Содержание  
A
A
1
2
3
...
21
22
23
...
86

– Ну как? Теперь вам лучше? – бодро спросил он.

– Да, спасибо. – Вардия и в самом деле чувствовала себя лучше, её сомнения и страхи улетучились. Впервые она заметила, что шею Броудера обвивает золотая цепочка, точно такая же, какая была у тех чиллиан, за которыми она вчера шла. На цепочке висели часы с цифровым циферблатом.

Броудер посмотрел на них и кивнул.

– Сегодня мы проснулись довольно рано, – важно произнёс он и тут же сконфуженно улыбнулся, – простите, я всегда так говорю, хотя мы каждое утро пробуждаемся в одно и то же время.

– Тогда зачем вам часы?

– Я часто участвую в конференциях, проводимых в Центре. Недавно, кстати, чуть не опоздал из-за этой железки – в последнее время стрелки здорово отстают.

– А над чем вы сейчас работаете?

– Над весьма необычным проектом, необычным даже для этих краёв. Мы пытаемся решить загадку, возможно, неразрешимую, относящуюся только к этому миру. Сейчас этим в Центре занимаются очень многие. Однако беда в том, что большинство считает её действительно неразрешимой.

– Тогда почему вы возитесь с ней? – спросила Вардия.

Чиллианин мрачно посмотрел на неё.

– А вот почему. Несмотря на то что для работы над этой проблемой мы оснащены лучше, чем кто бы то ни было, ею занимаются и другие. Если имеется хоть малейший шанс разрешить её, в наших руках окажется абсолютное знание. Если это знание попадёт в чужие руки, оно может превратиться в угрозу нашему существованию.

Вот это Вардия понимала и потому стала добиваться у своего нового друга дополнительной информации. Но чиллианин оборвал расспросы, пообещав со временем все ей рассказать. У неё возникло чёткое ощущение, что труд этот слишком важен, чтобы они сочли возможным довериться ей, хотя она и стала отныне одной из них.

– Сейчас я отправляюсь в Центр, – сказал Броудер. – Вы могли бы пойти со мной. И не только потому, что это даст вам возможность немного увидеть нашу страну, – Центр наверняка захочет испытать вас и поручить вам какую-нибудь работу.

Вардия с готовностью согласилась, и они двинулись по дороге в ту же самую сторону, куда она шла накануне. Броудер развлекал её рассказами о стране.

– В поперечнике, – говорил он, – Чилл, как и все прочие гексы Мира Колодца, за исключением экваториальных, составляет шестьсот четырнадцать целых и восемьдесят шесть сотых километра. У нас, естественно, шесть соседей. Двое из них – океанические расы. Семь наших крупных рек образуются из сотен ручьёв и речек – вроде той, что течёт у нашего лагеря. Реки впадают в огромный океан – один из трёх в южном полушарии. Он покрывает почти тридцать гексов и именуется Сверхмрачным. Одна из морских рас – млекопитающие, полугуманоиды-полурыбы. Они дышат воздухом, но большую часть жизни проводят под водой. Их называют умиау, нескольких вы сможете встретить в Центре. Мы всегда совместно занимаемся многими исследованиями, и в первую очередь, конечно, океанографическими. Другие океанические расы составляют отвратительную группу, называемую пиа; у них адский характер, великолепные мозги и глаза, как у гуманоидов, но, кроме того, десять щупалец с покрытыми слизью клейкими присосками и широко разинутый рот с двенадцатью рядами зубов. Общение с пиа невозможно из-за их мерзкой привычки пожирать всё, что движется.

Представив себе этот ужас, Вардия содрогнулась – Почему же тогда они не поедают умиау? – спросила она.

Броудер хихикнул.

– Они бы с удовольствием, но во всех гексах Мира Колодца, где бок о бок существуют антагонистические расы, действует система природных ограничений. Страна умиау лежит около устьев трёх рек, и недостаточная солёность воды отпугивает пиа. Кроме того, умиау оснащены некоторыми естественными средствами защиты, да и плавают значительно быстрее. Сейчас у них с пиа своего рода перемирие Впрочем, умиау, хоть они и не кровожадны, спокойно могут поедать пиа. Просто они это не афишируют.

На этом разговор прервался и возобновился лишь у развилки.

