ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Джек Чалкер

Полночь у Колодца Душ

(Колодец Душ-1)

ДАЛГОНИЯ

В массовом убийстве обычно больше всего потрясают необычность обстановки и тайна, окутывающая личность убийцы. Именно такое впечатление производила далгонийская резня.

Далгония – бесплодная каменистая планета – вращается вокруг умирающего солнца, купаясь в его призрачном красноватом сиянии. Тусклые дрожащие лучи еле освещают вершины скал, у подножия которых в глубоких ущельях шевелятся размытые зловещие тени. От далгонийской атмосферы почти уже ничего не осталось, и сейчас трудно даже представить, что когда-то здесь существовала жизнь. Вода, подобно кислороду, прячется глубоко в скалах. Гаснущее солнце не в силах осветить небо, которое, несмотря на лёгкую голубоватую дымку, образованную чудом сохранившимися в атмосфере инертными газами, залито непроглядной тьмой. Далгония – мир призраков.

И призраки появились.

Девять ослепительно белых фигур молча стояли перед развалинами города, мало чем отличающимися от окружающих их скальных громадин. В красноватом полумраке возвышались покосившиеся зеленовато-бурые башни и полуразрушенные замки, гигантские размеры которых словно подчёркивали ничтожество смельчаков, неожиданно вторгнувшихся в этот загадочный мир. Казалось, лишь белые скафандры не дают дерзким пришельцам раствориться в мёртвом каменном лабиринте.

Внимательный наблюдатель немедленно распознал бы в призраках нарушивших покой древних развалин людей – существ, населяющих относительно недавно образовавшийся сектор спирального рукава галактики. Пятеро принадлежали к женскому полу, четверо – к мужскому. Возглавлял группу худой хрупкий человек средних лет. На его скафандре спереди и сзади было выбито имя – Скандер.

И как многие до них, люди остановились у полуразрушенных городских ворот, глядя на немыслимые, но величественные руины.

Взгляните на мои великие деянья,
Владыки всех времён, всех стран и всех морей!"
Кругом нет ничего… Глубокое молчанье…
Пустыня мёртвая… И небеса над ней.
Перси Биши Шелли. Озимандия. Сонет.

Не обязательно именно эти строки пришли на ум каждому стоящему сейчас перед городскими воротами, но, как и у тысяч других людей, разглядывавших и раскапывавших подобные города на десятках мёртвых планет, у всех наверняка возникли вопросы, вот уже многие годы остающиеся без ответа:

"Кто были те, что создали такое великолепие?

Почему они погибли?"

– Учитывая то, что это ваше первое посещение марковианских руин после получения степени бакалавра, – зазвучавший в приёмных устройствах скафандров пронзительный голос Скандера нарушил наконец благоговейное молчание, – я должен сделать краткое вступление. Прошу прощения, если окажусь многословным, но надеюсь, что вам это всё пригодится.

Впервые – продолжал он, – подобные развалины были обнаружены несколько столетий назад. Наткнулся на них Джерид Марков на планете, находящейся в ста световых годах от Далгонии. Именно тогда мы получили первое доказательство существования иного разума в нашей галактике, и это открытие вызвало невероятное возбуждение. Возраст тех руин составлял четверть миллиона стандартных лет, но и по сей день они считаются самыми молодыми из числа обнаруженных. Стало ясно, что, когда наши предки спустились с деревьев и только учились добывать огонь, какие-то другие существа создавали гигантскую звёздную империю, размеры которой неизвестны и по сей день. Чем дальше мы проникаем в галактику, тем многочисленнее становятся эти реликты – вот собственно и всё, что мы знаем. Личности создателей так и остались полнейшей загадкой.

– И никаких остатков материальной культуры? – недоверчиво спросил женский голос.

– Никаких. Кстати, бакалавру следовало бы это знать, гражданка Джейнет, – последовал сухой ответ, который все слушатели расценили как мягкий упрёк. – И именно это так бесит. Да, есть города, позволяющие сделать кое-какие предположения об их строителях, но нет ни мебели, ни картин, ничего такого, что имело хотя бы отдалённое отношение к повседневной жизни. Комнаты, как вы сейчас увидите, абсолютно пусты. Нет кладбищ. Нет, в сущности, и никаких машин.

