Содержание  
A
A
1
2
3
...
37
38
39
...
86

– Омоложения, должно быть, в немалой степени повлияли на вашу память, – предположила девушка.

– Нет, – сказал он. – Я никогда не подвергался омоложению. By Чжули. Никогда.

– Но это же невозможно! Я помню, как Хаин изучал вашу лицензию. В ней говорилось, что вам больше пятисот лет!

– Так оно и есть, – произнёс Бразил негромко. – И намного больше. У меня были сотни имён, я прожил тысячу жизней. Я жил ещё во времена Старой Земли и даже раньше.

– Но Старую Землю уничтожили много столетий назад! Значит, это было чуть ли не в доисторическую эпоху!

Капитан говорил преувеличенно небрежным тоном, но девушка не сомневалась в его правдивости.

– С моей памяти словно спадают завесы – одна за другой, – продолжал Бразил. – Как раз сегодня, в горах, я неожиданно вспомнил потешного маленького диктатора, жившего на Старой Земле. Я нравился ему потому, что был точно таким же недомерком, как и он.

Его звали Наполеон Бонапарт.

Несколько ночей подряд капитан спал, закутавшись в меха, в конторе Йомакса; с каждым очередным посещением By Чжули он убеждался, что девушка чувствует себя всё лучше и лучше и постепенно обретает уверенность в себе.

Но эти глаза! Печаль в её глазах не проходила.

Как-то раз, когда прибыл паром, Кламас чуть не упал в озеро, торопясь спрыгнуть на пристань.

– Нат! Нат! – кричал он. – Потрясающие новости!

Выражение его лица ничего хорошего не предвещало.

– Остынь, Кламми, и расскажи всё по порядку. – Бразил выхватил у него из рук напечатанную ксилографическим способом газету, но не сумел прочесть ни слова.

– Кто-то проник в университет в Чилле и похитил двоих исследователей!

Бразил нахмурился, ощутив странную тяжесть в желудке. В Чилле жила Вардия, и именно туда он намеревался отправиться.

– Кого похитили? – спросил он.

– Одну из твоих спутниц, Вардию, кажется. И умиау по имени Кеннот.

Бразил вздрогнул и закусил губу.

– Кто это сделал?

– Есть неплохая идея, хотя кое-кто с ней и не согласен, – ответил Кламас. – Горстка гигантских тараканов с непроизносимыми именами. Несколько умиау заметили их в темноте, когда эти наглецы взорвали силовую установку в Центре.

Постепенно вся история прояснилась. Две огромные твари, похожие на гигантских летающих жуков, взорвали главную силовую установку, отключив тем самым все искусственное освещение Центра. Затем, разбив стекло, они влезли в лабораторию, схватили Вардию и Кеннот и куда-то их увезли. Власти гекса, к которому, как подозревали, принадлежат похитители, заявили, что на планете существует около сотни насекомоподобных рас, и отрицали причастность к это к акции. Их жестокая монархия, своими фантастическими титулами напоминающая комм-мир, была герметически закрыта, так что никто им не поверил.

– Но это ещё не самое сенсационное! – задыхаясь продолжал Кламас. – У этих умиау начался страшный переполох, и одна из них случайно проговорилась. Судя по всему, им и руководителям Центра в Чилле было что скрывать. Кеннот – это Элкинос Скандер Бразил застыл, переваривая полученную информацию. Вот это да! Скандер мог использовать большие компьютеры Центра, чтобы получить ответы на все жизненно важные для него вопросы, а затем организовать экспедицию под своим руководством во внутренние области Мира Колодца. "Власть и алчность, – мрачно подумал Бразил. – Они развращают даже самые мирные расы. Что ж, они своего добились, но теперь всё, что у них осталось, – это страх"

– Я должен немедленно отправиться в Чилл, – сказал он паромщику. – Похоже, мой час настал.

Кламас ничего не понял, но согласился задержать судно до тех пор, пока Натан не простится с By Чжули.

Когда капитан вошёл, девушка листала альбом пейзажей, выполненных местными художниками. Лицо Бразила выдало снедавшее его беспокойство.

– Что случилось? – спросила она, – Они вломились в лабораторию и похитили Вардию и Скандера – того самого, который взорвал базовый лагерь на Далгонии и убил семерых человек, – мрачно сказал он. – Боюсь, мне надо уходить.

