Содержание  
A
A
1
2
3
...
34
35
36
...
86

Вардии направились в Центр.

Они шли молча, в полном согласии, даже случайные жесты были абсолютно одинаковыми. В дополнительной связи не было нужды, ибо каждая точно знала, что другая думает точно так же. Дальнейшая процедура была хорошо разработана. Когда они отметились в приёмной, их развели по разным комнатам для врачебного обследования. Им объявили, что они здоровы, после чего каждой поручили работу над частью проекта, отличной от той, которой единая Вардия занималась раньше, но обязанности оставили прежние.

– Я увижу когда-нибудь своего двойника? – спросила Вардия, оказавшись в крыле № 4.

– Вероятно, – ответил наставник. – Мы намерены как можно быстрее предложить вам совсем иное поле деятельности, так что каждая из вас изберёт свой собственный путь. А поскольку опыт, который вы обе приобретёте, сделает вас существенно разными, не будет никаких оснований препятствовать вашей встрече.

В то же самое время другая Вардия, задав тот же вопрос и выслушав тот же ответ, получила совсем иное задание, хотя компьютерная база оставалась прежней.

Она стала работать с умиау, внешне полностью идентичной той, с которой она в своё время разговаривала на берегу реки. Её звали – Вардия воспринимала их как существа женского пола, хотя это было не так, – Эндил Кеннот.

Через несколько дней, узнав друг друга поближе, они разговорились. Кеннот напомнила ей некоторых инструкторов Центра. На каждый вопрос она разражалась целой лекцией.

* * *

Однажды Вардия спросила Кеннот о цели их работы. В основном они занимались тем, что закладывали в компьютер легенды и сказки народов Мира Колодца, стремясь обнаружить в них некие общие факторы.

– Вы ведь уже нашли единственный общий фактор? – наставительно сказала Кеннот. – Что это было?

– Некая фраза – я слышу её повсюду.

– Верно! – воскликнула русалка. – До полуночи у Колодца Душ. В высшей степени поэтичное выражение, означающее «навсегда» или "бесконечно". Например: "Мы будем заниматься этим проектом до полуночи у Колодца Душ" – в нашем случае это очень похоже на правду.

– Но почему это так важно? – полюбопытствовала Вардия. – Ведь это просто поговорка, разве не так?

– Нет! – энергично возразила умиау. – Если бы она принадлежала одной расе, пусть даже соседним расам, тогда всё было бы понятно. Но она в ходу даже на Севере! В некоторых крайне примитивных гексах её используют в религиозных песнопениях! Почему? Эта поговорка дошла до нас с древних времён. Письменным памятникам, в которых она встречается, почти десять тысяч лет, сохранила её и тысячелетняя устная традиция. Эта фраза появляется снова и снова! Почему? Что она пытается сообщить нам? Именно это я и хочу узнать! Это могло бы дать нам ключ к тайнам этой безумной планеты с её тысячей пятьюстами шестьюдесятью расами и всевозможными биосферами.

– Может быть, её следует понимать буквально? – предположила Вардия. – Может быть, в прошлом обитатели этой планеты иногда собирались в каком-то месте, которое они называли Колодцем Душ?

Русалка реагировала совсем по-человечески на слова глупой студентки, которая путём долгих умственных усилий изобрела велосипед.

– Мы шли именно таким путём, – сказала Кеннот. – Ведь в конце концов этот мир называется Миром Колодца, но единственные известные нам колодцы – это входные колодцы на обоих полюсах. Как вы знаете, в этом-то и заключается проблема. Через них можно только войти.

– А почему обязательно должен быть ещё и выходной? – спросила Вардия. – Ведь существуют же улицы с односторонним движением?

Кеннот покачала своей величавой головой.

– Нет, это не имело бы смысла и, кроме того, обесценило бы имеющуюся в моём распоряжении единственную разумную теорию, объясняющую создание этого мира.

– Что за теория?

Глаза Кеннот начали стекленеть. Вардия не поняла, что это – выражение какого-то чувства, или умиау просто закрыла внутренние прозрачные веки, оставив открытыми внешние, кожистые.

– Вы отнюдь не глупы, Вардия, – произнесла умиау, – как-нибудь я вам всё объясню.