– Наверное, это как-то связано с компьютерами? – раздался хрипловатый голос, принадлежащий коренастой девушке с родовым именем Марино.

– Да, – согласился Скандер. – Но давайте войдём в город. Беседовать можно и на ходу.

Они двинулись вперёд и вышли на широкую городскую улицу, по обеим сторонам которой тянулись странные гладкие полосы, напоминающие движущиеся пешеходные дорожки космопортов, доставляющие пассажиров к посадочным платформам. Эти дорожки были из того же зеленовато-бурого камня или металла, что и стены домов.

– Исследования, проведённые здесь и в других марковианских мирах, – продолжал свои объяснения Скандер, – показали, что между корой Далгонии, толщина которой составляет сорок – сорок пять километров, и расположенной под нею каменной мантией существует разрыв, местами достигающий одного километра. Это, как оказалось, искусственный слой. Состоит он в основном из пластика, но есть подозрение, что в нём гнездится определённый вид жизни. Подумайте, как много информации содержат в себе клетки человека. Вы представляете собой продукт новейшей генетической технологии, самые совершенные – и в физическом, и в интеллектуальном отношении – образцы, вобравшие в себя лучшее из того, чем обладают расы, приспособившиеся к жизни на ваших родных планетах. И при этом вы – нечто большее, чем просто сумма ваших органов. Ваши клетки, особенно клетки мозга, способны накапливать и постоянно накапливают огромное количество информации. Мы полагаем, что компьютер, находящийся у вас под ногами, собран из бесконечно сложных искусственных мозговых клеток. Только вообразите! Всем на этой планете управляет мозг толщиной в километр. И мы считаем, что он был настроен на индивидуальные волны мозга каждого жителя этого города.

Представьте себе это, если можете. Стоило лишь пожелать чего-нибудь – и вот оно, пожалуйста. Образы пищи, мебели – если они пользовались мебелью, – даже предметов искусства рождались в мозгу индивидуума, а компьютер делал их реальностью. Все это пока лишь краткая примитивная версия, но мы убеждены, что на Далгонии, возможно тысячелетиями, существовало некое фантастическое производство. Достаточно было просто подумать о чем-нибудь, и вы это получали!

– Эта утопическая теория объясняет большую часть того, что мы видим, но не проливает свет на причины гибели столь мощной цивилизации, – раздался высокий мальчишеский голос, принадлежащий Варнетту, самому юному и, вероятно, самому способному члену группы (существовало, однако, отдельное мнение, что непомерно развитое воображение может завести этого юнца слишком далеко).

– Вы абсолютно правы, гражданин Варнетт, – признался Скандер, – но на этот счёт имеются три гипотезы. Первая состоит в том, что компьютер сломался, вторая, теория амока[1], – что компьютер потерял власть над собой и стал буйствовать, а обитатели этого мира не знали, что предпринять. Кто-нибудь знаком с третьей теорией?

– Стагнация, – ответила Джейнет. – Они умерли потому, что у них не осталось ничего такого, ради чего стоило бы жить, бороться или трудиться.

– Правильно, – заметил Скандер. – Однако существуют проблемы, касающиеся всех трёх гипотез.

Межзвёздная цивилизация такого размаха просто не могла не иметь никакой дублирующей системы. Что касается теории амока, то она превосходна, за исключением утверждения, будто бы это печальное событие произошло сразу на всём пространстве космической империи. Ну на одной планете, на нескольких, согласен, но не на всех же одновременно. Я не могу принять эту теорию, даже если она объясняет все наилучшим образом. Мне кажется, что создатели этой системы должны были быть готовы даже к такому повороту событий.

вернуться

1

Амок (малайск.) – состояние неконтролируемой ярости, одержимости. 

1
{"b":"5656","o":1}