ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Неудивительно, что Криган вскоре стал властителем.

Морах кивнул:

– На Ромбе Альтавары всячески старались ненавязчиво помешать любому проникнуть в тайну таких районов. С этой целью они часто прибегали к созданию всевозможных чудовищ. Для перехвата сигналов строились целые станции наблюдения, а по ним непрошенный гость легко мог догадаться о существовании Колдаха.

Агент немного поразмыслил:

– Значит, те демоны льда, с которыми я столкнулся на подступах к Божественной Вершине, не относятся непосредственно к Альтавару? Помнится, в пустынях Харона тоже обитали весьма странные создания.

– Да-да, нэрилы. Или, скажем, борки с Цербера. В некотором смысле это домашние животные, попытка сотворить биосущество, способное улавливать излучение микроорганизмов Вардена. Конечно, подобный опыт нельзя назвать удачным. Некоторым особям удалось бежать и приспособиться к жизни на воле. Но полученный результат настолько обеспокоил Альтавар, что дальнейшие работы в этом направлении прекратились.

– Я все-таки не понимаю, почему они приняли план Кригана.

– Очень просто. Альтавар чувствовал, что не готов к сражению. В том, что план Марека в итоге провалится, они не сомневались и согласились только потому, что рассчитывали таким путем получить много новой информации и стратегического, и военного характера. Однако мы оказались им не по зубам.

– И что же они теперь сделают с Конфедерацией? И с нами?

– Их небольшие, но хорошо вооруженные силы нанесут удар по наименее защищенным планетам Конфедерации. Та часть флота, которая не работает на Колдаха, отправится на свободную охоту. Конфедерация будет отброшена в далекое прошлое, в эпоху варварства и лишена выхода в космос – но не на всех планетах. Конечно, она будет держаться с фанатичным упорством, сожмется до удобных размеров, но спустя какое-то время подавит и последний очаг сопротивления. На самом деле, коллега, что они предпримут, неизвестно никому. Но скорее всего человечество ждет долгая и мучительная смерть.

– А что будет с Ромбом?

– Компьютеры Альтавара могут застабилизировать Медузу и даже отстроить заново, но скорее всего не станут этим заниматься. Мы расселим жителей Медузы на Лилит и Хароне, а затем перепрограммируем их к новой планете; если не их самих, то их потомков. Альтавар тактично не станет вмешиваться в ближайшие три столетия. Затем особи Колдаха один за другим покинут планету, микроорганизмы Вардена исчезнут и, насколько я могу судить, мы вновь обретем свободу и снова выйдем в космос. А может, и нет. Многое зависит от того, сумеет ли следующее поколение жителей Медузы приспособиться или же сохранит свою самобытность. Главное, чтобы не было проблем с воспроизводством – тогда уход Колдаха не приведет ни к каким отрицательным последствиям. А если за предстоящие три столетия мы научимся удерживать микроорганизмы Вардена или создадим их эффективный аналог, как сделал Альтавар, – мы вырвемся за пределы Ромба Вардена, выйдем в космос и станем основателями новой расы – ЧЕЛОВЕК ВСЕМОГУЩИЙ. И все это благодаря лишь одной силе воли.

– Узнаю бывшего биолога, – кивнул агент.

– Я и сейчас биолог. Рано или поздно при помощи Альтавара, а также церберианских компьютеров, развитию которых теперь ничто не помешает, мы найдем ответы на все вопросы. Но пока первоочередная задача – восстановить промышленность. У нас есть квалифицированная рабочая сила – беженцы с Медузы, и нужно только построить необходимые предприятия – сначала здесь, а потом и в космосе. Все лучшие инженеры и ученые уже давно на Ромбе, и теперь мы наконец-то обставим Конфедерацию.

– Вы уверены, что Альтавар не будет мешать?

– Нет, до тех пор, пока не почувствует, что мы и впрямь ему угрожаем. Но у нас в запасе еще три столетия. Если мы не успеем разобраться в микроорганизмах Вардена, то просто останемся здесь прозябать в дикости и варварстве и навсегда распрощаемся с Альтаваром и Колдахом. Когда-нибудь мы выйдем за пределы Ромба, найдем остатки человечества, уцелевшие после разгрома Конфедерации, и восстановим нашу цивилизацию – она станет неизмеримо могущественнее, чем прежде. Работы хватит и нашим детям, и внукам. Главное – не повторять старых ошибок, и тогда наших потомков ждет поистине блестящее будущее.

