ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Согласен, – вмешался в разговор кузен Ушан. В голосе его звучало беспокойство. – Но может пойти дождь. Это сильно замедлит наше продвижение. А кроме того, как мы проложим курс?

– Дождь помешает и мурни, – заметил Бразил. – А мы просто будем идти столько, сколько сможем. По словам слонгорниан, эта цепь невысоких холмов с зелёными пятнами тянется, на северо-восток почти до половины гекса. Нам следует добраться до этой цепи и двигаться вдоль неё. Похоже, там имеются пещеры, в которых можно укрыться.

Ушан одобрительно кивнул.

– Согласен, – сказал он. – Если бы я был мурни, то располагал бы лагеря и посёлки по берегам рек и ручьёв, но выбирал бы позицию, удобную для обороны. Нам надо по возможности держаться подальше от таких мест, и тогда мы, пожалуй, проскочим.

– Сразу же после захода солнца вы должны разведать эту территорию с воздуха, – сказал Бразил кузену Ушану. – До того как мы тронемся в путь, мне хочется побольше узнать об этом гексе.

Он отошёл в сторону и достал из рюкзака меч. Затем надел другую рубаху, с длинными рукавами и перчатками. С помощью кузена Ушана он разорвал рубаху, которую снял с себя, скрутил её, превратив в подобие ножен, и закрепил на шее Вучжу таким образом, что в ней поместился весь меч за исключением рукоятки.

– Так будет удобнее, – сказал он с довольной улыбкой, – если только меч не разрежет ткань и если вы будете помнить, что, вынимая его, надо придерживать ножны. – Затем он достал маленькую помятую жестянку и вынул из неё нечто, напоминающее кусок сала.

– Что это такое? – с любопытством спросила девушка.

– Слонгорнианский пищевой жир, – ответил Бразил, натирая им лицо и шею. – Кузен Ушан – чёрного цвета, вы – коричневого, а моя светлая кожа сразу меня выдаст. Я хочу перекраситься.

Подготовившись к дальнейшему пути, они стали ждать захода солнца.

БАРОНСТВО АЗКФРУ, АККАФИЛАНСКАЯ ИМПЕРИЯ

Сознание возвращалось к Вардии очень медленно. Даже после того, как над ней включили какой-то прибор, похожий на лампу дневного освещения, прошло почти полтора часа, прежде чем девушка смогла хотя бы пошевелиться.

Рядом тихо стонала Кеннот. С огромным трудом повернув голову, Вардия увидела, что русалка мучительно пытается вернуть подвижность ещё парализованным мышцам.

– Сукины дети! – неожиданно выругалась Кеннот на чистейшем языке Конфедерации.

Вардия не поверила своим ушам. Она сразу узнала этот язык, хотя в последний раз слышала его в кабинете Ортеги в Зоне.

– Вы… из… Конфедерации? – с трудом произнесла она, голос её звучал глухо, словно издалека.

– Разумеется, – буркнула русалка. – Я – Элкинос Скандер.

Вардия потянулась всем телом, с каждой минутой чувствуя себя все увереннее.

Умиау посмотрела на неё в упор, и на её хмуром лице отразилось недоумение.

– Так вы в самом деле ничего не понимаете? – спросил Скандер.

Вардия покачала головой:

– Ничего.

Скандер был потрясён. Ему просто в голову не приходило, что кто-то может не знать хотя бы часть всей истории.

– Послушайте, – начал он, – ведь вы – Вардия, верно? Вы прибыли в составе последней группы; Далгонии?

Она кивнула, и Скандер продолжал:

– А я прибыл за несколько недель до вас. Теперь уже была ошеломлена Вардия.

– Тогда вы… Значит, это по вашим следам мы шли!

– Конечно, по моим! – ответил Скандер и рассказал ей о сделанном им открытии, об обнаружении Ворот и даже об убийстве. Правда, его версия не имела ничего общего с действительностью.

– Когда я вернулся в лагерь, – лгал Скандер, – этот мерзавец Варнетт уже всех убил. У меня оставался единственный шанс спастись от него – пройти через Ворота. Я понятия не имел, пропустят они меня или убьют, но за мной гнался сумасшедший. Ворота ещё были закрыты, и Варнетт схватил меня. Мы начали бороться – он намного моложе, но я находился в куда лучшей форме, – и тут Ворота открылись.

