1
2
3
...
25
26
27
...
58

– Все это замечательно, вождь, но мы пока и сами не знаем этой твоей инструкции и даже места, где находится Главная Система.

– Может и так, но им-то об этом не известно. Наоборот, тревога, поднятая Главной Системой, доказывает как раз обратное. Подумайте. А когда кто-то, самый удачливый, соберет все кольца, ему придется принести их к нам. Или к Чену, если флибустьеры вообще узнают о нем. Но мы будем сговорчивее. Мы заключим сделку. Мы соберем все перстни.

Козодой, который оставил канал связи открытым, спросил:

– Звездный Орел, ты слышал?

– Слышал и согласен. Но начнем сначала. Прежде всего нам необходима информация и связи. А что же касается кораблей – тут мы сделаем пиратов "Грома" живой легендой!

Ворон с размаху впечатал кулак в ладонь:

– Черт побери! Так чего мы ждем?

5. ПРИЯТНАЯ ОСТАНОВКА

Над "Молнией" Звездный Орел потрудился на славу. Раньше у нее был корпус пулевидной формы из темно-серого металла, к бокам которого присоединялись два похожих, только меньших корпуса. Теперь промежуток между ними был аккуратно заполнен, форма их изменилась, а новая обшивка корабля цветом напоминала бронзу. Он стал похож на трезубый наконечник стрелы и на экранах локаторов сильно смахивал на корабли Валов.

Это был неплохой компромисс. Необычный корабль должен был вызвать любопытство у флибустьеров, но не тревогу, и в то же время обычный пилот Главной Системы только на предельно малом расстоянии мог распознать в нем врага.

Внутри "Молния" тоже изменилась. Драгоценные файлы Клейбена, доступа к которым он до сих пор так и не получил, и автономный компьютер, в котором они хранились, перекочевали в отсеки "Грома". Освободилось порядочно места, и теперь в случае необходимости "Молния" могла взять на борт всех. Дубликат камбуза из старого межпланетного корабля мог снабжать их провизией неопределенно долгое время, хотя и в ущерб качеству. Система вооружения была сохранена и тщательно проверена, а в кабине появилось новое оборудование, позволяющее эффективнее следить за окружающей обстановкой.

– Хотелось бы сделать больше, – извиняющимся тоном сказал Звездный Орел, – а будь у меня соответствующее оборудование да еще время, я бы с удовольствием построил несколько таких же кораблей. Но при том, что у меня есть, лучше не сделаешь. Мне пришлось просканировать и проанализировать его вплоть до молекулярного уровня, но если бы мы каким-то чудом оказались на верфи, я бы, возможно, еще разок вывернул его наизнанку. Однако я и так узнал достаточно такого, что можно будет применить и на других кораблях.

Нейджи скользнул в капитанское кресло. Оба передних места остались в прежнем виде, включая удобные кресла с привязными ремнями. Сиденья для остальных выглядели попроще.

– Теперь он не так похож на космическую яхту, – вздохнул бывший шеф безопасности. – Впрочем, для наших целей это лучше.

– А водить его трудно? – поинтересовался Ворон.

– Очень легко, если есть практика. Кстати, ты прав, прежде всего надо научить вас этому. Любой из нас должен уметь поднять этот кораблик и драпануть, если что-то случится с остальными. Сабатини, надеюсь, воспоминания Колль помогут тебе вести эту штуковину?

– Если на нем стоит стандартный интерфейс, то да.

– Прекрасно, значит, нас двое. Ворон, я не думаю, чтобы вы с Вурдаль сразу стали асами, но научить вас основам я смогу. Сабатини, садись во второе кресло и возьми на себя оружие, а я сперва проверю корабль сам и преподам им парочку уроков.

Он вытащил из-под кресла шлем:

– Это интерфейс, в сущности, точно такой же, как тот, что Хань использовала на "Громе". Надо надеть его на голову. Сначала вы почувствуете легкое онемение и рассеянность, а потом, наоборот – полнейшую сосредоточенность. Не пугайтесь: это пилот составляет схему рецепторов головного мозга и определяет оптимальное сочетание импульсов. Эта процедура занимает несколько секунд, а потом интерфейс подключает вас непосредственно к кораблю. С любого из этих мест можно как управлять полетом, так и вести огонь, но сейчас мы с Сабатини, например, поделим эти функции. Бортовой компьютер принимает решения намного быстрее нас с вами, так что в критических обстоятельствах лучше предоставить ему самостоятельность. При необходимости его всегда можно перебить или посоветоваться. В обычных случаях управляете вы, а если корабль будет поврежден, возможно, вам придется все делать самим, без компьютера.

