67
{"b":"5653","o":1}