ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– А что теперь? – поинтересовалась одна из птиц.

– Пусть микроорганизмы работают! – ответил я. – Мы должны лететь, а значит, можем лететь! – Я неуклюже проковылял к краю площадки – за ним начинался обрыв; в лицо – или что там у меня получилось – ударил сильный ветер. Склон был не совсем отвесным, и торосы внизу показались мне слишком близкими. Если я где-то ошибся, от меня останется только мокрое место. Правда, в отличие от остальных я мог управлять собственным сознанием, но, если мне удастся взлететь, их вера должна будет смениться волей и решимостью.

Я сосредоточился, вновь взглянул по сторонам, и внезапно мне бросилась в глаза некоторая неоднородность воздуха. Не то, чтобы он, так сказать, затвердел – нет, скорее это были какие-то структурные различия. "Сильным прыжком оторваться от земли и взлететь!" – приказал я себе и бросился вперед и вверх, одновременно распахнув крылья.

Быстро миновав высшую точку, я по крутой траектории стремительно понесся вниз, и только недюжинное самообладание спасло меня от паники, сиречь от неизбежной катастрофы. Усилием воли я отдался своим инстинктам и передал управление непривычным мне телом микроорганизмам Вардена. Затем я почти под таким же углом стал набирать высоту, подбираясь все ближе и ближе к облакам! Я ЛЕТЕЛ!

Чинг, к своей чести, быстро поборола эмоции и тоже ринулась вниз; я описывал над площадкой большие круги. Наконец остальные тоже решились последовать нашему примеру.

Большинство тут же затеяло радостные, полные детского восторга игры, выписывая в воздухе всевозможные кренделя; казалось, этому не будет конца. Пришлось пресечь эти шалости:

– Впереди долгий и трудный путь. Не тратьте сил зря. Не забывайте, что мы не бессмертны!

– Но чрезвычайно сильны! – бросила в ответ Хоно. – Это настоящее блаженство! – Однако она спокойно передала мне бразды правления, и, собравшись в стаю, мы отправились в обратный путь.

Не предусмотрел я только одного – высоты. Учитывая наши довольно громоздкие тела и то, что в летном деле мы были новичками, рисковать группой на большой высоте было слишком опасно.

Так как чудовища могли без труда заметить огромных черных птиц, особенно располагая хотя бы простейшими поисковыми средствами, я старался проложить маршрут как можно дальше от них. Нам очень помогли воздушные потоки. Несмотря на то что они отчасти затрудняли управление, в конце концов мы научились их использовать и экономить силы.

– А вон и наши демоны! – прорычала Хоно, пристально вглядываясь в западном направлении. – Их опять четверо; наверное, это те же самые. Похоже, они нас не видят.

– Ну их к черту! – бросил я. – Мы не можем драться в этом обличье.

– Но ведь они убили наших друзей! – гневно возразил Шитцер. – Мы могущественны и сильны; нас благословила сама Богиня Медуза! Мы обязаны отомстить за наших сестер!

– Нет! – отрезал я.

Но мои слова пропали впустую. Невиданные возможности и религиозный экстаз, испытанный ночью, затмили здравый смысл моих друзей; кроме того, они были охотниками. Шитцер, Хоно, а за ними и все остальные резко изменили курс и стремительно бросились на неясные фигурки, маячившие вдалеке.

Набрав максимальную скорость, я предпринял отчаянную попытку остановить их.

– Это идиотизм! – прокричал я, но в этот момент пришельцы тоже заметили нас.

Во главе отряда вновь встала Хоно. Застигнутые врасплох чужаки сначала взмыли в воздух и рассеялись, но быстро перегруппировались, образовав ромб: это позволяло Им защищать друг друга. Мне показалось, что эта уловка им слишком хорошо знакома; дурной знак. Внезапно мне пришло в голову, что «демоны» не столько охраняют гору от массового паломничества, сколько служат своего рода приманкой.

Хоно атаковала пришельца, чей скафандр теперь виднелся совершенно отчетливо, но тот был явно готов к встрече. Трехметровые щупальца выдвинулись только сантиметров на пятьдесят. Хоно снижалась с огромной скоростью, но «демон» словно застыл и лишь в последнюю секунду молниеносно переместился на пару метров в сторону; Хоно не смогла уклониться. Мгновенно длинные щупальца ударили точно в цель. Теряя огромные перья, Хоно волчком закружилась в воздухе и камнем рухнула вниз. Прямо за ней в строй чудовищ врезались Кварл и Шитцер, а за ними – еще трое охотников. Поле боя превратилось в бесформенный клубок перьев и стремительно атакующих щупальцев; воздух наполнился криками.

