Содержание  
A
A
1
2
3
...
55
56
57
...
86

Они вышли из Центра, и Вучжу осталась одна, совершенно сбитая с толку. Дело оборачивалось ещё хуже. Он оказался таким холодным, таким далёким, таким непонятным – это был не Натан! "И голос не его", – подумала она. В Бразиле появилось что-то такое – манера говорить, холодность, решительность, – чего она раньше в нём никогда не замечала.

"Достаньте переводчик", – сказал он и ушёл, даже не попрощавшись и не пожелав ей удачи.

* * *

– Хочу в последний раз сходить к своему старому телу, – сказал Бразил Ушану, и они спустились по лестнице, ведущей на цокольный этаж.

Ушан тоже заметил перемену в поведении капитана и встревожился. Его интересовало, изменила ли трансформация разум Бразила. Некоторые формы умопомешательства или расстройства психической деятельности, думал он. Что, если мозг оленя не в состоянии выдавать правильные решения в соответствующих количествах? Что, если они лишь частично принадлежат Бразилу?

Они вошли в уже знакомую комнату с резервуаром. Согласно всем экранам и циферблатам, тело продолжало жить. Бразил некоторое время молча стоял возле него, тупо глядя в пространство. Ушан отошёл в сторону, пытаясь представить, что чувствовал бы он сам в подобных обстоятельствах.

Наконец Бразил произнёс почти ностальгическим тоном:

– Это была хорошая оболочка. Она служила мне долгое-долгое время. Пусть уходит с миром.

Как только прозвучало последнее слово, стрелки всех приборов застыли на нуле, а все экраны показали остановку жизни.

Словно по команде тело умерло.

Бразил вышел, не сказав больше ни слова, и оставил Ушана в ещё большем смятении.

* * *

– Я уверен, что Скандер решил задачу, – сказал Бразилу и кузену Ушану глава проекта, чиллианин по имени Манито. – К несчастью, ключ к решению он всегда держал при себе и был очень осторожен – каждый раз стирал память компьютера. Единственное, что у нас имеется, – это материал, который был выведен на экран, когда его и Вардию похитили.

– Что подтолкнуло его к этому исследованию? – спросил Бразил.

– Он был очарован нашим собранием фольклора. Работал главным образом с ним, опираясь на общеизвестную фразу: "До полуночи у Колодца Душ".

Бразил кивнул.

– Ну это ещё ничего, – заметил он. – Но вы говорили, что, вернувшись, он отказался от этой версии.

– Вскоре после возвращения, – подтвердил чиллианин. – Он заявил, что избрал неверное направление, и начал исследовать Экваториальный барьер.

Бразил вздохнул:

– Это плохо. Значит, он во всём разобрался.

– Вы говорите так, словно сами знаете ответ, – заметил руководитель проекта. – Интересно, как вам это удалось. Я располагаю всеми необработанными данными, которые добыл Скандер, но не могу извлечь из них ничего полезного.

– Это потому, что на вас обрушились миллионы осколков, а никакой идеи относительно размера и формы целого вы не выдвинули. Естественно, вы не можете начать складывать их воедино, – сказал ем Бразил: по его глубокому убеждению, все формы жизни, способные давать потомство, принадлежали к женскому полу. – В конце концов, Скандер владеет главным уравнением. И вы не можете заполучить его сюда.

– Я никак не могу понять, почему вы дали ему возможность так вас использовать, – вмешался Ушан. – Обе ваши расы обеспечили ему стопроцентную защиту, сотрудничество и предоставили ему весь необходимый инструментарий, ничего не получив взамен Чиллианин печально покачал головой.

– Мы считали, что контролируем ситуацию. Ведь он же был умиау. Он не мог жить вне своего океана и потому не мог покидать его пределы. Однако существует ещё один человек – тот, кто исчез. Он – математик. Чьим банком данных он пользовался? Или он настолько талантлив, что не нуждается в нём? Мы не можем позволить себе потерять Скандера!

– А есть ли какие-нибудь соображения относительно того, где они сейчас находятся? – спросил Бразил.

– Пользы от этих соображений целый вагон, – раздражённо буркнул чиллианин. – Их держат в заточении в гексе роботов, который называется просто Страна. Нас известили, что они там, и мы попросили всех наших должников, чтобы их задержали как можно дольше.

– Так, значит, у нас есть время, чтобы попытаться их освободить? – взволнованно спросил Бразил.

