ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Я внимал мелодиям, которыми колонии микроорганизмов Вардена обменивались между собой, и почувствовал радость, а вместе с ней и силу. Информация неудержимым потоком устремлялась в микроорганизмы из источника, который был мне неизвестен.

Я прекрасно осознавал, что сплю, но мой удивительно чистый и ясный мозг работал с невиданной скоростью. Я твердо знал, что могу управлять созвучиями информационных потоков, хотя и не понимаю их смысла. И в новом свете открывшихся истин я внезапно отчетливо постиг, что отныне перестал быть человеком. Теперь я знал о любом преобразовании всех без исключения клеток своего тела и просто отдавал им мысленные приказы – и они подчинялись.

Когда я проснулся, уже светало. Окружающее, казалось, ничуть не изменилось. Однако… Даже прогнав остатки сна* я по-прежнему чувствовал наполнявшие меня микроорганизмы Вардена. В эту ночь исполнилась моя заветная мечта – стать полным властелином своего облика. Последние нити, связывающие меня с Конфедерацией и родом человеческим, лопнули.

Отныне я был не более человек, чем те странные существа, поджидающие нас у замерзшего фиорда.

Глава 11

СВЯТЫЕ – НЕ БОГИ

Чинг, Хоно и я решили поделиться впечатлениями, чтобы прояснить ситуацию. Как и следовало ожидать, наши ощущения сильно отличались и были крайне субъективными, но в одном мы были единодушны: с нами произошли кардинальные изменения, и открывшаяся возможность управлять собственными микроорганизмами Вардена воспринималась нами одинаково.

– Но что это было? – спросила Чинг. – Неужто в самом деле Богиня?

– Наши спутники наверняка не задают таких вопросов. – Я не собирался начинать атеистическую пропаганду и слегка понизил голос. – Подозреваю, что мы каким-то образом вступили в ментальный контакт с кем-то из пришельцев. Или с разумом пришельцев ВООБЩЕ. Или еще с чем-то. Похоже, в горе находятся их энергетические установки, и мы – по-видимому, не без участия микроорганизмов Вардена? – связались непосредственно с ними.

– Но сны были такими странными… Я нетерпеливо кивнул:

– Поэтому мы и называем пришельцев "чужаками". Мы проникли в самую сердцевину их мозга и, вероятно, сознавали это, но настоящего контакта не произошло. Представь слепца, который внезапно прозрел, и ему тотчас показали сделанную с высоты фотографию леса, не объяснив, что это такое, – вот и мы примерно в таком же положении.

– Но как же то, что мы чувствуем… теперь?

– Этот краткий контакт позволил нам ощутить свои микроорганизмы Вардена, тем более что они наверняка были посредниками. Когда же он прервался, мозг уже обучился управлять телом при помощи микроорганизмов. Понимаешь, дорогая, на самом деле мы нисколько не изменились. Этой способностью обладает на Медузе все живое – просто пока это недоступно нашему пониманию.

– Э-ге-гей! Тари! Посмотри-ка на меня! – послышался голос Хоно, и нашим взорам предстала величавая богиня, воплощение грации и силы – настоящая небо-жительница.

– Я вообразила это и приказала своему телу измениться! – пояснила она. "Как все просто", – подумалось мне. Все утро мы экспериментировали и обнаружили, что наши возможности практически неограниченны. Мы могли отращивать и укорачивать волосы, изменять пол в считанные минуты и тут же восстанавливать прежний – этот любопытный процесс напоминал мультфильм, в котором движение состоит из нескольких статических картинок. Любое наше пожелание мгновенно сбывалось, как в старинных сказках. Преобразование самого себя было сродни искусству, но в процессе его даже значительное изменение массы тела было вполне возможно, видимо, микроорганизмы Вардена могли варьировать число клеток. Однако увеличить массу намного легче, чем уменьшить ее; последнее сопровождалось резким и чрезвычайно сильным болевым ощущением, но это была пустяковая плата за такое могущество.

