ЛитМир - Электронная Библиотека
* * *

– Похоже на птиц, но они никогда не подлетают настолько близко, чтобы сказать наверняка. – Теперь Ворон был в самодельной набедренной повязке из двух полотенец, заткнутых спереди и сзади за пояс с пистолетом.

– Когда-нибудь нам все равно придется войти в джунгли, – сказал Клейбен. Он был одет в шорты, тенниску и спортивные туфли. Каждое движение по-прежнему давалось ему с большим трудом, однако новый мир очаровывал и восхищал его. Даже по ночам, мучаясь судорогами во всех мышцах, он завороженно любовался густой звездной россыпью в просветах между облаками. – Насекомые и споры это, конечно, замечательно, но нам нужно что-то еще. Судя по моим наблюдениям, эти птицы, или как их еще назвать, не совсем то, что мы думаем.

Терраформинг был одной из тех технологий, которые Главной Системе пришлось создавать с нуля. Даже на Марсе, где все сводилось в основном к орошению и посадке густой растительности, для поддержания экологического равновесия приходилось модифицировать и стабилизировать различные виды растений и животных с учетом их будущего взаимодействия.

На этой планете, видимо, тоже была предпринята попытка создать экосистему по образу земной, и, хотя местные насекомые далеко ушли от земных прототипов, их роль в экологическом балансе осталась прежней. К сожалению, многие из них кусались, но, слава Богу, были неядовиты.

Труднее всего было привыкнуть к жаре и влажности, а сила тяжести порой казалась просто убийственной. К незнакомым запахам они притерпелись быстро и едва замечали их. Наконец-то Ворон без опасений мог закуривать свои половинки сигар, продублированные втихаря на продовольственном трансмьютере. Образец недокуренной сигары он предусмотрительно захватил с собой еще с Земли.

На исходе второго дня Ворон освоился достаточно хорошо, чтобы предпринять кое-какие исследования, но было очевидно, что Клейбену это пока не под силу, хотя в действительности местная сила тяжести была даже немного меньше, чем на Земле, где он родился. Не желая оставлять Клейбена наедине с истребителем и прочим оборудованием. Ворон запросил подкрепление.

– Пришлите Вурдаль и Нейджи, и поскорее, – сказал он. – Нам пора двигаться дальше.

Новички, к его удивлению, гораздо лучше справились с внезапным изменением силы тяжести. Оказалось, что, узнав о неприятностях, постигших первых разведчиков, Звездный Орел раскрутил корабль вокруг продольной оси, создав таким способом некое подобие искусственной гравитации. Поначалу Вурдаль и Нейджи двигались с некоторым напряжением, но, хорошенько выспавшись в импровизированной палатке, продемонстрировали чудеса выносливости.

День был ясный и солнечный. Вдали, над морем, горизонт заштриховал мелкий дождик, но на остров не пролилось ни капли. Ворон открыл ящик с аварийным комплектом и, к удивлению долговязого Нейджи, вручил ему пистолет.

– Возможно, тебе придется спасать свою шкуру, а то и мою тоже, – объяснил кроу. – И еще тебе нужен старый добрый нож. Звездный Орел скопировал лучший клинок, какой у меня был.

Он протянул Нейджи длинный плоский нож и пояс с ножнами.

– Здесь больше подошло бы мачете. – Взглянув на густые джунгли, Нейджи взвесил нож на руке и, сунув его в ножны, взял пистолет и прицелился в ближайшее дерево. – Я.., м-м-м.., думаю, что небольшая проверка не помешает.

Суровое лицо Манки Вурдаль осталось бесстрастным.

– Никаких проверок, – сказала она. – Если Ворон не вернется, я прикончу доктора, а потом возьмусь за тебя.

Нейджи пожал плечами, как бы говоря: "Вы это серьезно?" – и повернулся к Ворону:

– Ну что ж, пожалуй, можно начать прямо сейчас. Не то чтобы я рвался в бой, но это надо сделать, если мы хотим выжить в этой теплице.

Ворон включил портативную рацию, извлеченную из скафандра и помещенную в отдельный корпус.

– "Гром", слышите меня?

– Превосходно, – отозвался Звездный Орел. – Я буду на связи. Как там наш доктор?

