Содержание  
A
A
1
2
3
...
31
32
33
...
86

By Чжули догадалась, что это бар. Она уже позавтракала с Йомаксом и обнаружила, что кентавры – травоядные; иногда они готовят отварные блюда, но в основном питаются сырым зерном и луговыми травами. Всё, что она съела, показалось ей очень вкусным.

Двое встречавших поймали брошенные с примитивного парохода канаты и закрепили их на причальных столбах. После этого капитан направился на корму и спустился на нижнюю палубу.

Йомакс передал свой мешок одному из членов команды, и тот небрежно кинул его на палубу. Капитан спрыгнул на причал и, пожав Йомаксу руку, передал ему второй, точно такой же мешок.

Йомакс представил капитана By Чжули.

– Это Кламас, – сказал он. – Не очень-то подходящее имя для доброго диллианина, но он с ним родился.

– Рад познакомиться с вами, леди… э?.. – Капитан явно нуждался в подсказке.

– Она не знает, как её зовут, Кламми, – объяснил Йомакс. – Объявилась сегодня утром и ничего не помнит. Мне кажется, она – Пришелец, и, может быть, ты сумеешь помочь. – Он рассказал капитану о своей идее относительно языкового экзамена.

– Это труднее, чем тебе кажется, – задумчиво ответил капитан. – Я только думаю на родном языке и автоматически перевожу всё, что говорю и слышу. Мне проще что-нибудь написать.

By Чжули печально покачала головой:

– Я уверена, что никогда не училась читать. Я знаю это.

– Гм… Ладно, Йомакс, на тебя ложится контроль, – сказал Кламас. – Мне надо как следует сконцентрироваться, чтобы пропустить старый лексический материал через процесс перевода, и, честно говоря, не знаю, добьёмся ли мы успеха. Для меня всё будет звучать одинаково, но если она поймёт, а ты – нет, тогда всё в порядке.

Обхватив рукой подбородок, Кламас задумался, пытаясь сочинить какой-нибудь текст, способный проскочить языковой барьер. Внезапно лицо его просветлело.

– Давай попытаемся, – сказал он. – Хотя если она не поймёт, это ничего не докажет. Ну что ж, начнём.

И он произнёс нараспев:

– Применяя программу спектроанализа три Кью-Уай, мы можем вычислить движение звёзд, сдвигая наблюдения по фазе и используя схему инфраспектрометра в навигационной матрице для прокладки визуального курса.

Он замолчал и повернулся к Йомаксу:

– Ну как?

– Я разобрал примерно одно слово из четырёх, – ответил старик. – А что наша дама?

By Чжули в замешательстве покачала головой.

– Куча длинных слов, – сказала она, – и я не поняла, что они означают.

– Но хоть одно такое слово можешь вспомнить? – наседал Кламас. Девушка задумалась.

– Ма… матрица – мне кажется, – сказала она неуверенно и совсем уже нерешительно добавила:

– Сдвигая по фазе.

Кламас улыбнулся.

– Доброе старое руководство по навигации! – воскликнул он. – Ты – из моего сектора Вселенной, это точно. В здешнем языке нет эквивалентов таких понятий.

Лицо Йомакса выражало полнейшее удовлетворение.

– Значит, она – из последней четвёрки.

– Наверняка, – кивнул Кламас. – Я слежу за ними, так как одного знаю понаслышке. Для астронавтов он – живая легенда. Нам известно, где находится он и та, которую зовут Вардия. А ты, должно быть, больная девушка. Это объясняет потерю памяти.

– Но кто же я? – спросила она возбуждённо. – Я хочу это знать.

– Вероятно, девушка по имени By Чжули, – ответил Кламас.

– By Чжули, – повторила она. Имя звучало странно и было ей совсем незнакомо.

– Примерно через час я отправляюсь обратно, а когда прибуду в Донмин, увижу члена тамошнего Совета и обо всём ему сообщу, – сказал Кламас. – Тебе же, – повернулся он к By Чжули, – следует оставаться здесь. Тут ты сумеешь расслабиться и повеселиться вволю. Это как раз то, что тебе нужно сейчас больше всего.

Согласовав план действий, они отправились в бар. By Чжули казалось, что она упустила в разговоре что-то очень важное, и от крепкого тёмного пива у неё слегка закружилась голова. Она извинилась и вышла на улицу.

