1
2
3
...
11
12
13
...
58

– Но ты же бежала и от него! – вскричала Чо Дай.

– Не совсем. Они проанализировали все, что сделали генетики и биохимики, работавшие на моего отца, и добавили еще кое-что. Впрочем, эти изменения не наследуются. Им нужны были и мой разум, и мое тело, – но они хотели обеспечить свою безопасность, ведь мне предстояло работать с их лучшими компьютерами. Первоначально Мельхиор был исследовательской станцией, где Главная Система создавала марсиан. Там остался небольшой, но вполне работоспособный трансмьютер. Они использовали его во многих экспериментах. Капитан Колль – хороший пример тому.

– Я знакома с этим агрегатом гораздо лучше, чем ты можешь подумать, дорогуша, – загадочно заметила Рива.

– В любом случае они меня переделали. Всю. Целиком. Остальное пусть вам расскажет Звездный Орел.

– Клейбен не хотел, чтобы Хань повторила на Мельхиоре то же, что устроила в Центре, – сказал пилот. – Вот зачем ему понадобилась ее слепота. Хань не просто не видит, из ее мозга убраны все центры для обработки зрительной информации. Эта модификация не генетическая, ее дети будут зрячими. Возможно, существует способ устранить эти повреждения, но я их не знаю. Кроме того, вся биохимия ее тела и мозга перестроена таким образом, что беременность для Хань – естественное состояние и в промежутках она практически не в силах управлять собой. Плюс ко всему ее устойчивость к вредным влияниям просто поразительна. Она будет очень медленно стареть и чрезвычайно быстро выздоравливать. Вполне возможно, что ее способность к воспроизводству сохранится в течение шестидесяти – семидесяти лет.

Все пораженно молчали. Шестьдесят, если не семьдесят, лет в беременности как в естественном состоянии...

– Даже в мое время знали средства управиться с такими фокусами, – заметила наконец Рива Колль. – Можно обмануть организм, или, уж если на то пошло, убрать насовсем кое-какие детали.

– Только не в этом случае. Ее тело рассматривает любой доступный мне способ воздействия как болезнь и нейтрализует его. То же самое происходит и с психохимией. Клейбен знал, что Хань уже использовала ментопринтер и химическую регуляцию, и позаботился о том, чтобы это не повторилось. Что касается предложения удалить репродуктивные органы, то тогда она станет неизлечимо душевнобольной. Пуля в голову, и то было бы милосерднее. Видите ли, они запустили ее ментокопию в компьютеры, и те разработали замкнутую систему. Быть может, Клейбен надеялся вывести собственную расу сверхлюдей, не знаю. Но пока Хань беременна, она может полностью распоряжаться своим разумом и способностями.

– Ну что ж, теперь по крайней мере все стало ясно, – с неожиданным оптимизмом заметил Козодой. – Нам необходим ее мозг, так что, как только ей что-нибудь понадобится, она это получит. Раз нам так или иначе придется растить второе поколение, то не исключено, что именно на его долю выпадет добыть последний перстень. Итак, нам нужна колония.

– Дело темное, вождь, – вмешался Ворон. – Проблема не только в этом. Я, как только услыхал об этих трансмьютерах, сразу смекнул, что это отличный способ попасть на любую планету, но теперь вижу, что все не так просто. Во-первых, у Звездного Орла нет ни кодов, ни всей этой генетической дряни, чтобы нас переделать, а во-вторых, даже если у него получится, это будет билет в один конец, а мне что-то не хочется превращаться в чудовище, не говоря уж о том, чтобы застрять навсегда и чужом мире, пока кто-то другой будет запихивать эти чертовы перстни в задницу Главной Системе.

– Мудрое замечание, – согласился Козодой. – Но, боюсь, нам придется прибегнуть к трансмьютеру, по крайней мере в самом начале, и хотя такая жертва может потребоваться от любого из нас, а может быть и от всех, я не имел бы права никого просить об этом, сам оставаясь в стороне. Лично я готов принести любую жертву, вплоть до мучительной смерти, чтобы положить конец тирании, – но только в том случае, если эта жертва не будет напрасной. А если в результате нашими повелителями окажутся Ласло Чен или Айзек Клейбен, которые ничуть не лучше, я и пальцем не шевельну. Я достаточно знаком с историей, чтобы понимать, что сделать переворот и совершить революцию – далеко не одно и то же. Я предан нашей революции, насколько может быть предан человек, но я решительно не желаю заменять Главную Систему чудовищем в человеческом облике.