– Возьмите меня с собой, – тихо попросила By Чжули.

Эта мысль даже не приходила ему в голову.

– Но ведь вы ещё не оправились! – запротестовал Бразил. – Кроме того, ваше место здесь. Теперь это ваш народ. За пределами этого края бушуют бури. Это не для вас!

Девушка подошла к нему вплотную, и капитана в который раз поразили глаза – тоскливые глаза старого-престарого человека.

– Я должна, – сказала она. – Я хочу исцелить свои раны.

– Там вы только получите новые, – возразил он. – Там страшно, By Чжули.

– Нет, Натан, – сурово ответила она, впервые назвав его по имени. – Страх гнездится здесь. – Она постучала себя по лбу. – Если я не встречусь с ним лицом к лицу, я зачахну и умру.

Бразил молчал, и она решила, что он всё же не хочет брать её с собой.

– Мне будет легче, чем вам, – заметила она. – Кожа у меня толще, я лучше приспособлена к капризам погоды, и мне требуются лишь трава и вода.

– Ладно, – решительно произнёс он. – Пойдём вместе, если вам это необходимо. В конце концов, вы всегда сможете вернуться в Диллию через любые Ворота.

– Вот это я и хотела услышать, Натан, – сказала она. – Я излечилась от губки, но меня держит на крючке то, что вы назвали самым отвратительным наркотиком, – страх.

– Вы уверены, что выздоровели?

– Уверена, – твёрдо произнесла она. – Путешествие пойдёт мне на пользу.

Когда Йомакс узнал, что они уходят вместе, снова разразилась буря протестов, но By Чжули осталась непреклонной.

– Я сам сообщу об этом Дал и Джолу, – сказал Йомакс, и на его глазах показались слёзы. – Но они тоже не поймут.

– Я вернусь, старина, – произнесла девушка дрожащим голосом. И нежно поцеловала старого кентавра в щёку.

Кламас врубил судовой свисток.

Через пять часов Бразил и By Чжули высадились на берег в Донмине. По сравнению с деревушкой, откуда они только что прибыли, он казался шумной столицей. Город стоял на широкой равнине. Улицы освещались масляными фонарями; Бразил не знал, какое масло для этого используется; но от фонарей явно воняло рыбой.

В судовой конторе ему вернули рюкзак, сшитый из грубой ткани. Они попрощались с Кламасом, и тот пожелал им удачи.

Как выяснила By Чжули, главным содержимым рюкзака был табак – самый подходящий товар для обмена. Кроме того, там лежали ткани и туалетные принадлежности. Они сняли комнату в прибрежной гостинице и провели там ночь.

На следующий день рано утром они двинулись на северо-восток по тропе, пересекавшей всю Диллию. By Чжули было нелегко держаться за капитаном, так как она уже привыкла передвигаться лёгким аллюром.

Через несколько километров, пройденных в особо медленном темпе, девушка не выдержала:

– А почему бы вам не сесть на меня?

– Вы и так уже несёте на себе рюкзак, – возразил Бразил.

– Я сильнее, чем вы думаете, – отпарировала она. – Я возила бревна и потяжелее вас, да ещё и вьюк в придачу. Садитесь-ка и постарайтесь не упасть.

– Последний раз я ездил верхом во время инаугурации президента Вильсона, – пробормотал капитан что-то совершенно для неё непонятное. – Ладно, попробую.

После трёх неудачных попыток он всё-таки взобрался на её широкую спину, напомнившую ему спину шотландского пони. Однако удержаться там оказалось гораздо сложнее. Он дважды падал, вызывая её насмешки, и в конце концов девушка вынуждена была заложить руки за спину, чтобы он мог хоть как-то держаться. Но она постепенно ускорила бег, и Бразилу пришлось ухватиться за куда менее надёжный рюкзак. Сам он был не в лучшей форме. В его ногах обнаружилась сотня мышц, о существовании которых он и не подозревал, и сильная боль почти заглушила болезненное ощущение в крестце.

Но километры так и летели. Перед самыми сумерками они миновали последнее поселение, и теперь им встречались лишь отдельные крестьянские хижины. Диллианская граница приближалась. Пошёл первый снег, но тревоги у них это не вызвало.

38
{"b":"5656","o":1}