Увидев её, Джол и Дал бросились к ней навстречу, чтобы узнать новости.

– Они говорят, что я – Пришелец, – сообщила девушка. – Некто по имени By Чжули. По их словам, я была больна.

– Но теперь-то ты здорова, – заметил Джол. – Может, и память к тебе скоро вернётся. – Он нервничал, то и дело поглядывая на Дал. В конце концов пятнистая кентавриха вскинула руки.

– Ладно, ладно. Может, это и неплохо, – сказала она загадочно.

– Ты уверена? – спросил её Джол.

– А почему бы и нет? – ответила его подружка. Джол снова повернулся к By Чжули.

– Послушай, – сказал он нетерпеливо, – мы, Дал и я, собираемся создать свою семейную группу, тем более что Дал беременна и всё такое. Здесь очень мало кентавров нашего возраста, и к тому же мы не слишком ладим с нашими собственными семьями. Хочешь присоединиться к нам?

– С удовольствием, если только с Йомаксом всё в порядке, – немного поколебавшись, ответила By Чжули.

– О, он не будет возражать, – сказала Дал. – Он только следит, чтобы все работали. А если мы создаём семейную группу, нам должны выделить часть урожая.

Это действительно оказалось очень просто.

Они выбрали место в лесу, в верхней части доли

Мы, неподалёку от городка, и начали с прокладки удобной тропы. Ещё нуждавшаяся в окончательной очистке, она вскоре уже вилась между гигантскими деревьями в направлении озера. Одолжив большую пилу и заручившись содействием лесничего, они свалили два дерева, росших около ручейка, и сожгли пни. Жители городка помогли им расчистить участок и привезти красноватую глину, используемую в качестве изоляционного материала.

By Чжули – другие называли её Вучжу, и ей это больше нравилось, – набросилась на работу как зверь, выкинув из головы все мысли о Кламасе и государственных проблемах. Капитана она больше не видела, так как паром приходил раз в день и стоял меньше часа. Так текли недели.

Земляной пол своей новой хижины они посыпали опилками и сложили каменный очаг; в качестве дров использовались обрезки, оставшиеся после строительства. Хижина состояла из большой центральной части, которая была рабочей зоной, и пяти стойл-спален с наклонными подпорками, так как диллиане спят стоя. Одно дополнительное стойло предназначалось для отпрыска Дал, чьё появление на свет с каждым днём приближалось, а другое было сооружено на тот случай, если кто-нибудь захочет присоединиться к их семейной группе.

Джол и Дал брали Чжули в лес ставить ловушки на зверей, показывали ей, как снимать шкуры, как сплетать мех и кожицу некоторых растений, чтобы изготовить одежду. Их семье поручили следить за состоянием отдалённых троп и особенно бревенчатых мостков, которые могли рухнуть зимой под снегом. Это была лёгкая, приятная работа, и By Чжули наслаждалась покоем и красотой гор. Когда наступила зима, они помогали откапывать занесённые снегом хижины и расчищать тропы вокруг расположенного у озера маленького поселения.

В конце лета Дал родила детёныша, большого и полностью сформировавшегося, но покрытого лишь мягким серым пухом, с красноватой морщинистой шкуркой, делавшей его похожим на иссохшегося старичка, Хотя новорождённый был очень крупным и уже через несколько часов после появления на свет мог стоять, ходить и даже бегать, почти целый год у него не было зубов и его приходилось выкармливать. Он требовал постоянного присмотра, несмотря на то что выросшая в первые недели шерсть в какой-то степени его защищала. Мальчику, родившемуся с инстинктами дикого животного, пришлось учиться думать, говорить, действовать с чувством ответственности. Вначале By Чжули было нелегко с ним справляться, хотя через месяц ребёнок выглядел как десятилетний мальчик.

Ей объяснили, что таким он будет оставаться несколько лет, может быть, восемь или десять, пока не достигнет половой зрелости. Когда этот момент наступит, детёныш считается уже полностью самостоятельным.

Внезапно эту мирную, почти идиллическую жизнь нарушили ночные кошмары. By Чжули снились быстро нарастающая боль, пытки и злое, хитрое, безобразное лицо, которое требовало от неё ужасных вещей. По ночам она просыпалась от собственного пронзительного крика и несколько часов не могла прийти в себя.

32
{"b":"5656","o":1}