ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
#Одноклассник (СИ)
В погоне за счастьем
Сад бабочек
Наследие
Моя жизнь в его лапах. Удивительная история Теда – самой заботливой собаки в мире
Смертельный способ выйти замуж
Струны любви
Вигнолийский замок
Контракт на тело

– Видите ли, надо взглянуть на вещи с их точки зрения. Они вовсе не купаются в роскоши. От колыбели до могилы никто о них не заботится, у них нет постоянного снабжения, им не хватает запчастей, горючего, продовольствия – одним словом, всего. Это варвары высокой технологии, и не все они люди, с нашей точки зрения. Среди них много колонистов. Флибустьер, как правило, не живет, а пытается выжить, найдя себе укромный уголок вроде того, что нашли мы. Им нравится думать, что они не входят в Систему, и, безусловно, все они искренне в это верят, хотя на самом деле являются ее частью. Собственно, именно поэтому они способны продать даже собственную мать. Они убеждены, что Систему невозможно сломать, разве что немного согнуть, как это делали мы. И они убеждены в этом столь же твердо, как когда-то были убеждены и мы.

Козодой задумался над его словами:

– А что, если они решат, что есть шанс сломать Систему? Что они сделают?

– Скорее всего попытаются ее сломать, – ответил Сабатини. – Но это будет не войско, а толпа, и в конце концов они перестреляют друг друга, охотясь за перстнями. Причем те, кто не поверит в кольца. – будут направо и налево продавать Главной Системе тех, кто поверит.

– А кого-нибудь из них можно купить? Или нанять? Сабатини пренебрежительно, хмыкнул:

– Нам вечем их купить. А что касается наемников, которых не смогла бы переманить другая сторона, – об этом и говорить нечего.

Нейджи задумчиво подергал себя за бороду:

– Постойте-ка. Возможно, мы взялись за дело не с того конца. Единственное, чего они боятся, это сила. Вот почему Главная Система господствует над ними, хотя они и тешат себя мыслью, что это не так. У них есть своя аристократия и свои военачальники. Не у всех, но у многих. Эта Халиначи – скорее просто большой город, чем полноценная планета. Как и большинство флибустьерских планет, она очень мало населена. Когда я там был последний раз, ею правил некий Фернандо Савафунг. Если нам удастся заинтересовать его, мы получим реальную власть и изрядные ресурсы.

– Ну да, а потом он прикончит нас всех и сам отправится за перстнями, – заметил Сабатини. – С людьми его породы невозможно иметь постоянные дела. Он способен только поживиться за наш счет, а потом спрятаться за нашу спину. Нет. Лучше всего сделать парочку налетов, а потом пропустить пленников через ментопринтер, и они будут наши.

Вурдаль, а потом и Ворон услышали разговор и, заинтересовавшись, подошли поближе, но до сих пор слушали молча.

– Предположим, мы убрали этого лидера. Кто будет править? – внезапно спросила Вурдаль.

– Скорее всего следующий на очереди, – ответил Сабатини. – Но во всяком случае, не тот, кто его уберет. Неуязвимых людей не бывает, и он наверняка уже сделал все распоряжения на этот случай.

– А если убрать следующего и того, кто будет за ним?

– В конце концов вас раскусят. Кто-то окажется достаточно сообразительным и не посчитается с расходами, чтобы выследить вас и рассчитаться за своих предшественников, – хотя бы в целях собственной безопасности. Но даже если у вас хватит умения избежать этого, в чем я сильно сомневаюсь, следующий на очереди в страхе за свою шкуру вызовет Валов и обрушит на вас всю мощь Главной Системы.

– А если вместо этого предложить им сделку?

– Бесполезно, – вмешался Нейджи. – Они заключат ее, а потом сотрут вас в порошок, невзирая ни на какие сделки. Если вы окончательно решили влезть вдела флибустьеров, то остается только решить, сколько человек мы готовы на это положить.

– Нас или их? – небрежно поинтересовался Ворон. Козодой поневоле задумался. Вот что значит быть вождем. Сколько человек мы готовы положить... Кого и за что? До сих пор он не задавал себе этого вопроса. Сможет ли он приказать устроить бойню, если понадобится? Сможет ли он, чтобы сломить врага, стать таким же безжалостным и жестоким?

– А что, если убедить этого Савафунга, что Главная Система им недовольна? – спросил он. – Пусть он поверит, что без нас ему не удержать свою маленькую империю.

Все взгляды обратились к нему.

