ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Миновав примерно тридцать домов, они подошли к тёмному приземистому зданию. На столбе висел выжженный каким-то инструментом символ гекса – два маленьких дерева и рядом одно высокое. Внутри здания девушка увидела старого кентавра с длинными седыми волосами и неухоженной бородой, спускавшейся до груди. By Чжули, поняла, что когда-то он был угольно-чёрным, но теперь шерсть на его теле местами стала серебристо-белой.

Стоя за своей заваленной бумагами конторкой, старик кентавр выглядел бы очень внушительно, если бы не спал или хотя бы не храпел громко.

– Это Йомакс, – сказал Джол. – Он у нас что-то вроде правительства. Он – и мэр, и почтмейстер, и главный лесничий, и устроитель развлечений. Своё учреждение он всегда открывает ровно в семь, но до одиннадцати тридцати, когда прибывает паром, все равно спит. Эй, Йомакс! – крикнул он. – Проснись! Служебное дело!

Старик зашевелился, протёр глаза и потянулся всем своим длинным телом.

– Кхе… В чём дело? Какое-то чёртово отродье всё время меня дурачит, – пробормотал он и неторопливо повернулся, чтобы посмотреть, кто же всё-таки торчит у него на пороге.

Его глаза сразу остановились на By Чжули.

– Привет! – воскликнул он в явном замешательстве. – Не помню, чтобы я тебя здесь раньше видел.

– Она потеряла память, Йомакс, – объяснил Джол. – Мы нашли её около тройного водопада.

– Она совсем ничего не знает, – добавила Дал. – Не знает даже о зиме и шубах.

Старик нахмурился и подошёл к By Чжули вплотную. Не обращая внимания на протесты Джола, заявлявшего, что он всё уже сделал сам, Йомакс повторил процедуру осмотра – и с теми же результатами.

Старик почесал бороду и задумался.

– Странно! – пробормотал он. Внезапно его лицо просветлело. – Подними-ка правую переднюю ногу.

Когда девушка повиновалась, он крепко сжал её копыто и повернул его.

– Я считаю, что она заколдована, – продолжала твердить Дал.

– Подойдите-ка, – тихо сказал Йомакс. Они придвинулись поближе.

– У неё нет подков! – воскликнул Джол.

– И не только это, – заметил старик. – Нет никаких признаков, что они у неё вообще когда-то были.

– Это ни о чём не говорит, – возразила Дал. – Многие не носят подков, особенно в долине.

– Пожалуй, ты права, – согласился Йомакс, опустив ногу By Чжули. – Но это – девственное копыто. Ни застарелых пятен, ни застрявших камешков, ничего. Словно у новорождённой.

– Ха, для новорождённой она великовата, – насмешливо сказал Джол.

– Я же говорю вам, она заколдована, – настаивала Дал.

– Так, вы, двое, убирайтесь отсюда и пойте свои песни где-нибудь в другом месте, – проворчал Йомакс, отсылая парочку взмахом руки. – Кажется, я что-то начинаю понимать.

Дал и Джол неохотно повиновались, а затем попытались вернуться. Но Йомакс прогнал их прочь.

– А теперь, юная дама, – начал он, довольный, что они наконец остались одни, – позволь мне назвать тебе несколько имён. Вдруг хотя бы одно из них тебе знакомо.

– Давайте, – сказала она, заинтригованная.

– Натан Бразил, – начал он, сверяясь с бумагой, которую достал из битком набитого выдвижного ящика своей конторки. – Вардия Дипло Тысяча двести шестьдесят один. Датам Хаин. By Чжули. Ну, что скажешь?

Она медленно покачала головой:

– Я никогда раньше не слышала этих имён. Во всяком случае, так мне кажется.

– Гм… – промычал старик, задумчиво посмотрев на неё. – И всё же я уверен, что прав. Это – единственно возможное объяснение. Ладно, когда прибудет паром, мы тебя испытаем. Последний Пришелец явился к нам из тех же мест, что и эти ребята десять или пятнадцать лет назад, а когда старый Глетин, отказавшийся смириться со своим возрастом, пару лет назад упал в озеро, Пришелец стал управлять паромом. Он ещё помнит свой язык. Я попрошу его что-нибудь продекламировать на этой тарабарщине, и, может быть, ты что-нибудь поймёшь.

