ЛитМир - Электронная Библиотека

– Господи Иисусе! Это же просто улей! – воскликнул Ворон, глядя на бесчисленные ячейки, возникающие из темноты повсюду, куда падал луч его фонарика.

Козодой присел и осмотрел то место, где подвесной мостик крепился к стене.

– Рельсы, – сказал он, показывая пальцем. – Эти мостики могли двигаться по ним вверх и вниз. Видишь ограничители? Каждый обслуживал, пожалуй, пять рядов этих ячеек в верхнюю сторону и пять в нижнюю, но людей скорее всего загоняли не пешком: была бы слишком большая суматоха. Вероятно, их приводили в бессознательное состояние и загружали автоматически с помощью специального оборудования. В точности, как ты говорил, Ворон, – груз.

Он наклонился и заглянул в ближайшую ячейку:

– Обивка мягкая. Видишь? Одна ячейка на одного человека. Вон там клапаны, а в том ящичке какие-то трубки вроде щупалец. Человека помещали сюда, потом трубки сами собой присоединялись куда нужно и поддерживали его существование в течение всего перелета.

– Да, – холодно отозвался Ворон. – Потрясающе. Наверное, они использовали смесь какого-то газа и чистого кислорода, чтобы держать людей в отключке, а может быть, ячейки закрывались и вентилировались отдельно. От всего этого просто мурашки по спине.

– Теперь это чисто академический вопрос, – заметил Козодой напряженным голосом. – Со стороны в этом можно найти даже своеобразную романтику – покорение космоса и все такое. Но вблизи это выглядит совсем по-иному. Вот оно, подлинное лицо Главной Системы, Ворон, Системы, которой мы служили и в которую верили, когда были моложе. Даже наша экспедиция... Мятеж был для меня, я вынужден признать, не более чем приключением, но здесь я утратил остатки иллюзий, которые, сам того не зная, сохранил до сих пор, и душа моя полна отвращения. Люди не существуют для Главной Системы и ее машин, Ворон, даже в качестве предмета заботы. Только цифры. Двоичный код. Единицы и нули. Количества. У нас нет даже того достоинства, которым обладают экспонаты зоопарка и домашние животные. Падаль. Нет, скорее – живое мясо в этом паршивом морозильнике.

– Прошу прощения, что вмешиваюсь, – прервала его Хань, – но не могли бы вы поискать там какие-нибудь ориентиры? Здесь тоже есть люди, они голодны и нуждаются в воздухе.

Козодоя возмутило это вмешательство, а особенно – ее тон. Она же должна была все слышать. Вот если бы она увидела.., нет, она бы не увидела. Она не может видеть. Даже будь она рядом, он мог бы лишь описывать ей окружающее, словно читая книгу или компьютерную распечатку. Иногда странная девушка казалась ему скорее машиной, чем человеком, и Козодой ясно представил себе, как она, стоя здесь, объясняет холодную логику Системы с точки зрения компьютеров.

– Коридор, из которого мы вышли, должно быть, один из тех, что обслуживают этот уровень, – сказал Ворон. – Возвращаться туда бессмысленно. Единственное, что мы можем сделать, это выбрать направление и идти, пока не упремся в стену.

Козодой с трудом оторвался от своих мыслей:

– Нет. Если мы выберем неверное направление, то пройдем, пожалуй, километров десять, прежде чем доберемся до противоположного конца. И может статься, не найдем там ничего стоящего. По-моему, лучше разделиться. Ты пойдешь в одну сторону, а я – в другую, пока один из нас не упрется в стену или не наткнется на что-то особенное. Если мы не точно в середине, а это скорее всего так, то кому-то должно повезти достаточно быстро.

– Неплохая идея. Я пойду налево и на каждой развилке тоже буду сворачивать налево. Ты иди направо и на развилках сворачивай направо. Мы должны расколоть этот орешек. А история подождет, как всегда.

Минут через тридцать – сорок Ворон снова вышел на связь.

– Я у стены! Здесь полно висячих мостиков, и некоторые ведут к каким-то люкам.

– А в этих люках нет ничего особенного? – нетерпеливо спросила Хань.

– Трудно разобрать при таком свете. Пять люков расположены вроде как треугольником, одной стороной вверх. Ну-ка, попробую добраться туда и посмотреть поближе. – Минуты две слышалось неразборчивое ворчание, потом Ворон заговорил снова. – Средний люк ведет в большое помещение. Оно треугольное, и наверху целая уйма труб. Они сходятся вместе, в ровную линию, и пропадают в стене. Это поможет?