Он поведал о том, как их разделили, как его несколько дней допрашивали и наконец разрешили пройти через Ворота Зоны.

– Не знаю, что произошло с Варнеттом, – закончил Скандер. – Я проснулся в теле умиау и в первые несколько часов чуть не утонул. Умиау меня заметили и тут же доставили к властям. Пока не закончилась адаптация, меня держали под замком. Но я узнал о сложившейся уникальной ситуации и о моём новом статусе. Когда я услышал о Центре и о контактах с вашей расой, мы заключили сделку: я – со своим народом, мой народ – с вашим – об окончательном решении проблемы этой планеты. Кто её решит, будет контролировать как минимум этот мир, а может быть, и всю Вселенную.

При последних словах глаза Скандера лихорадочно заблестели, как бывает у религиозных фанатиков.

– Но мой народ стремится к знанию, а не к власти, – возразила Вардия.

– Все народы рвутся к власти, – безапелляционно заявил Скандер. – И кое-кому такая возможность предоставляется.

– Я не верю, – упрямо сказала Вардия. Скандер пожал плечами.

– Ваш народ для меня – загадка, так же как мой – для вас. Может быть, чиллиане всего лишь хотят дополнить абсолютное знание и не сумели сделать это из-за отсутствия некоего фактора.

– Какого фактора?

– Варнетта, конечно. Он владеет той самой формулой, которую я открыл, чтобы вступить в контакт с мозгом; он парень толковый, может, даже толковее меня. Мы не можем рисковать. Если кому-нибудь суждено устранить последнее препятствие и получить контроль над мозгом, который управляет этим миром, то пусть это лучше будут умиау – и, конечно, чиллиане, – поспешно добавил учёный.

– Но как же мы очутились здесь? – спросила Вардия, обводя своими щупальцами пустую грязную комнату с нелепой штепсельной розеткой.

– Я оказался глупцом, – резко ответил Скандер. – Кто-то пронюхал обо мне, и нашего посла в Зоне предупредили, что готовится похищение; я исчез и несколько недель скрывался. Рассчитывая на то, что большинство видов не замечает различий между представителями другого вида, я в конце концов возвратился, воспользовался именем и кабинетом коллеги и попытался в последние несколько дней завершить работу. Вот почему мы занимались круглые сутки. Я уже решил задачу наполовину и надеялся, что сегодня ночью смогу добить остальное. Я даже сумел устроить так, чтобы вас перевели ко мне, чтобы узнать о далгонийских воротах и о ваших собственных переживаниях.

Теперь Вардия была по-настоящему озадачена.

– Почему мои переживания должны отличаться от ваших?

– Да потому что Ворота должны были закрыться! – возбуждённо воскликнул Скандер. – Мы – Варнетт и я – открыли их, расшифровав код, их открыли наши мозги. И я не могу понять, почему Ворота остались активными. Корабль со снаряжением и с новой сменой должен был прибыть на Далгонию вскоре после вас и повторить вашу участь – тогда большинство новоприбывших попали бы сюда.

Мысленно вернувшись в прошлое, Вардия рассказала ему о странном сигнале бедствия.

– И ещё одна непонятная вещь, – добавила она в конце. – О ней я по-настоящему не задумывалась, но…

– Продолжайте! – быстро сказал Скандер. – Что это было?

– Я… я готова поклясться, что перед тем, как Ворота открылись, два ваших летательных аппарата исчезли.

Умиау неожиданно пришла в сильное возбуждение.

– Исчезли! Да, это может кое-что объяснить! Но скажите, кто ещё был в вашей группе? Я видел информацию, но не придал ей в то время большого значения.

– Там был здоровенный противный толстяк, не помню его имени, – старательно вспоминала Вардия. Ей казалось, что всё это было очень давно. – Он торговал губкой. Его сопровождала эта девушка, By и как-то дальше, которая была полностью одурманена этой гадостью.

– И больше никого? Разве с вами не было пилота?

– Конечно, был. Натан Бразил. Забавный коротышка. Но очень старый: его пилотская лицензия была выдана ещё до образования Конфедерации.

Скандер внезапно расхохотался и стал раскачиваться на своём длинном рыбьем хвосте, весело потирая руки.

43
{"b":"5656","o":1}