– Отлично, – буркнул Клейбен и взглянул на уходящих. – Принесите побольше образцов. Растения, насекомые, морская вода... Может, вам удастся поймать одну из этих птиц, или как их там. И еще, Арнольд... Ты уж постарайся, чтобы вы вернулись вдвоем.

Нейджи снова пожал плечами:

– Итак, куда мы направимся, о бесстрашный первопроходец?

– Туда, – лаконично сообщил Ворон, указывая ножом в пространство между двумя укутанными в облака вулканическими пиками. – Это кратчайший путь к морю, если карта не врет.

На границе застывшего лавового потока они в нерешительности остановились.

– Не думаю, что здесь водятся по-настоящему опасные растения или животные, – сказал Ворон, – хотя и неизвестно, что именно Главная Система взяла за образец. Но в конце концов она должна была спасти человечество, а не уморить его.

Путь с самого начала оказался нелегким. Встречаясь с джунглями, лавовый поток отнюдь не кончался, и под густой растительностью часто скрывались трещины и расщелины, словно нарочно сделанные для того, чтобы неосторожный путешественник сломал себе ногу. Ворон и Нейджи без остановки работали ножами, радуясь, что догадались надеть прочные, на толстой подошве ботинки от скафандров.

Наконец они наткнулись на совсем древние скалы, покрытые слоем мягкой, пружинящей под ногой почвы. Но едва они ступили на нее, в воздух поднялась целая туча разнокалиберных крылатых созданий. Те, что были побольше, жужжали довольно грозно.

– Если Клейбену так нужна его коллекция, пускай идет сам, – отмахиваясь, сердито проворчал Ворон.

Наконец они достигли невысокого, но довольно крутого откоса, за которым растительность кончалась и начинался гладкий плотный песок. Песчаный пляж, густо усеянный плавниками. Песок был серовато-коричневым, а море...

– Первый раз вижу кроваво-красную воду, – изумился Ворон.

Спрыгнув с откоса, Нейджи подошел к кромке прибоя и опустился на колени.

– Не кровь и не красная, – через минуту сообщил он. – И вообще вода тут ни при чем. Тонкий слой мельчайших животных или растений. По-моему, все-таки растений. Видимо, какой-то планктон. Десять к одному, что он не затянул весь океан только из-за ветра и штормов. Приливы здесь невысокие, большой луны у этой планеты нет.

Ворон удивленно уставился на него:

– Ты что, астроном?

– Нет, я, как и вы. Хватаю что где придется. Никогда не знаешь заранее, что и когда пригодится.

Ворон посмотрел на него с уважением. По роду деятельности, да и по складу характера, они с Нейджи были очень схожи, хотя кроу действовал в основном наобум, а Нейджи предпочитал более продуманный подход. Ворон подозревал, что в джунглях от Нейджи толку маловато, но в сколько-нибудь цивилизованной обстановке он может оказаться даже опаснее Клейбена.

– Вот что, Нейджи. Я знаю, зачем я здесь, а вот зачем ты?

– Возможно, нам стоит обменяться информацией, – отозвался тот. – Строго говоря, я как раз собирался задать вам тот же самый вопрос. Что касается меня, то это очень просто – затем, чтобы остаться в живых. Мы с вами прошли одну и ту же школу. Выживание есть непременное условие успешных действий. Я проворонил Мельхиор. Благодаря вам, между прочим. Администраторы такого не прощают, а побег обратил на нас внимание Главной Системы. Я заранее знал, что так получится, и поэтому решил лично возглавить погоню. Мне не хотелось быть там, когда Валы начнут ломиться в двери. На нас с Клейбеном навесили бы всех собак. Выход был один – бежать, а бежать оставалось только к звездам. Так что, когда Клейбен смотался на своем форсированном межзвездном драндулете и прихватил меня с собой-, у меня не было особых возражений. А вот вас я понять не могу. В чем дело? Жажда власти? Эти перстни могут кого угодно свести с ума на почве мании величия.

– Нет, – спокойно ответил Ворон. – Я здесь не по ошибке, я никого не предавал, и я не в бегах. Я просто делаю свое дело.

– Какое? Разогнать Мельхиор? Сколотить эту пеструю команду? Затащить нас всех сюда? Разъярить Главную Систему настолько, насколько вообще можно разъярить компьютер? На кого же вы работаете, если вытворяете такое?

18
{"b":"5655","o":1}