ЛитМир - Электронная Библиотека

– Что он называет трансмьютером? – спросила одна из сестер Чо.

– Такой большой корабль нуждается во многом и в то же время вынужден экономить пространство, – объяснила Хань. – Трансмьютер – это устройство, которое перестраивает молекулы по заданному образцу и делает точную копию любого предмета. Все, что мы ели на старом корабле, было сделано именно так, и, например, вчерашний салат вполне мог оказаться изношенными частями корабля или выхлопными газами двигателя. Здесь ничто не пропадает зря. Хирурги на Мельхиоре использовали небольшие трансмьютеры, чтобы ускорить работу надо мной. В определенной степени мы все этому подверглись. Например, наши татуировки – именно поэтому они кажутся одним целым с кожей и от них невозможно избавиться.

Каждый, кто попадал на Мельхиор в качестве заключенного, носил на лице узор из тонких линий. У всех, кроме Хань, он был серебристым, а у нее отливал красным металлом. Рисунок был строго индивидуален для каждого человека, а его цвет определял право доступа к определенному уровню. Только Ворон, Вурдаль и Сабатини не носили этих татуировок, но у них на Мельхиоре было другое положение.

– Когда-нибудь эти знаки станут почетным символом, – буркнул Козодой себе под нос.

– Так, значит, Трансмьютер делает еду? И воду? И воздух? – спросила Чо Май. – Это волшебство богов!

– Просто техника, и ничего больше, – ответила Хань. – Машина, такая же, как и другие, но для нас очень важная. Этот корабль не приспособлен для того, чтобы кто-то летал на нем так, как собираемся лететь мы.

Танцующая в Облаках показала на кресла.

– А как тогда объяснить вот это? – удивленно спросила она.

– Если бы мы могли это объяснить, то смогли бы объяснить и Главную Систему, – сухо ответил Козодой.

– Герметизация закончена, – объявил Звездный Орел. – Можете снять скафандры. Температура воздуха в пределах комфортной зоны, но постарайтесь избегать искр и открытого пламени. Избыток кислорода может вызвать небольшое головокружение и изменение голоса, так что будьте готовы к этому.

Все с наслаждением сбросили надоевшие комбинезоны и растянулись на полу. Усталые, потные и совершенно беспомощные, они полностью зависели от компьютера, пытающегося овладеть искусством управления большим кораблем, и даже Сабатини полностью утратил боевой дух. Впрочем, он прекрасно понимал, что со всеми сразу ему не справиться, и поэтому вел себя смирно.

Металлические стены и палуба все еще были холодными, но Козодоя это не беспокоило. Танцующая в Облаках и Молчаливая подошли и сели рядом. Он обнял их, думая о том, какое странное и пестрое сборище представляет собой их экипаж. Молчаливая, сплошь покрытая яркими татуировками, сестры Чо, с пятнами на лицах – кусочками пересаженной кожи, Рива Колль, хрупкая пожилая женщина с длинным тонким хвостом, и Хань, на великолепном теле которой уже были явно видны признаки беременности. Можно было только гадать, выживет ли ребенок, и, если выживет, что им с ним делать.

И с чего они вообще взяли, что у них есть хоть какой-то шанс на успех? Черт побери, здесь даже они с Вороном так же невежественны и беспомощны, как Молчаливая. Козодой был голоден, его мучила жажда, как и всех, но приходилось терпеть. Он, как и все, вынужден был ждать. Но чего?

* * *

Более чем в пяти тысячах километров от кладбища древних кораблей, вне радиуса действия автоматической оборонительной системы, но в пределах досягаемости локаторов и датчиков резервного флота дрейфовал еще один корабль. Он был невелик, но выглядел чрезвычайно элегантно и был гораздо быстрее любого корабля, по крайней мере в пределах Солнечной системы.

Арнольд Нейджи, начальник Службы безопасности Мельхиора, откинувшись в своем любимом мягком кресле, лениво поглядывал на экраны. Он скучал и пребывал в унынии. После провала задания возвращение для него стало невозможным. В определенном смысле он был таким же беглецом, как и те, кого он преследовал, только удобнее устроившимся.

Другой человек, постарше, выбрался из нижнего отсека и плюхнулся в соседнее кресло. Даже Главная Система, всесильная, почти всемогущая повелительница всей известной Вселенной, была бы потрясена, увидев его здесь, ибо в то же самое время он пребывал под арестом на Мельхиоре, где хозяйничали Валы.