Но подобные реорганизации невозможны без огромных познаний в биологии, биофизике, биохимии и множества иных дисциплин, чем никто из нас не мог похвастаться, и, стало быть, микроорганизмы Вардена получали требуемую информацию из постороннего источника. О его местонахождении можно было только догадываться. Вероятно, тут не обошлось без чрезвычайно мощных и быстродействующих компьютеров.

Как знать, не общались ли мы во сне с одним из таких компьютеров? С вычислительной машиной пришельцев, программа которой настолько сложна и непривычна для нас, что воспринималась как богоподобное существо? Это предположение вовсе не казалось мне абсурдным, а отсюда, в свою очередь, следовало, что микроорганизмы Вардена – искусственные образования, введенные в биосферы четырех планет Ромба Вардена с определенной целью. И кто еще, кроме чудищ у кромки залива, несет за это ответственность?

По-видимому, они уже обитали в здешних морях, когда на планету прибыла первая исследовательская экспедиция. Пришельцы не просто открыли Ромб раньше людей – они всегда были здесь. Не значит ли это, что они способны делать то же, что и мы, только гораздо лучше? Я на мгновение представил себе объединенную мощь четырех планет, населенных оборотнями, которые могут создавать и уничтожать все сущее одной лишь силой воли…

Но зачем тогда нужны роботы? Зачем понадобилось пришельцам идти на сделку с Четырьмя Властителями? И как понимать эти странные игры на льду?

Чем больше проясняются детали, тем непонятнее общее положение. Сложность задачи пленяла, но я на-* деялся найти решение – естественно, чисто теоретическое, а потом целиком посвятить себя семье. Я искренне считал, что это мое последнее приключение, тем более что волшебный дар стоил того.

– Великая Богиня превратила нас в ангелов! – в радостном исступлении воскликнула Кварла. Хоно, скептик по натуре, чей интеллект был несколько выше, чем у остальных дикарей, вела себя сдержанно. Но даже она не скрывала ликования – именно о таком могуществе мы мечтали.

– Мне сейчас пришло в голову, что Старейшие тоже тут побывали, – наклонилась ко мне Хоно. – Ужасные карги, правда?

Я сразу понял ее мысль. Может, конечно, способность к превращениям утрачивается со временем или же от частого применения, но теперь ясно: нынешний облик старейшин не что иное, как декорация. Наши товарищи живо обсуждали грядущие выгоды, и я не преминул воспользоваться случаем и набросился на них.

– По-моему, вы еще не осознали, чем теперь обладаете, – с жаром заявил я. – Этот дар используется в редчайших случаях, и только во благо, а не для того, чтобы пугать или забавлять. Это не просто огромное могущество – это священное откровение. Ему нельзя научиться или передать по наследству, и вы обязаны мудро распорядиться им.

Как я и надеялся, мое заявление несколько отрезвило их. Пора было подумать о возвращении. Какой бы мощью мы ни располагали, мне вовсе не улыбалось встретиться с ужасными тварями среди ночи, а в еще одной ночевке на Божественной Вершине я не нуждался. К счастью, мои товарищи сохранили хладнокровие и поняли меня с полуслова.

Хоно подняла копье, требуя внимания.

– Мы спускаемся, – сказала она.

– Нет. – Я на секунду задумался. – Проверим кое-что. Рискнем на небольшой эксперимент. – Я подмигнул Чинг и сосредоточился, мобилизовав все свои способности к самоконтролю и самогипнозу.

Окружающие изумленно уставились на меня. Микроорганизмы Вардена напряженно трудились над превращением Тарина Була в огромное летающее существо, следуя проекту, хранившемуся в памяти неведомого суперкомпьютера.

– Что это? – испуганно прокричал кто-то.

– Откуда я знаю? – каркнул я в ответ. – Но у этой твари прекрасные когтистые лапы, а главное – она может летать! Повторяйте за мной! Это единственный шанс миновать чудовищ!

И кроме того, вместо трехдневной изнурительной ходьбы по торосам долететь до дома меньше чем за сутки. Наконец-то я смог увидеть, во что превратился: передо мной сидели огромные черные птицы с человеческими глазами и необычно загнутым клювом; их крепкие лапы с угрожающего размера когтями могли не только схватить, но и разодрать добычу на куски.

38
{"b":"5654","o":1}