Нейджи нагнулся к панели и набрал код на маленькой клавиатуре, потом перебросил тумблер и набрал еще один код.

– Я активировал оба интерфейса и задал им соответствующие функции, – пояснил он. – Прежде всего вы должны назубок выучить шифр. Вам дается всего три попытки. Если вы ошиблись первые два раза, интерфейс просто не включится. При третьей ошибке он сделает вид, что работает, но, едва вы наденете шлем, он погрузит вас в сон и продержит в таком состоянии до тех пор, пока не придет кто-нибудь, кто наберет верную комбинацию. Чистенько и безопасно. Ну ладно, сейчас я подниму корабль и взгляну, на что он способен, а затем дам попробовать вам.

Он надел шлем и откинулся в кресле; Сабатини сделал то же самое, и оба они, казалось, погрузились в глубокий сон. Так прошло несколько секунд, а потом Звездный Орел открыл створки грузового люка "Грома", и тогда "Молния" вздрогнула и ожила. Она плавно приподнялась на метр от палубы, медленно выплыла в открытое пространство и стала неторопливо удаляться.

Замигали контрольные огоньки, ожили экраны; на одном из них появилась уменьшающаяся громоздкая туша "Грома".

– Неплохо, но при таком управлении не очень-то поговоришь, – заметил Ворон, обращаясь к Вурдаль. Та равнодушно пожала плечами.

– С разговорами никаких проблем, – внезапно произнес спящий, казалось бы, Арнольд Нейджи. – Когда соединяешься с кораблем, он становится дополнением твоего тела, а не заменяет его. Разумеется, я могу отключиться от внешних импульсов, когда захочу, и целиком сосредоточиться на корабле. Иногда это необходимо.

"Молния" несколько раз вздрогнула, и Ворон услышал серию неестественных на слух коротких резких ударов.

– Это еще что? – спросила Вурдаль.

– Учебные стрельбы, – отозвался Сабатини. – Звездный Орел кое-что повыкидывал, и я малость попрактиковался по этому хламу. Ничего себе. Впечатляющее суденышко.

Тело Нейджи вздрогнуло, он несколько раз глубоко вздохнул, открыл глаза, сел и снял шлем.

– А теперь кто его ведет? – нервно спросил Ворон.

– Он вполне прилично летает сам по себе, а если что, спросит нас, – ответил Нейджи. – Ну, кто первый? Сабатини вас подстрахует, а оборонительную систему я поставлю на автоматику.

Ворон нервно облизал губы:

– До сих пор мне приходилось пилотировать только лошадь и каноэ. Я даже на скиммере не пробовал. Нейджи весело хмыкнул:

– Тем лучше, не придется переучиваться. Более опытные пилоты то и дело норовят сделать по-своему, а ты слушай компьютер и просто плыви по течению. По-моему, это проще, чем плавать в каноэ. Я в них вечно опрокидывался.

– С каких это пор у венгров завелись каноэ? – пропыхтел Ворон, пробираясь вперед. Нейджи усадил его в капитанское кресло и опустил на голову шлем.

– Вот так, – сказал он, – должна работать эта штука.

Ворон почувствовал мгновенное головокружение и обезоруживающую слабость. Все обычные мелкие ощущения внезапно исчезли, но сознание осталось. В какой-то мере восприятие даже обострилось. Ворон вспомнил многочисленные истории о выходе из тела, которые составляли часть мистической практики кроу. Он видел себя и остальных, причем со всех сторон сразу. Сперва это мешало, но потом он привык.

– То, что внутри, оставь в покое. – Негромкий голос Сабатини раздавался прямо у него в голове. – Смотри наружу, а то, что внутри, и так будет с тобой. Не думай, как сделать, просто делай.

26
{"b":"5655","o":1}