1
2
3
...
41
42
43
...
58

– Это ему Хань подсказала, – догадался Ворон. – И я совершенно согласен. Двадцать секунд – это слишком много. Того и гляди сюда нагрянет какая-нибудь пакость.

Те, кто не участвовал в операции, наблюдали за ее ходом с мостика "Грома". Огромный корабль, осторожно маневрируя, подошел к призу, а когда он наконец захватил его тянущим лучом и втащил внутрь, все дружно разразились радостными возгласами начали действовать.

* * *

– Не могу понять, для чего Главной Системе столько мурилия, – заметил Звездный Орел. Пролетев много световых лет, пилот наконец решил, что достаточно запутал следы, и принял "Молнию" на борт.

– А кто вообще способен ее понять? – возразил Козодой. – Прими во внимание, что мы без особого труда обнаружили и захватили один из транспортов. Отсюда следует, что это очень малая часть обычных поставок и ее утрата не причинит Главной Системе особых неудобств. Кстати, это всего лишь необогащенная руда. Прежде чем ее можно будет использовать, потребуется еще очистка и переплавка.

– Я справлюсь, – заверил его пилот. – Конечно, процесс будет медленным, но в моих банках данных есть соответствующие программы. Когда строился этот корабль, мурилий считался редким минералом, и до последнего времени я тоже так думал.

– Даже неловко, что мы так легко его захватили, – сказал Ворон. – Все равно что отнять конфетку у ребенка.

Козодой кивнул:

– Это меня и тревожит. Напрашивается вывод, что пресловутая война, которую ведет Главная Система, отнюдь не сводится к прямым столкновениям, иначе корабль был бы обязательно снабжен самоликвидатором и вооружен до зубов. Но есть и другая проблема. Мы нарушили Завет, договор между Главной Системой и флибустьерами. Она вполне могла услышать наши позывные, но, не зная, кто именно за ними стоит, она потребует, чтобы флибустьеры сами выследили и уничтожили нарушителей. А если они этого не сделают, у нее будет отличный повод стереть их в порошок.

– Ничего, хватит им разнеживаться, – вставил Сабатини. – Откуда, вы думаете, они берут свои корабли? Эти лоханки остались еще с тех пор, когда они действительно были пиратами и за ними всерьез охотились. Тогда это был крепкий, выносливый и решительный народ, но потом они заключили сделку, и нынешнее поколение – это уже обычные торгаши. С другой стороны, все они слышали, как Вал сам собирался пренебречь договором, и это работает на нас. Но особенно радоваться и в самом деле нечему. Флибустьеры, если им даст след, например, Савафунг, быстро разберутся, что к чему, и взвалят всю вину на нас.

– Главная Система отнюдь не глупа, – напомнил Козодой. – Она поймет, что без дополнительной информации мы, новички в этих местах, не смогли бы даже обнаружить нужный корабль. Благодаря тому, что успел выслать Вал, которого вы уничтожили, – модулю памяти, записям или чему-то еще, – Главная Система легко установит связь между нами и флибустьерами. Будь я на ее месте, я бы послал все Заветы к черту и, собрав флот побольше, проследил эту связь в надежде, что она приведет к нам.

– Халиначи, – кивнул Ворон. – Надо поскорее вытащить оттуда Савафунга.

– Если нам повезет, возможно, мы сумеем опередить Главную Систему, – сказал Звездный Орел. Двигатели "Грома" уже набирали мощность.

Но только через несколько дней они смогли известить Савафунга, послав кодированный сигнал через его ретранслятор. Козодой не хотел действовать слишком прямо из боязни ускорить тот самый исход, которого они старались избежать. После стычки с Валом и встречи с кораблем, наполненным солдатней, он старался быть предельно осторожным.

Они послали хозяину Халиначи нечто среднее между победной реляцией и предупреждением об опасности и стали ждать ответа. В зависимости от ситуации на планете и от того, часто ли Савафунг проверял свой канал связи, ответ мог прийти и через несколько часов, и через несколько дней. Ожидание было тревожным, но Козодой считал, что Главная Система в любом случае не в состоянии отреагировать немедленно. Ее флотилии, которую надо было еще собрать, предстояло пройти такое же расстояние, что и "Грому", и она не могла сделать это быстрее, чем он.