Морах откинулся назад, сделал большой глоток и закурил ароматную харонианскую сигару.

– В следующий раз, – продолжил он, – наступит наш черед быть демонами – а может, и богами. Как вам эта перспектива, мистер Кэрролл? И какую роль вы отводите себе в этом грандиозном строительстве?

Агент поудобнее устроился в кресле и положил ноги на стол.

– Мне кажется, на Ромбе найдется место и для меня. Вернее, для нашей четверки. Но сначала, если позволите, я закончу одно дельце.

– Посмотрим. Теперь, когда все карты раскрыты, у меня возникло странное ощущение, будто вы что-то от меня утаили.

– Нет-нет, ничего существенного, – заверил агент шефа Службы безопасности. – Небольшое личное дело.

9

Он провел пару недель на Цербере в обществе Квин и Дилан, которые с радостью приняли Буру и Анджи и были вне себя от восторга, что дети попадут в "лоно семьи". Малыши ничем не отличались от сверстников, хотя Дилан не без зависти отметила, как безболезненно они появились на свет. Несмотря на уход Колдаха, они развивались вполне нормально, впрочем, Альтавар, без сомнения, продолжал передавать их микроорганизмам Вардена необходимую информацию через компьютерную сеть Снарка.

В то же время Альватар без всяких объяснений исключил беглецов с Медузы из списка «абонентов» компьютера, и, ко всеобщему удивлению, микроорганизмы в них стали совершенно нейтральны. В отношениях между симбионтами появилось нечто новое – можно сказать, возникла новая разновидность человека, который полностью зависел от штаба Мораха.

Огромный патрульный крейсер доставили в систему Вардена и в считанные дни превратили в огромный орбитальный завод, в то время как на спутниках Момрата с помощью Альтавара налаживалось совершенно новое, еще не знакомое человечеству производство.

Думонис неохотно принял официальную должность властителя Цербера, но теперь в этом назрела необходимость. Однако он тесно сотрудничал с командой Мораха и старался переложить как можно больше обязанностей на Квина Занга.

Парк с Дарвой по предложению "мистера Кэрролла" провели короткий отпуск на юго-западном побережье южного континента Харона. После небольшой тренировки под руководством учеников доктора Думониса они взяли на себя всю административную работу на Хароне – чего и хотел Морах. Как он и предупреждал в свое время Парка, его амбиции простирались гораздо дальше титула простого властителя, к тому же и Хароном управляли строго по его указке.

Кол Тремон почувствовал тягу к уединению и отправился в исследовательскую экспедицию к северному полюсу Лилит, а потом надолго застрял на юге, в компании местных ученых, дожидаясь дальнейшего развития событий.

"Мистер Кэрролл", покончив с неотложными делами и вопреки всем советам, вновь отправился на Харон. Талант Упсир тоже был там – такой же жизнелюбивый и порочный. Он остался не у дел – бывшие подданные потихоньку отвыкали от вездесущих камер, и мысль об абсолютном господстве пришлось отложить – похоже, на долгие годы.

Со смешанным чувством "мистер Кэрролл" подвел челнок к причальной палубе огромной станции Упсира, которая была теперь на орбите Харона. С тех пор как окончилась война, властитель не покидал ее и всем заправлял его неизменный спутник и "второе я", Хэйвел Канцер.

Резкий сигнал оповестил о стыковке; «Кэрролл» вышел из челнока и вошел в шлюзовую камеру. Проекторы вновь облучили его, но теперь он ничуть не встревожился. Он уже выяснил, что его тело и впрямь было инфицировано микроорганизмами, но не настоящими, а искусственной версией Альтавара с нейтральной программой. Теперь дезинфицирующее излучение ему нипочем.

За внутренней дверью его уже ждали два вооруженных охранника:

65
{"b":"5654","o":1}