Чинг все время держалась позади меня. Я резко сбавил скорость, пытаясь отвлечь внимание на себя, и мне это удалось. В плотном строе щупальце к щупальцу образовался довольно большой зазор, но, вместо того чтобы вырваться из западни. Тайн и Шитцер набросились на отвлекшегося чужака. Тайн вцепился когтями в пучок развевающихся щупалец и резко рванул. Раздался знакомый пронзительный крик, и шутки кончились. Из-подо льда с шумом выскочили еще с десяток "демонов", вооруженных странными приборами, напоминающими велосипедные рули. Они крепко держали их в двух выставленных вперед щупальцах. Из непонятных устройств вырвались мощные сгустки энергии; казалось, чужаков совершенно не заботит, кто попадет под удар – свои или чужие.

Сначала упал Тайн вместе с "демоном", за ним – Шитцер и еще двое. Мне оставалось только попытаться исчезнуть под покровом густых облаков.

– Тари! Осторожно! – Это была Чинг. Я кувыркнулся в воздухе, и в ту же секунду предназначавшийся мне луч вонзился в Чинг, и, беспорядочно вращаясь, она рухнула вниз. Развернувшись на сто восемьдесят градусов, я взмыл вверх и скрылся в густых низких облаках.

Некоторое время я пытался сообразить, что же делать дальше. Как только Тайн уничтожил одного монстра, оставшимся пришлось применить оружие, и исход битвы был предрешен. Рвение, с которым оно использовалось, свидетельствовало о полном безразличии чужаков к собственной жизни и жизни своих сородичей, но что-то удерживало меня от поспешных выводов.

Луч был слишком широк и больше подходил для грандиозной битвы, а не для охраны. Наверняка это оружие лишь временно выводит человека из строя, и сейчас противник дожидается, когда пораженные подадут признаки жизни. Разумеется, «демоны» были убийцами, но я сильно сомневался в том, что это их единственная цель. Иначе зачем все эти игры?

Я осторожно высунулся из своего укрытия, готовый при первых же признаках опасности нырнуть обратно. Как я и предполагал, внизу суетилось примерно с десяток чудовищ; цепочка тел лежала прямо перед ними. Кроме моих товарищей, уже принявших нормальный человеческий облик, пострадали еще три "демона".

Меня никто не заметил, и я, описав широкий круг над местом схватки, вновь скрылся в облаке.

Человеческих тел было только шесть; значит, кроме меня, ушел еще кто-то. В том, что Чинг внизу, я не сомневался, а она была мне дороже остальных. Я полюбил их всех, но они добровольно пошли на верную смерть, и теперь я надеялся только, что с наступлением сумерек пришельцы утратят бдительность, и я попробую спикировать, схватить Чинг и тут же скрыться в облаках. Я не знал даже, жива ли она, но пока меня волновало только одно: долго я продержусь в этом обличье, и хватит ли у меня сил.

Периодически выглядывая из облака, я убедился, что по крайней мере некоторые из моих товарищей живы. Они слабо шевелились, пытаясь приподняться, но монстры ударом щупальца или угрожающе приподнятой клешней заставляли их вновь опуститься на лед.

Если жив хоть один, то вполне возможно, что и другие тоже. Благодаря микроорганизмам Вардена наши способности к самовосстановлению были поистине безграничны.

Пришельцы действовали методично и профессионально, но излишне опрометчиво по отношению к людям, способным превращаться во что угодно – даже в самих инопланетян. Если меня собьют, я проделаю это без труда. Часа через два люди уже вполне придут в себя. Но если они мгновенно не уяснят мой замысел – изменить облик и силой пробиться на волю, их ничего хорошего не ждет. Если микроорганизмы Вардена являлись, как я предполагал, своеобразными периферийными устройствами огромного компьютера пришельцев, связь между ним и пленниками может быть в любой момент прервана, либо ограничена и взята под контроль. Кроме того, я не понимал почему медлят пришельцы. Если они хотели убить пленников, то могли сделать это уже давно и вернуться в родную стихию. Если они собираются допросить их – почему не переправят в более подходящее место? Похоже, они чего-то ждут. Я хорошо видел Чинг, но пока не могло быть и речи, чтобы неожиданно схватить ее и тут же смыться в облака, не попав под обстрел.

39
{"b":"5654","o":1}