До прибытия парома они провели время в приятной беседе. Старик с гордостью и любовью рассказывал ей о своей стране. Из его бессвязных, но увлекательных воспоминаний, временами превращавшихся в лекцию по географии. By Чжули извлекла массу полезных сведений. Она узнала о существовании Мира Колодца и гексов, о Зоне и Воротах и о странных созданиях, обитающих повсюду. Она узнала, что, хотя диллиане живут в среднем около ста здешних лет, численность населения в Диллии относительно мала. У особей женского пола течка происходит раз в два года и длится очень недолго; рожают они, как правило, только одного детёныша, который в половине случаев умирает. Если же он достигает половой зрелости, а вероятность этого составляет около двадцати процентов, ему суждено прожить долгую жизнь, так как он уже получил иммунитет от большинства болезней, которые могли бы его убить.

Разный цвет кожи – а по словам Йомакса, существовали сотни комбинаций, – не следовало объяснять скрещиванием, поскольку ген, определяющий цвет, – рецессивный.

– С возрастом приходит высокое положение, – продолжал свой рассказ Йомакс. – Когда ты становишься слишком стар, чтобы пахать, рубить деревья и заниматься их перевозкой, тебя делают руководителем. Поскольку никто не любит признаваться в том, что он стар, когда работы так мало, – а ты видела, с каким уважением ко мне относится молодёжь, – я один забочусь почти обо всех нуждах городка.

Высшим авторитетом в воспитании детей является мать, объяснил старый кентавр, но моральную ответственность за ребёнка несут все члены семейной группы. Такие обычаи, как брак и наследование, диллианам неизвестны, и потому семейные группы формируются теми, кто нравится друг другу, причём сексу особенного значения не придаётся. Большей частью семейные группы носят традиционный характер, но время от времени молодёжь, достигшая половой зрелости, создаёт новые группы от трёх до шести членов.

Она узнала, что гекс представляет собой череду городков и деревень. Это объясняется низким уровнем рождаемости и существующими здесь природными ограничениями в сфере технологии: в Диллии не может действовать механизм сложнее паровой машины. Поэтому обитатели Диллии ведут очень простую, почти пасторальную жизнь. Но жизнь эта стабильная, мирная, спокойная.

– В некоторых гексах не сразу даже сообразишь, что там раньше было, – сказал ей Йомакс. – Повсюду машины и вонища, все живут в пузырях с кондиционированным воздухом. А теперь они, видите ли, хотят перебраться сюда, чтобы быть поближе к природе! В других частях страны развит туризм, но наша долина – довольно изолированное местечко, и его до сих пор никто не обнаружил. И скажу тебе по секрету, первого же сунувшегося к нам чужака ждёт такой приём, что остальные и дорогу сюда забудут!

* * *

Страстную речь Йомакса прервал протяжный паровой гудок, троекратно повторенный горным эхом.

Старый кентавр схватил перевязанный бечёвкой мешок с почтой и вместе с By Чжули спустился на пристань. Там девушка увидела деревянный причал и несколько высоких столбов. Группа горожан стояла у самой воды, то ли собираясь отправиться по делам на другой берег озера, то ли встречая пассажиров.

Судно, подошедшее к причалу, было самым необычным из всех, которые By Чжули когда-либо видела. Оно представляло собой гигантский овальный плот, над которым располагался второй точно такой же, поддерживаемый толстыми брёвнами, скреплёнными крест-накрест. Посредине нижнего плота находился огромный паровой котёл, чёрная труба которого извергала почти бесцветный дым. У штурвала, оснащённого огромными рычагами, стоял чёрно-бело-полосатый кентавр в нелепой широкополой шляпе. Рычаги вели к котлу и, судя по всему, служили для регулировки давления. Толстым канатом, а может быть, цепью, котёл соединялся с маленьким деревянным колесом на корме.

Около двенадцати разномастных диллиан стояли на нижней палубе, некоторые – между дубовыми сундуками с непонятной кладью. Под крестовиной находилась стойка с бочонками и пивными кружками. Рядом с ней была навалена куча зерна.

31
{"b":"5656","o":1}