1
2
3
...
13
14
15
...
58

– Таких, как Колль...

– Да, таких, как Колль. Но после того, как оно.., поест еще раз.., у вас ведь нет стабилизирующих составов. Оно станет свободным и сможет делать это по собственной воле. Оно убьет вас всех и поглотит вашу память и ваши знания. Оно хочет само завладеть перстнями. Безумное чудовище мечтает стать богом!

Козодой уставился на хрупкую Риву Колль.

– Бред собачий, – уверенно сказала она. – Я не очень хорошо знаю, что такое быть в своем уме, но я определенно не собираюсь вас поедать. Он говорит правду – в самом начале я была всего лишь животным, убийцей. Но чем чаще я принимала образы других людей, тем больше очеловечивалась сама. Вся их память, все их знания хранятся здесь, в моей голове, а может быть, рассеяны по всему телу – не знаю. Я даже не понимаю, как это действует. Единственное, чего я не помню, – кем я была в самом начале. Это знает только он. Вы что, думаете, мне очень нравилось убивать Колль и всех остальных? Не я выбирала их, а он. Чтобы сохранить меня, исследовать и сделать множество таких же, как я, но подвластных ему. Так сказать, своих собственных Валов. Мне, конечно, нужны перстни, но не только для себя, и никто не справится с такой властью в одиночку, даже я. Но без меня вам не добыть их, вождь. Я могу отправиться на любую планету, к любым существам, стать одним из них и сразу же знать все порядки. Для меня плевое дело стянуть перстни прямо с пальцев тех, кто их носит. А вы этого не можете.

– Сомневаюсь, чтобы это было так просто, даже для нее, – подал голос Клейбен. – Но теперь вы, надеюсь, понимаете, почему я не осмеливался подойти ближе? Вы не в состоянии удержать ее, Козодой, а я буду драться насмерть, прежде чем позволю ей коснуться меня.

Козодой пристально посмотрел на Риву Колль. Он предвидел, что ему придется принимать трудные решения, но никак не предполагал сразу же столкнуться с такой проблемой.

– Ну что ж, капитан, или кто вы есть. Я не могу остановить вас, если вы пожелаете убить нас всех, но вы и сами знаете, что не сможете завладеть кораблем. Корабль принадлежит Звездному Орлу. Теперь только от вас зависит, потерпим ли мы неудачу с самого начала или нет. Итак, или Клейбен, или перстни. Что скажет Хань?

– Видят боги, если они есть, как я ненавижу и презираю этого человека. Но если мне придется выбирать, он или перстни, я встану перед ним на колени и буду лизать ему задницу, пока они не выпадут оттуда.

– Это же нечестно! – разозлилась Колль. – Десять лет я мечтала, чтобы этот выродок попал в мои руки и можно было бы замучить его насмерть – по-настоящему медленно! Уж его-то я не съем. Я не желаю им становиться и не желаю его понимать. И вот, когда он в наших руках, мне говорят, чтобы я чмокнула его в щечку и помирилась!

Но Козодой уже начал схватывать детали более общей картины. Хотелось бы знать, мелькнуло у него в голове, кто был художником.

– Вот почему вы здесь, Колль, или как вас там. Вот почему вы с нами, а не на Мельхиоре, под властью Главной Системы. Вы говорили, что можете одолеть любого. У меня нет причин сомневаться, но смогли бы вы сделаться Валом? Или компьютером?

– Конечно же, нет, олух!

– Главной Системе все равно, сколько людей ей придется убить. Она вас изучит, проанализирует и разложит на составляющие для окончательного исследования. Она не задумываясь выжжет все живое на Мельхиоре, если решит, что это необходимо, чтобы избавиться от вас. Вы попали сюда не случайно. Ваше имя было в списке Ворона. Вы здесь именно по тем причинам, о которых только что говорили, – но дело требует общих усилий. Обдумайте это. Если вы не в состоянии владеть собой, вы для нас бесполезны. – Козодой повернулся к связному устройству.

– Клейбен, вы мне совсем не нравитесь, и я ни на йоту вам не доверяю. Но если вам есть что предложить, попробуем договориться. Я мог бы использовать ваш корабль, но в состоянии обойтись и без него. Здесь никто и слезинки не прольет, если я прикажу разнести вас на кусочки. Вы для меня – лишняя проблема и лишняя роскошь. Так объясните мне, почему я могу себе ее позволить.

