ЛитМир - Электронная Библиотека

– Нет возражений, – устало вздохнул Ворон. – Я уже начинаю привыкать к скуке.

* * *

Икира Сукота ушла совещаться с экипажем, а Ворон остался на мостике со своими мыслями.

"Какие возможности... – невольно думал он. – Просто удивительно, как все сходится. Интересно, сколько их согласится?"

Он скорее знал, чем надеялся, что согласятся многие. Авантюрист Савафунг – наверняка, уже хотя бы потому, что он рассчитывает под конец оказаться в числе тех, кто будет отдавать ВСЕ приказы, а не просто получить в награду одно желание. За ним придется хорошенько приглядывать, но в конечном счете он будет неоценим. Они с Клейбеном бесконечно далеки друг от друга по знаниям и способностям, но все равно это люди одного склада.

"Кто бы мог подумать, – размышлял он, слегка ошарашенный столь стремительным развитием событий. – Ворон, рожденный в маленькой деревушке у тихой реки среди высоких гор, поднявшийся до высот цинизма, неизбежного спутника своей профессии, – теперь революционер, ниспровергатель мира. Далеко же ты забрался, маленький сын Пегого Коня, мальчик, бегущий бок о бок с отрядом воинов, идущих в поход, мальчик, лелеющий великие мечты".

Как давно это было; почти в другой жизни... Как давно похоронил он этого мальчика и его нехитрые мечты о чести и славе...

Честь его была отброшена в тот момент, когда он узнал, что всю жизнь ему лгали и миром правит не дух-творец, а какая-то большая машина. Тогда и слава потеряла смысл. Кому охота гибнуть не за свой народ, а ради сохранности большого музея, до экспонатов которого даже его создателю нет никакого дела?

Чудеса Центра восхищали юношу, но люди внушали омерзение. Испорченные, эгоистичные, презирающие свой собственный народ, заимствующие образ жизни у Системы, которой прислуживали. Особого выбора у него не было: либо стать таким же, как и все, либо возвращаться домой и жить во лжи. Тут легко было сделаться циником.

И вот, совсем недавно, Ворон начал задумываться, действительно ли тот маленький мальчик погиб окончательно и бесповоротно. Он так и не стал мечтателем, лелеющим великие замыслы, но он снова жил. Он жил, как тогда, дома, в горах и на равнинах, которые стали частью его самого. Многие годы он не задумывался об этом, разве что иногда, ночуя в прериях, когда у маленького костра не было никого, кроме него и коня, и лиловые очертания гор смутно вырисовывались в отдалении. Но сколь краткими были эти часы...

И надо же было такому случиться, что он нашел этого мальчика здесь, так далеко от своего народа и всего, что было ему дорого... Какая злая ирония.

"Где же ты пропадал, малыш? И не почудилось ли мне твое возвращение?"

Икира, вернувшись на мостик, нарушила его грезы.

– Ну как, вы приняли свое решение? – спросил он, кивнув ей в знак приветствия. – Срок уже на исходе.

– О да. Мы все обсудили, – ответила она. – Это было нелегко, знаете ли. Вы поставили перед нами крутую задачку.

– Ну и?

– У нас больше опыта работы в колониальных мирах, чем у любого из оставшихся кораблей. Мы взвесили свои шансы – на выживание в одиночку в новых условиях. Они велики. Ни у кого из нас и раньше не было другого жилища, кроме корабля, но у нас тоже были мечты. Мы с вами, Ворон.

Он приветственно сцепил руки и ухмыльнулся:

– Это здорово! Ну что ж, посмотрим, каков счет. Включайте меня, и поехали.

Итоги оказались гораздо лучше, чем он ожидал. К "Эспириту Лусон", на котором, как подозревал Ворон, был всего один голос, и результат легко было предвидеть, присоединились "Сан-Кристобаль", "Чунхофан", "Индрус" и "Бахакатан". Нескольким членам экипажей, имеющим собственное мнение, предстояло покинуть корабли и перейти на "Нововладивосток" и "Сизу Модуру", где большинство, включая и капитанов-владельцев, проголосовало против. Оттуда на другие корабли тоже перебирались люди, готовые, несмотря ни на что, рискнуть – и, может быть, выиграть.

