ЛитМир - Электронная Библиотека

У столика возник громадный чернокожий мужчина с треугольником на лбу, одетый в одни только узенькие плавки. Ворон взглянул на Вурдаль и с удивлением заметил, как потеплел ее неизменно холодный взгляд.

– Меня зовут Бату, – представился официант густым звучным баритоном. – Чем могу служить?

– Мне кружку пива, – ответил Нейджи. – Сабатини?

– Двойное виски с содовой, безо льда. И чтобы хорошее, не горлодер какой-нибудь.

Официант словно бы и не заметил нарушения этикета.

– Я бы тоже выпил пива, – сказал Ворон. – И не найдется ли у вас хороших сигар?

– Да, сэр. Какие желаете?

– Большие "гаваны".

– Как угодно, сэр. Леди?

– Ром с тоником, – ответила Вурдаль. Официант поклонился им и удалился.

– Бросили бы вы это дело, – посоветовал Нейджи Ворону. – А то рано или поздно курение вас убьет.

– Я буду счастлив, если проживу достаточно долго, чтобы умереть от курения.

Нейджи только пожал плечами:

– Ну и как вам нравится это местечко?

– Неплохо, – ответил Ворон. – После жизни в глуши иначе и быть не может. Теперь понятно, почему кому-то охота здесь править. Но просто удивительно, что Главная Система, зная о таких местах, позволяет им существовать.

– Я уже говорил, это взаимный интерес. Но я здесь всегда чувствовал себя на мушке. Стоит Главной Системе передумать – и баста. Будь я флибустьером, я бы все время жил на корабле, чтобы легче было в случае чего затеряться во Вселенной.

Официант принес напитки и узкую коробку сигар. Ворон жадно взглянул на них. Он уже успел забыть, что сигары могут быть целыми и такими большими.

Вурдаль огляделась.

– Уютное местечко и удобное, но нам не особенно подходит, – заметила она. – Какую информацию можно почерпнуть в баре, обслуживаемом рабами?

– Верно, – согласился Нейджи. – Но есть и другие места. У нас еще будет время для подробной разведки, а пока успокойтесь и наслаждайтесь жизнью. Немного погодя я попробую увидеться с самим стариком. Он меня хорошо знает, так что я могу рассказать ему обо всем, не рискуя схлопотать нож в спину.

– Савафунгу? Нейджи кивнул:

– Я... – Увидев, как напряглись остальные, он замолчал и, обернувшись, увидел перед собой Вала. Его отливающая вороненым металлом фигура здесь казалась особенно неуместной. Алые глаза внимательно изучали людей.

– Прошу прощения, – произнес Вал. – Я понимаю, что мое присутствие стесняет вас, и спешу уверить, что не получал никаких приказаний относительно этого заведения и тех, кто его посещает.

Ему, как ни странно, ответил Сабатини:

– Ты знаешь, что тебе здесь не место. Зачем ты пришел?

– Не ради флибустьеров. Наоборот, я намерен просить их о помощи. Вы слышали о колонии Мельхиор в Солнечной системе?

Сабатини кивнул:

– И что из этого?

– Там произошел побег. Угнано несколько кораблей, включая один межзвездный транспорт. Беглецы носят на лицах метки Мельхиора. Они обладают неким знанием, которым никому не дозволено обладать. Любой контакт с этими людьми может оказаться фатальным. Их корабль самый большой из всех, которые когда-либо строились, так что спутать их с кем-то другим невозможно. Видели вы этих людей?

– Во всяком случае, не здесь, – холодно ответил Сабатини. – Едва ли они осмелятся показаться в таком месте, не правда ли?

– Сами они – возможно, но у них были помощники среди персонала. Мы еще не совсем уверены, кто именно, но выясняем это. Если вы увидите их или кого-то, кто на них работает, немедленно уведомите нас, и вы не пожалеете. Это заведение лишь бледная тень той награды, которая ждет тех, кто поможет их арестовать. Тот, кто сделает это, уподобится богам.

Сабатини тихонько присвистнул:

– Похоже, они вам здорово нужны. Уж вы мне поверьте, как только я увижу их, сразу вспомню о вас.

– Очень хорошо. Я намерен покинуть эту планету сегодня вечером. Желаю вам хорошо провести время.