– Нам налево, – сказал Броудер. – И не вздумайте ходить по правой дороге: она ведёт к лагерям больных и изолированных.

– А что это за болезни? – с беспокойством спросила Вардия.

– Те же, что и повсюду, – отвечал Броудер. – Но каждый раз мы создаём иммунную сыворотку, способную бороться с новыми мутациями вирусов. Не тревожьтесь. Средняя продолжительность жизни чиллианина – двести пятьдесят лет, и вы не раз успеете вырастить двойника. Стабильная численность населения в полтора миллиона особей – это немало, но и не много. Число рождений и смертей у нас примерно одинаково – об этом заботится планетный мозг. Кроме того, мы не стареем в том смысле, в каком это понимает большинство других живых существ, поскольку в состоянии регенерировать большую часть наших органов, которые начинают плохо функционировать или повреждены.

– Регенерировать? – удивлённо спросила Вардия. – Это значит, что, если я потеряю руку или ногу, они вырастут снова?

– Верно, – сказал Броудер. – Ваша внутренняя структура запечатлена в каждой клетке тела. Поскольку дыхание осуществляется непосредственно через поры, вы сможете возвращать себе свои органы многократно, если только не повреждён ваш мозг. Это болезненно – хотя сильной боли мы не испытываем, – но возможно.

– Следовательно, единственная часть тела, которую я должна беречь, – моя голова? Броудер визгливо засмеялся.

– Нет, не голова, определённо нет! Скорее ноги, – произнёс он, указывая на её странные нижние конечности, похожие на перевёрнутые вазы с губчатыми крышками вместо подошв.

– Вы хотите сказать, что я хожу на своих мозгах? – недоверчиво спросила она.

– Именно так, – подтвердил Броудер. – Каждая нога контролирует соответствующую половину тела, но содержит полную информацию о вашем строении, включая мышление и память. Если бы вам отрубили ствол у самого основания, ваши ноги врылись бы в землю, и каждая вырастила бы новую Вардию. Ваша голова содержит лишь сенсорную информацию, поступающую от нервной системы, – большей частью малозначительную. Если голову отрубить, вы просто отправитесь спать и будете стоять, вкоренившись, до тех пор, пока не вырастет новая.

Некоторое время они шли молча, и Вардия попыталась представить, как у неё вырастает новая голова. "Неужели это правда? – думала она в смятении. – Неужели это он обо мне говорил?"

– А вот и Центр, – сказал Броудер, когда они поднялись на холм.

Перед ними лежало гигантское сооружение, протянувшееся, казалось, до самого горизонта. В середине его возвышался огромный купол, отражавший свет, подобно зеркалу, и несколько рук, сделанных из материала, похожего на прозрачное стекло, и симметрично вытянутых в стороны. Вокруг купола, напротив кончиков стеклянных пальцев, возвышались построенные из того же прозрачного материала небоскрёбы в двадцать этажей и более.

– Это невероятно! – восхитилась она.

– Но вы ещё не все видели, – с ноткой гордости в голосе ответил Броудер. – Здесь трудятся наши лучшие умы, постоянно поставляя нам всевозможные знания. Серебристые полосы, проходящие сквозь стены и потолки, – это искусственный солнечный свет, позволяющий им бодрствовать целыми сутками. Если вы взглянете в сторону горизонта, то увидите текущую в нашу сторону реку Аверил. Центр построен точно над нею. Наличие света, воды, а также витаминные ванны позволяют нам работать без сна от семи до десяти суток. Однако рано или поздно это вас доконает, и чем дольше вы бодрствуете, тем дольше вам суждено стоять вкоренившись.

Что-то напомнило ей о Натане Бразиле и о книге, которую он читал, о той самой, в грязновато-коричневой обложке.

– А библиотека у вас тут есть? – спросила Вардия.

– Самая лучшая, – похвастался Броудер. – В ней собрано всё, что когда-либо писалось жителями этой планеты, – наши исследования, сообщения Пришельцев, сведения по истории, социологии и даже техническая информация.

– А романы?

– О да, – последовал ответ. – И легенды, и сказки, и вообще всё что угодно. Особенно плодовиты в этом жанре умиау. До Центра они добираются по реке.

22
{"b":"5656","o":1}