– Мои знания, мои навыки, мой опыт, – незамедлительно ответил ученый. – У вас есть специалист по компьютерам и парочка отличных вояк, но нет ни одного стоящего ученого-экспериментатора. На борту моего корабля находятся резервные копии результатов двадцати с лишним лет исследований на Мельхиоре. Эти данные уникальны и бесценны, но они закодированы моим личным шифром. Кроме того, как вы уже упомянули, есть еще наш корабль, а также опыт и контакты Нейджи, которыми тоже не следует пренебрегать. Он и раньше бывал в космосе и знает флибустьеров – кому можно верить, а кому нет. Не думаю, что вы откажетесь от всего этого, – иначе я не стал бы гнаться за вами.

Козодой повернулся к остальным:

– Приглуши-ка связь, Звездный Орел.

– Сделано. Но мы слишком медлим. Козодой. Нам пора двигаться дальше.

– Дело стоит риска. Это не худшее, что у нас было, и не худшее, что у нас будет. Так, теперь слушайте все. Я хочу знать мнение каждого. Клейбен прав. У него есть нужные сведения, а у Нейджи – связи. У них есть корабль, который можно использовать и который не придется переделывать, чтобы освободить от управления Главной Системы. Но можем ли мы доверять этим людям? Нет. Их дела говорят сами за себя. Они не дьяволы, просто их заботит только собственная персона. Нам с ними будет нелегко. Ворон?

– Тащи их сюда, вождь. Мы с Манкой о них позаботимся. Я, знаешь ли, думаю, что они действительно будут сотрудничать, пока ситуация не переменится. И потом, это отличный способ получить их корабль. А если они начнут зарываться, их всегда можно убрать.

Вурдаль подавила смешок:

– Мы же агенты безопасности, Козодой. Это наша работа, и мы в ней кое-что смыслим. Они у нас будут как шелковые.

– Сестры Ч о?

– Эти люди ничуть не хуже тех, кого мы уже встречали. Если они способны на что-то доброе, дадим им возможность это доказать, – сказала Чо Дай. Ее сестра молча кивнула.

– Танцующая в Облаках?

– Я согласна со всем, что бы ты ни решил, – ответила она. – Я не уверена, что злодей может сразу стать добрым, но если мы откажем им в этой попытке, то чем мы лучше их?

– Звездный Орел?

– В любом случае следует принять их на борт. Здесь они хотя бы будут под надзором. Клейбену так или иначе придется связываться с моими банками памяти. Я буду в курсе всего, что он делает.

Козодой вздохнул.

– Итак, слово за вами, Колль. Подумайте вот о чем. На этот раз Клейбен скорее будет в нашей власти, чем мы – в его, и, если он попытается нас предать, я отдам его вам – делайте с ним что хотите. Ну, как?

Колль, похоже, уже овладела собой:

– Ладно, только держите его подальше от мостика. Лучше всего заприте куда-нибудь. На планете он будет на моей территории, и если сможет поладить со мной, то и я смогу с ним поладить. Но только не здесь. Не на "Громе".

– Включить связь, – скомандовал Козодой. – Итак, доктор, мои друзья единодушно решили пригласить вас на борт. Но единственный член экипажа, у которого были возражения, настаивает, чтобы во время пребывания на нашем корабле вы находились в изоляции и не появлялись на мостике. Если вы согласны на эти условия, приближайтесь на умеренной скорости и приготовьтесь следовать указаниям нашего пилота. Приняв вас на борт, мы сразу войдем в прокол, так что до соответствующих распоряжений оставайтесь на своем корабле.

– Понял. Принято. Вы об этом не пожалеете.

– Может быть. А может быть, и нет, – ответил Козодой. – А вот вы можете и пожалеть, – негромко добавил он.

На всю операцию потребовался почти целый час, но Звездный Орел знал свое дело и полностью овладел системами большого корабля.

Как только корабль Мельхиора оказался в трюме, пилот не медлил ни секунды. Огромные двигатели "Грома" взревели, и через несколько минут он вошел в прокол.

На этот раз неприятные ощущения действительно оказались слабее, а галлюцинаций не было вовсе, и все же пассажиры вздохнули с облегчением, очутившись "на той стороне".

14
{"b":"5655","o":1}