В результате пиратский флот пополнился пятью кораблями с опытными капитанами и многочисленными экипажами. Ремонтные роботы "Каотана" извлекли из трюма порции сырой мурилиевой руды и, разместив их на платформах, отправили на "Нововладивосток" и "Сизу Модуру".

– Ну, пора кончать этот карнавал на перекрестке, – сказал Ворон. Он чувствовал себя героем, и это ему очень нравилось. – Капитан, берите курс на ту систему, где мы останавливались в последний раз.

Икира сурово взглянула на него:

– Так вы все время следили за нами. Как?

– Просто мы дрянные хитрые подонки, вот и все. Не беспокойтесь, это всего лишь для упрощения дела. Надо поторапливаться – подолгу держать "Гром" на одном месте слишком рискованно. Передайте остальным, пусть следуют в том же направлении и с той же скоростью. И старайтесь держаться в пределах прямой видимости, хорошо?

– Ради нас всех, надеюсь, вы знаете, что делаете, – напряженно проговорила Икира.

"И я тоже надеюсь", – подумал маленький мальчик, бегущий у стремени воина.

Путь через прокол не отнял у них много времени. Выскочив в обычное пространство, они сразу включили локаторы, и несколько мгновений Ворон провел в тревожном ожидании. Потом показались приближающиеся корабли. Первой шла "Молния", которой на этот раз управлял Сабатини, а у вооружения сидела Вурдаль. Сестры Чо перебрались на "Пират-Один", и Ворон мог только гадать о причине смены экипажей.

– И это все? – спросил Сабатини.

– Мы привели шестерых из восьми, черт тебя побери! Ты что, ожидал чуда? – резко ответил Ворон.

– Ладно, ладно, не горячись. Сестры Чо проводят вас к "Грому", а нам с Вурдаль надо проверить кое-какие подозрения. Мы вернемся через несколько часов, но в любом случае место нам известно, так что, если мы не успеем, не ждите нас. Нагоним вас позже.

Ворон нахмурился. Что еще за подозрения?

– Это что-нибудь, о чем мне следовало бы знать? Молчание.

– Нет. Ничего такого, что тебе следовало бы знать. Икира навела локаторы на удаляющуюся "Молнию", уже готовую войти в прокол.

– Очень быстроходный корабль. Никогда такого не видела.

– Он сделан по особому заказу. Он сражался с Валом и победил, так что не стоит его недооценивать. Я... – Внезапно Ворон осекся и мрачно нахмурился.

"Мы вернемся через несколько часов..."

– Что-то не так?

Ворон медленно покачал головой.

– Нет-нет, все в порядке, – он печально вздохнул. – Забудьте.

Но сам он забыть не мог. Теперь он понимал, зачем поменялись местами экипажи кораблей, куда отправится "Молния" и что она там будет делать. И это ему совсем не нравилось.

"Нововладивосток" и "Сизу Модуру" были единственными, кто знал позывные кораблей, перешедших на сторону пиратов "Грома". Скорее всего они, должно быть, еще проверяют свои запасы мурилия и решают, что делать дальше. Но рано или поздно оба корабля попадут в руки Главной Системы, быть может, с живыми экипажами, но уж наверняка с нетронутыми записями в бортжурналах. И Главная Система поименно узнает всех, кто пришел на борт "Грома", узнает, сколько их, узнает все об их кораблях, узнает, на что они способны.

"Нововладивосток" и "Сизу Модуру" были хорошо вооружены, но выстоять против "Молнии", превращенной в машину смерти, да еще при том, что оружием управляла Вурдаль, у них не было никаких шансов.

Ворон был несказанно рад, что "Каотан" решил присоединиться к ним. Он тяжело вздохнул. Что ж, по крайней мере теперь Вурдаль еще долго будет в хорошем настроении. Примерно минут через сорок появился "Гром", и Ворон с удовольствием слушал восхищенные крики людей, никогда еще не видевших ничего похожего на сорокакилометровый корабль. Он выглядел скорее как астероид с двигателями.

49
{"b":"5655","o":1}