С этими словами огромное создание повернулось и исчезло за дверями бара.

Все порывались заговорить, перебивая друг друга, но Нейджи предостерегающе поднял руку, нагнулся и нашарил под столом крошечную гладкую пластинку толщиной не больше волоса, а размером с ноготь. Вал оставил "жучка".

– Черт бы побрал этих ублюдков, – с подчеркнутой досадой заметил Нейджи. – Идем, это место потеряло для меня всякую привлекательность. Поищем Амала и Джем и попробуем найти удовольствие в чем-нибудь другом.

Его спутники неразборчиво пробормотали что-то в знак согласия и, пока Нейджи аккуратно прилеплял "жучка" на прежнее место, встали и вышли. "Попечители", как их тут называли, отыскались через пару минут.

– Покажите нам наше жилье, – приказал Нейджи. Остальные в молчании последовали за ним.

"Попечители" привели их в номер люкс: круглая гостиная с кушетками, встроенным баром и развлекательным центром, окруженная четырьмя отдельными спальнями.

– Амал, я хотел бы видеть шефа по неотложному делу личного характера, – сказал Нейджи рослому блондину. Тот был явно растерян, услышав просьбу, не укладывающуюся в обычные стереотипы.

– Сделаю все, что смогу, сэр.

– Передай, что это касается Вала и нашего здесь статуса. Думаю, он согласится уделить мне минуту.

– Да, сэр. Я постараюсь. – Амал поклонился и вышел.

Нейджи сделал знак остальным наклониться поближе.

– Пока я не вернусь, не говорите ничего, что не предназначалось бы для посторонних ушей, – прошептал он. – Неизвестно, как далеко зашло дело.

Каждый понял его. Все они слышали голос Вала, голос человека, на которого тот был нацелен. Голос Козодоя.

* * *

Фернандо Савафунг был маленьким худеньким азиатом лет пятидесяти с тонкими черными усиками, аккуратной короткой прической и седеющими висками. Он обладал приятным голосом и манерами опытного адвоката. Только по усталым глазам и по тому, как он непрерывно курил сигарету за сигаретой, можно было понять, в каком напряжении протекает жизнь хозяина Халиначи и какой груз ответственности лежит на нем. В разговоре он время от времени вставлял испанские словечки.

– Да, сеньор Нейджи, я удивлен, что вы пришли ко мне по такому поводу.

Бывший шеф безопасности сидел, вальяжно развалившись в кресле, напротив правителя Халиначи.

– Я не привык встречаться с Валами в баре, – ответил он. – И в особенности к тому, чтобы они оставляли "жучков" у меня под столом. Как мне узнать, могу ли я свободно поговорить со своими спутниками?

Савафунг нахмурился:

– Это мне совсем не нравится. Значит, он вас знает?

– Сомневаюсь, иначе мы бы сейчас не беседовали. Скорее он затеял этот разговор в качестве отвлекающего маневра, а сам тем временем просканировал нас, измерил наше кровяное давление, частоту пульса, реакцию зрачков и что-то заподозрил. Думаю, что я могу по меньшей мере потребовать, чтобы ваши люди обшарили все места, где он побывал – и, кстати, мое жилье, – и навели там порядок.

– Немедленно позабочусь об этом. Я не могу себе позволить оставлять такие происшествия без внимания.

Нейджи кивнул:

– Отлично. В свете всего этого, думаю, нам пора потолковать и о другом.

Савафунг откинулся в кресле и зажег очередную сигарету:

– Итак, насколько я понимаю, слухи о безвременной кончине нашего дорогого доктора оказались несколько преувеличенными. Помня, насколько он умен и осторожен, я подозревал это с самого начала. Но устроил побег явно не он. Может быть, вы?

– Ну-ну... Это к делу не относится. Мы просто временно нанялись на работу, поскольку у нас не было особого выбора.

– Надеюсь, вы понимаете, что я мог бы назначить свою цену только за то, что я не позову сюда Вала и не подтвержу его подозрения?

– Могли бы, но не назначите. Вы не хуже меня понимаете, что в наше время любой вексель, выданный Главной Системой, может оказаться очень недолговечным. Но я мог бы обеспечить ваше молчание – или уничтожение Халиначи – всего лишь сообщив вам, из-за чего поднят весь шум.

29
{"b":"5655","o":1}