Через день или два, зайдя в кабинет Кеннот, Вардия увидела, что русалка рассматривает слайды с видами огромной, окрашенной в красные, жёлтые и оранжевые тона пустыни, лежащей под безоблачным синим небом. Линия горизонта была слегка размыта.

"Это похоже на полупрозрачную стену", – подумала Вардия. И высказала своё мнение вслух.

– Вы правы, Вардия, – ответила Кеннот. – Это Экваториальный барьер, место, где я когда-нибудь обязательно побываю, хотя ни один из расположенных поблизости от него гексов не изобилует водой и путешествие будет тяжёлым. Посмотрите сюда, – сказала она, прокручивая назад винт проектора.

Перед Вардией появился вид, снятый сквозь стену с помощью самых чувствительных фильтров. Объекты по-прежнему были словно в тумане, но одну вещь девушка сумела идентифицировать достаточно точно.

– Там же проход! – воскликнула она. – Такой же, как в Зоне Колодца.

– Совершенно верно, – сказала русалка. – И вот об этом мне и хочется узнать побольше. Вы сможете поработать со мной этой ночью?

– Почему бы и нет? – ответила Вардия. – Я никогда этого не делала, но чувствую я себя прекрасно.

– Очень хорошо! – сказала, потирая руки, Кеннот. – Может быть, сегодня ночью я смогу решить эту загадку.

* * *

Ночное небо было усыпано бесчисленными звёздами, в нём плыли ярко окрашенные облака туманностей, гигантские звёздные скопления в своём галактическом кружении казались совсем близкими. Это была изумительная картина, но её не видели ни Вардия, работавшая при искусственном освещении в лаборатории, ни зловещие невидимые наблюдатели, спрятавшиеся в поле к югу от Центра.

Со стороны их можно было принять за огромные зерна дикорастущих злаков, усеявших эту территорию. Затем два больших призрака медленно поднялись из-за высоких стеблей, два призрака с телами крупных насекомых и большими глазами.

И появилось ещё кое-что.

Оно сверкало, словно тысячи манящих светляков, сложившихся в какую-то неясную форму.

– Провидец говорит, что уравнение странным образом изменилось, – заявил Опора.

– Значит, этой ночью мы отдыхаем? – спросил один из аккафианских солдат.

– Нет, – отрезал Опора. – Мы считаем, что именно этой ночью обстоятельства будут нам благоприятствовать. У нас есть возможность получить кое-что дополнительно, а это увеличит наши шансы.

– Значит, новый фактор работает на нас? – успокоившись, спросила марклинг.

– Да, – ответил Опора. – Придётся похитить не одного, а двоих. Можете это сделать?

– Конечно, если только второй не крупнее первого, – сказала марклинг.

– Хорошо. Они должны появиться вдвоём, так что хватайте обоих. И помните! Если все чиллиане заснут, когда сработает детонатор и силовая установка выйдет из строя, то с умиау этого не случится. Хотя она испытает шок и будет хуже видеть или вообще хуже себя чувствовать, с ней могут возникнуть трудности. При любых обстоятельствах не жальте нашу добычу до смерти. Я хочу, чтобы они были парализованы и чтобы мы могли спокойно вернуться с ними на остров, находящийся на полпути от цели.

– Не беспокойтесь, – почти в унисон заявили солдаты.

– Тогда всё в порядке, – сказал Опора таким тихим голосом, что он был едва слышен за порывами ночного бриза. – Когда мы доберёмся до места, я подам сигнал. Тогда, и только тогда, вы взорвёте детонатор. Не раньше, но и не позже. В противном случае запасные генераторы заработают раньше, чем мы уберёмся оттуда.

– Понятно, – сказала марклинг.

– Провидец утверждает, что они находятся там вместе, – заявил Опора. – Я – существо мнительное. Это слишком хорошо, а я не верю в случайную удачу. Тем не менее мы сделаем всё, что от нас зависит.

А теперь – вперёд!

ДИЛЛИЯ – НАД ОЗЕРОМ

Ву Чжули застонала и открыла глаза. Голова у неё раскалывалась от боли, и вся комната словно куда-то плыла.

35
{"b":"5656","o":1}