Однако доктор Айзек Клейбен был очень умен. В течение более чем трех десятилетий он успешно дурачил Главную Систему, совмещая исправительную колонию с Исследовательским центром, и методично прощупывал все области запретного знания в поисках утаенных Главной Системой сведений о чудесах ее технологии. Для такого человека было детской забавой создать свою точную копию, как две капли воды похожую на оригинал, но со стертым разумом. И теперь для Главной Системы, по сути дела, он просто не существовал. Однако Клейбен не только был жив, он сохранил разум и все свои способности, да к тому же еще сумел спасти свои архивы. К счастью. Главная Система об этом не подозревала, ибо в противном случае за доктором была бы организована такая же охота, как за Козодоем и его друзьями. Благодаря Козодою Клейбен тоже знал о пяти золотых перстнях и во многих отношениях был лучше оснащен технически для того, чтобы добыть их. Он не имел представления, где они могут быть, но предполагал, что беглецам известны по крайней мере имена их владельцев. Проще всего было бы договориться с ними, но присутствие Хань и Ривы Колль полностью исключало такой вариант. У Хань были причины ненавидеть его – и гораздо больше причин, чем она думала, – а что касается Колль – это был особый случай.

– Ну как там? – спросил Клейбен. Нейджи молча покачал головой. – Им бы не помешало поторопиться. Максимум через несколько дней сюда прибудет флот Главной Системы, Валы и черт его знает что еще. А по такой мишени промахнуться трудновато.

– Слишком много "если", – возразил Нейджи. – Их кораблю здорово досталось. Они проникли внутрь, но кто знает, в каком сейчас состоянии этот гигант, воздух, пища, вода – и в любом случае: как можно управлять этим летающим городом? Пожалуй, нам пора позаботиться о собственных шкурах. Часов шестьдесят еще можно подождать, но это крайний срок. Когда дело касается выживания человеческого рода, Главная Система действует весьма решительно.

– У них получится, Арнольд. Я знаю, что получится. Хань поведет корабль, а Колль укажет дорогу. Если мы потеряем их, то потеряем и все шансы добыть перстни. А без перстней, Арнольд, нам с тобой крышка. На флибустьеров надежды нет, а для того, чтобы стать колонистами, нужен большой трансмьютер. Нам некуда бежать.

Нейджи грустно вздохнул:

– Да. В определенном смысле их положение гораздо лучше. Семь женщин и всего трое мужчин. Достаточно выбрать подходящую планету, а восстание пусть поднимают потомки.

– Шесть женщин, Арнольд. Шесть женщин, трое мужчин и монстр.

– Пусть так, но все же шесть к трем гораздо лучше, чем ноль к двум. А что, док, есть вариант, что Колль перебьет их всех и сама отправится за перстнями?

– Вряд ли. Во всяком случае, не сразу. Она будет их использовать, пока ей не придется выбирать между своей жизнью и их. И потом, боюсь, она надеется сама заграбастать перстни... Словом, первое время она будет заодно с остальными. – Он тяжело вздохнул. – Не знаю, Арнольд. Все очень сложно и непостижимо. Столько сторон в игре, столько игроков...

– Да, но я... – Нейджи не договорил и сел прямо, впившись взглядом в экраны. – Они включили силовые установки! Черт бы меня побрал, они оседлали этого левиафана! Он набирает энергию!

Клейбен тоже уставился на экран:

– Да, ты прав. Ну вот тебе и ответ на все твои вопросы. Они живы, они управляют кораблем, и, как только наберут достаточно энергии, они отправятся.

– Мы должны быть наготове. Нам нельзя опоздать на этот поезд.

2. ПИРАТЫ «ГРОМА»

Звездный Орел делал все, что мог. На большом корабле было множество ремонтных роботов, но в основном они оказались слишком узко специализированными и не годились для нового экипажа. Впрочем, за неимением лучшего кое-какие могли принести пользу. Один, веретенообразный, с клешнями и хвостом, натащил с прежнего корабля множество необходимых вещей. Например, старый кожух от какого-то механизма с подходящей дырой наверху превратился в переносной туалет. Из него воняло, он был не особенно удобен, но на первое время годился. Каждые двенадцать часов маленький робот уносил его, чтобы почистить и продезинфицировать.

7
{"b":"5655","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Тропинка к Млечному пути
Путин и Трамп. Как Путин заставил себя слушать
Актеры затонувшего театра
Записки учительницы
Царство мертвых
НИ СЫ. Восточная мудрость, которая гласит: будь уверен в своих силах и не позволяй сомнениям мешать тебе двигаться вперед
Сила Киски. Как стать женщиной, перед которой невозможно устоять
Ключ к сердцу Майи
Пробужденные фурии