– Вряд ли, – ответил Манито. – В этом деле замешаны аккафиане. Их посол, барон Азкфру, пригрозил разбомбить в Стране всё, что только сможет, – а он в состоянии причинить огромный ущерб, если действительно этого захочет. Такова ситуация. Сегодня их освободят.

– Кто входит в состав группы? – спросил Ушан. – Если она слаба, мы ещё сумеем что-нибудь предпринять.

– Мы уже думали об этом, – ответил Манито. – Но мы не можем позволить, чтобы вместе с другими был убит чиллианин. Кроме Вардии и Скандера, в неё входят аккафианин – это огромные насекомые, передвигающиеся с большой скоростью, умеющие летать, обладающие отвратительными жалами и пожирающие добычу живьём, – по имени мар Хаин и таинственное создание с Севера, о котором мы почти ничего не знаем, кроме того, что его зовут Провидец и Опора. Единое это существо или нет, я выяснить не смог.

– Хаин! – воскликнул Бразил. – Конечно, этого следовало ожидать. Этот сучий сын всегда замешан в каком-нибудь грязном деле.

– Вы знакомы с этим Хаином? – удивился Ушан. Бразил кивнул.

– Похоже, там собралась вся банда, – пробормотал он и внезапно повернулся к Манито:

– Вы принесли атлас, который я просил?

– Принёс, – ответил чиллианин и положил на стол огромную книгу, Бразил раскрыл её носом, а затем широким шершавым языком перелистнул несколько страниц. Найдя карту южного полушария, он стал её тщательно изучать – Чёртово антилопье зрение! – пробормотал он себе под нос.

– Я помогу, – сказал чиллианин и подошёл к оленю. – Здесь всё написано по-чиллиански, вы не умеете читать на этом языке.

Бразил отрицательно покачал головой.

– Да нет, всё в порядке, – сказал он. – Я вижу, где сейчас находимся мы и где – они. Мы – почти в двух гексах от северного побережья океана. Они – в двух гексах от восточного побережья океана, сравнительно недалеко оттого места, куда нам нужно попасть как можно скорее.

– Откуда вам это известно? – спросил ошеломлённый чиллианин. – Вы что, здесь бывали? Думаю…

– Нет, – перебил его Бразил. – Не здесь. – Не спеша перелистывая страницы одну за другой, он постепенно изучил крупномасштабные карты пяти различных гексов. Внезапно он поднял голову и взглянул на смущённого чиллианина.

– Вы можете устроить мне встречу с кем-нибудь из шишек умиау? – спросил он. – Они нам кое-что должны за Скандера. Его группа наверняка двинется через Слелкрон, нетехнологический гекс, что с нашей точки зрения прекрасно, и Эк'л, который сегодня может оказаться каким угодно. Нам предстоит пробираться через Ивром, который мне совершенно не нравится, но обойти его невозможно, и через Алистл, по сравнению с которым Мурител выглядит уютным местечком для пикника. Я надеюсь договориться с Ивромом, а если умиау переправят нас через свой гекс, то мы сумеем миновать отвратительный край Алистл и, может быть, даже выиграть немного времени. Если группа Скандера будет держаться берега – а я полагаю, что так они и сделают, поскольку там пролегают лучшие дороги, – мы сможем догнать их и перехватить вот здесь, – он указал носом в карту, – у северной оконечности залива, в Глмоне.

– Спрашиваю из чистого любопытства, – заявил Ушан. – Вы сказали, что умиау были первыми предупреждены о попытке похищения Скандера. Теперь, по вашим словам, вы слышали, что они находятся в Стране. Кто вам это сообщил?

– Мы не знаем! – воскликнул чиллианин. – Эти сообщения, отпечатанные на обычной пишущей машинке, были получены нашими послами в Зоне.

– Но кто их отправил? – напирал на него Ушан. – Что за таинственная третья команда?

– Я надеялся узнать это у вас, – бросил Бразил. Глаза Ушана расширились.

– У меня? Ладно, согласен. Я знал, кто вы такой, ещё в Диллии и присоединился к вам с определённой целью. Но я не представляю никого, кроме самого себя, и выражаю интересы моего народа. Мы, подобно чиллианам и умиау, получили аналогичное известие в Зоне. Там сообщалось, что вы ищете Скандера и Варнетта. Мы не смогли узнать, кто его послал, и было решено принять участие в этой игре. Выбрали меня, так как я путешествовал чаще, чем большинство моих собратьев. Но третья команда? Нет, Бразил, я признаюсь лишь в том, что не был с вами откровенен. Я целиком на вашей стороне.

56
{"b":"5656","o":1}