– Ты сообразил что-нибудь, вождь? – спросил Ворон.

– Нам нужна информация, – сказал Козодой. – Любая, очень подробная, а главное – свежая. "Молния" уже готова. Мог бы кто-нибудь отправиться туда и разнюхать все, не спустив на себя всех собак Главной Системы?

– Отчего же? – ответил Нейджи. – Но разумеется, только не тот, у кого на щеках такие татуировки. Здесь каждый знает, что они означают. Я там не был довольно долго, и меня мало кто знает в лицо. Сабатини тоже великолепно подходит: никаких меток, и он совершенно незнаком тем, с кем встречался.., м-м-м.., в своих прошлых жизнях. Я уверен, что удастся надежно замаскировать Ворона и Вурдаль. Итого, четверо. Больше нельзя – мы будем слишком заметны.

Сабатини зловеще усмехнулся:

– Я мог бы стать этим... Фернандо Савафунгом. Это бы здорово все упростило.

– Возможно, – отозвался Козодой, – но всего лишь на время. А если тебе потребуется стать кем-то еще? А если твои подчиненные решат, что это не выгодно, и пошлют тебя ко всем чертям? Нет, этот вариант следует оставить на самый крайний случай. – Он вздохнул. – Если бы я мог пойти с вами!

– Привыкай, вождь, – подбодрил его Ворон, явно обрадованный перспективой наконец-то заняться делом. – Пора тебе знать – вожди не ведут воинов в битву. Они стоят поодаль, на высоком холме, и управляют ею. И потом, кто-то же должен присматривать за Клейбеном.

Внезапно историк вздрогнул и прищелкнул пальцами.

– Ну конечно! – пробормотал он про себя. – Конечно же!

– Что такое, вождь? – поинтересовался Ворон.

– Пока мы тут торчали, я все время прокручивал в голове варианты, и вдруг, прямо сейчас, у меня наконец сошлось. Нас мало, и мы относительно слабы. По меткам Мельхиора любой сразу узнает, кто мы и откуда. Главной Системе известно, где находятся кольца, и, чтобы соблюсти условия, ей достаточно всего лишь позволить нам прийти в нужное место, а там уже нас будут ждать.

– Ну и что? – спросил Нейджи.

– Есть один древний анекдот об одном знаменитом воре, который побился об заклад, что некий богач в течение недели будет ограблен. И богач был ограблен, несмотря на все меры предосторожности, а когда он пришел вместе с полицейскими арестовывать вора, оказалось, что тот провел весь этот вечер в гостях у начальника полиции.

– Я слыхал эту историю, – сказал Нейджи. – Вор ведь не говорил, что именно он ограбит богача, а только что богач будет ограблен. И все его коллеги кинулись туда, рассчитывая, что они возьмут добычу, а в тюрьму сядет этот вор. Продолжайте. Я начинаю понимать ход ваших мыслей. Идея мне нравится.

– Мы пираты, а не секретные агенты. Что, если нам рассказывать всем и каждому, буквально каждому, о кольцах и о том, для чего они нужны? Что будет, когда этот слух распространится достаточно широко? Флибустьеры отправятся за перстнями, не так ли? Главная Система полагает, что на перстни покушаемся только мы, и на этом строит свою тактику. Изменим условия. Забросим приманку и будем ждать, кто на нее клюнет. А потом уже отберем перстни у тех, кому повезет.

– Сложно, но не сложнее, чем ломиться за ними самим, – согласился Арнольд Нейджи. – Но нам нужны новые корабли и новые сведения. Мы должны хотя бы на шаг опережать Главную Систему.

– Вот с этого и начнем. Связь. Разведка. Корабли. Подготовим имеющихся людей и наберем новых. Впереди много дел, но это уже реальная перспектива.

– Выглядит неплохо, – высказался Ворон, – но требует изрядного труда. И что, если мы не сможем проследить за всеми ворами? Вдруг они улизнут вместе с перстнями?

– Со сколькими? Ни один, ни два, ни три, ни даже четыре перстня ничего не дают. Даже если кто-то соберет все четыре, за пятым ему придется отправиться к Чену, а по закону и обычаям ни одному из флибустьеров не доводилось бывать дальше Мельхиора. Они там ничего не знают. Мы сможем предложить им пятый перстень. Мы сможем предложить и больше – инструкцию по их применению. Ведь в конце концов, запомните это, все кольца придется принести к самой Главной Системе, а наказанием за любую ошибку будет смерть.

25
{"b":"5655","o":1}