– Да. Теперь я точно знаю, где вы находитесь. Попробуйте открыть тот люк, что в самом центре треугольника. Там должно быть что-то вроде круглой плиты, возможно, закрепленной заклепками.

– У-уф-ф! Здесь не за что зацепиться, и я никак не могу привыкнуть к этой чертовой невесомости. Ну-ка... Да! Вот она. Похоже, она сделана так, чтобы ее можно было повернуть, будь у нее ручка. Только ручки не видно.

– Это можно сделать сильным магнитом. Во всяком случае, что-нибудь придумаем. Скорее всего она не заперта. Это служебный туннель, ведущий в помещение для командного модуля, а через средний люк наверху можно попасть на мостик. Козодой?

– Слушаю.

– Вы идете в корму, и вам не скоро встретится что-то полезное. Лучше вернитесь и заберите остальных. Мы должны взять с собой командный модуль Звездного Орла и оба дополнительных модуля. Если они подойдут, корабль будет в нашей власти.

– Ну-ну, – пробурчал Ворон. – А если нет?

– Тогда придется потрудиться. Но сперва давайте попробуем. Главная Система буквально помешана на стандартизации, именно поэтому нам так часто удавалось ее обманывать. Межпланетные корабли являются предшественниками этих, и нет никаких свидетельств, что их конструкция и характеристики за девять сотен лет существенно изменились. Оставайтесь там – будете подавать нам сигналы.

– Ну да, я тут неплохо устроился, – вздохнул кроу. – Такая, знаете ли, экскурсия по крематорию.

Справившись наконец с громоздкой плитой, они обнаружили под ней круглое отверстие, достаточно большое, чтобы туда мог пролезть человек в скафандре. Козодой и Ворон, прихватив с собой три модуля с разбитого корабля, снова пошли первыми.

Труба изогнулась, и за поворотом обнаружилось помещение, похожее на огромный пузырь. Вдоль стенок широкой полосой тянулись отсеки для электронных модулей, но все они были заполнены. В центре возвышался квадратный пьедестал с четырьмя прямоугольными гнездами, расположенными крестом. Гнезда были пусты.

– Ну вот мы и у цели. Что нам делать дальше? – спросил Козодой по радио. – Все гнезда выглядят совершенно одинаково, а инструкции к ним не прилагаются. Кстати, у нас только три модуля, а гнезд четыре.

– Не думаю, чтобы это имело значение, – ободрила его Хань. – У командного модуля уникальное расположение контактов, так что ошибиться невозможно. Размеры соответствуют?

– Похоже на то, – ответил Ворон. – Увидим, когда попробуем. Но их тут миллион, этих золотых пупырышков. Ты, может быть, и увидела бы разницу, а я не вижу.

– Хотелось бы мне ее видеть, – вздохнула китаянка. – Ладно, разъем для командного модуля только один, остальные предназначены для модулей данных. Они нечувствительны к расположению разъемов, так что для начала вставьте дополнительные модули в любые два гнезда, а потом попробуйте вставить командный модуль в одно из оставшихся. Будьте осторожны, не повредите их. Если модуль подходит к гнезду, хорошо, но не пытайтесь воткнуть его силой. Если не подойдет, попробуйте другое гнездо. Потом включите.

– Легче было бы сначала вставить командный модуль, – заметил Козодой.

– Ни в коем случае! Командный модуль – это мозг, но вся память находится в дополнительных модулях. Если Звездный Орел соединится с кораблем, не имея доступа к своей памяти, он не будет знать, где он, кто мы такие и что происходит. Командный модуль по-прежнему содержит в себе программы Главной Системы, корабль освободился от нее только благодаря изменениям в дополнительных модулях. Если мы подключим лишь один мозг, без памяти, то окажемся во власти покорного раба Главной Системы.

– Ах да... Ну-ну... – Козодой и Ворон повернулись и, взяв один из модулей памяти, начали осматривать гнезда.

– Я бы поставил память в правое и левое гнезда, если смотреть от люка, и попробовал бы установить командный модуль в одно из двух оставшихся гнезд, – предложил Козодой. Ворон только пожал плечами.

5
{"b":"5655","o":1}