– Боюсь, я все же должен настаивать на устройстве планетарной базы, – вставил Звездный Орел. – Чтобы превратить этот корабль в нечто более удобное, мне потребуется время, и, кроме того, я нуждаюсь в независимости и активных действиях.

– Ну ладно, договорились, – сказал Ворон. – Вот мы высаживаемся, вот мы строим базу. А дальше что?

– Я уже говорил, пиратство, – ответил Козодой. – Нам необходима мобильность. У нас единственный действующий супертранспорт во всей известной Вселенной, но нам нужен и другой корабль, а еще лучше – несколько. Во-первых, мы выпотрошим их банки данных, во-вторых, переделаем. Оружие. Датчики. Собственная система связи и коды. Тогда настанет время выйти на флибустьеров. К этому моменту мы уже приобретем некую репутацию, но нам понадобятся разные сведения. Перед тем как отправиться на какую-то планету, надо знать о ней. Что там за люди? Какова культура, язык, медицинские и биологические трудности? Кто стоит у власти и на чем она основывается, кто, проще говоря, может носить большой золотой перстень с узором? И знает ли кто-то о том перстне, о котором не знаем мы? Шаг за шагом, понемногу, с безграничным терпением и настойчивостью мы добьемся своего.

– Это невозможно, – сказала Хань.

– Вовсе нет. Трудно – да. Опасно – да. Надежно? Ни в малейшей степени. Но дело определенно не невозможное. Я все время обдумывал это, пока голова не затрещала, и, кажется, додумался. Теперь я знаю то, что Ворон, Вурдаль и Чен знали с самого начала. – Он пристально взглянул на кроу и карибскую красавицу. – Принцип требует, чтобы возможность успеха, пусть даже самая мизерная, сохранялась всегда, не так ли?

Кроу ухмыльнулся:

– В самую точку, вождь. Ты куда умнее, чем я думал. Рано или поздно мне пришлось бы это объяснять, но ты избавил меня от лишних хлопот.

– Я что-то не возьму в толк, – сказала Танцующая в Облаках. – Прошу простить мое невежество, но мне нужны объяснения. Я понимаю, что есть злой властелин и талисманы, которые могут лишить его могущества, но для чего это необходимо?

– Не расстраивайтесь, – сказала Хань. – Я понимаю не больше вашего.

– Вспомните историю, – настойчиво сказал Козодой. – Главная Система необычайно могущественна, но она всего лишь компьютер. Компьютер, сконструированный людьми. Все ее действия – не более чем интерпретация команд, которые создатели этого компьютера в него вложили. Подумайте об этом. Команд. Ему дали команду найти способ помешать человечеству уничтожить себя сейчас и предотвратить подобную ситуацию в будущем. Это как в классической сказке о договоре с демоном. Из страха или безрассудства люди вызвали могущественного демона и предложили ему полную власть над собой в обмен на безопасность. Они, как могли, старались не сглупить, но демон – на то он и демон – оказался намного умнее любого из простых смертных и, естественно, нашел лазейку. Он исполнил их желание – и овладел их душами, а также душами их детей и внуков до последнего колена.

– Но они должны были что-то подозревать, иначе не создали бы перстни, – отметила Хань.

– Именно так. Другими словами, это была часть сделки. Демон ведь тоже обязан был буквально исполнить желание. Перстни – талисманы, как их называет моя жена, – всего лишь символизируют собой определенные гарантии. Они должны находиться в руках людей, облеченных властью, и, если перстень потерян или уничтожен, немедленно изготавливается дубликат и вручается тому же властителю. Но если смотреть глубже, это значит, что Система должна обеспечить любому человеку право отправиться на поиски перстней, найти их и использовать. Это право заложено в основной программе Главной Системы, не подлежащей изменениям. Теперь вам ясно?

12
{"b":"5655","o":1}