Между делом Звездный Орел трудился над захваченным транспортом. Загадочные интерфейсы для подключения людей к пилоту, которым здесь-то уж не было никакого логического объяснения, оказались на положенном месте, хотя и были скрыты панелями. Конечно, транспорт не был быстрым, изящным истребителем класса "Молнии", как хотелось бы, но и его можно было использовать.

Не имея ни техники, ни знаний для непосредственного перепрограммирования командного модуля, как это было сделано со Звездным Орлом, им пришлось прибегнуть к хирургии. По сути дела, это был компьютерный эквивалент лоботомии. Самосознание пилота транспорта было отсечено и изолировано, в результате чего он не мог ни функционировать самостоятельно, ни управлять какими-либо функциями корабля. Он превратился в бездумного раба, покорно ожидающего приказов.

Двигатели были сильно повреждены, но Звездный Орел разобрал их, пропустил детали через трансмьютер, используя в качестве образца части единственного уцелевшего агрегата, и восстановил исходную форму. Силовую установку и систему вооружения он переделал полностью. Внешне корабль ничем не отличался от самого обычного тихоходного и неуклюжего транспорта, однако всякий, кто вознамерился бы атаковать эту лохань, быстро убедился бы, что зубы у нее острые.

Прошло несколько дней, Савафунг молчал. Начались разговоры насчет того, что следовало бы послать на Халиначи "Молнию" и выяснить положение, но Козодой запретил.

– Если поселок захвачен, мы попадем в ловушку, а рисковать сейчас глупо. Подождем еще один день и отправимся дальше. У нас есть дела поважнее.

И вот наконец буквально в последние часы пришло сообщение от Савафунга:

"Пять дней назад нас захватили врасплох. Пятьсот человек под командованием двух Валов. Мы едва успели спуститься в убежище и только через несколько дней решились на прорыв. Мы запустили кучу беспилотных кораблей, чтобы отвлечь внимание, и ушли, сделав подряд несколько быстрых и рискованных проколов. Но нас осталось буквально горстка. Нам надо встретиться. Мне позарез нужен мурилий, а у вас его уйма".

– Мне кажется, это похоже на ловушку, – задумчиво произнес Ворон. – Трудно поверить, что при такой атаке кто-то мог уцелеть, если только его не отпустили нарочно. Будь я на месте Валов, я бы так и сделал, чтобы он вывел их на нас.

Козодой кивнул:

– Тем не менее заманчиво получить в союзники людей, которые чувствуют себя здесь как дома и обладают связями. Доктор Клейбен, у нас найдется аппаратура, чтобы узнать, не перепрограммирован ли человек на ментопринтере? Или вообще не дубликат ли это?

– Постараюсь найти, – ответил ученый.

– Мне недостаточно ваших стараний. Мне нужна полная определенность. Можете вы это сделать или нет?

– В таких вещах полной определенности не бывает, но я уверен, насколько вообще можно быть уверенным.

– Ну ладно. Только надо постараться предусмотреть любую неожиданность. Пустим в дело наш новый корабль и несколько ремонтных роботов. В конце концов хотя бы испытаем его. Пусть возьмет пять сотен килограммов мурилия и два истребителя из тех, которые мы переделали на дистанционное управление. "Молния" прикроет его, оставаясь вне радиуса действия локаторов, но в пределах дальности связи. "Гром" будет прикрывать "Молнию", одновременно используя ее как ретранслятор. Для выгрузки мурилия надо подыскать какое-нибудь голое и ровное место. Потом пошлем Савафунгу сигнал, а сами отступим. Оба истребителя и новый корабль будут вести наблюдение. Посмотрим, кто клюнет на нашу наживку. Звездный Орел, ты можешь с помощью сенсоров определить, есть ли на корабле трассер?

– Как уже говорил доктор Клейбен, полная определенность в таких вещах невозможна, но я буду следить за всеми используемыми частотами. Может быть, радиотрассер я и не опознаю, но наверняка замечу любой прибор, передающий данные о курсе, скорости, траектории и обо всем прочем. Возможно, они будут закодированы, но если код будет нестандартный и достаточно сложный, из этого легко сделать свои выводы.

42
{"b":"5655","o":1}