ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Дори и чёрный барашек
Дерзкий рейд
Мужчины с Марса, женщины с Венеры. Новая версия для современного мира. Умения, навыки, приемы для счастливых отношений
Остров дальтоников
Уникальный экземпляр: Истории о том о сём
Assassin's Creed. Ересь
Змеелов
Наследница Вещего Олега
Не время умирать
Содержание  
A
A

Протянув руку, он щёлкнул тумблером.

w– Капитан, – произнёс он нараспев и несколько саркастическим тоном, – просит позволения насладиться вашим обществом сегодня за обедом. Жду через тридцать минут в кают-компании. Если идти не захочется, не переживайте. Я не обижусь, – закончил он и, посмеиваясь, выключил переговорное устройство.

"Зачем я это делаю? – подумал он, наверное, уже в тысячный раз. – Девять дней я всячески гонял их, изводил и третировал, как только мог. А теперь, став общительным, я злюсь на себя".

Вздохнув, он включил аппарат для автоматического подогрева пищи. Теперь они или явятся, или умрут с голоду. Лениво почесавшись, Бразил подумал, а не принять ли ему перед обедом душ. "Нет, лишний раз мочиться не хочется, – решил он. – Лучше воспользуюсь деодорантом".

Он взял в руки книгу, которую изучил вдоль и поперёк, – кровавый приключенческий роман о какой-то далёкой планете, изданный несколько веков назад. Этот экземпляр в факсимильном виде удивлённый и обрадованный библиотекарь изготовил специально для него.

Библиотекарей Бразил называл своими секретными агентами, так как принадлежал к весьма узкому кругу людей, вообще читающих книги. Библиотеки обычно имелись на планетах в единственном числе, и посетителей у них практически не было. "Никто больше не пишет книг, – думал Бразил, – даже такое чтиво. Впрочем, это неудивительно. Любую нужную информацию можно получить от компьютерного терминала, стоящего в каждом доме; причём громадное большинство компьютеров обладают ещё и даром речи и отвечают на вопросы вслух. Так что чтением утруждают себя одни технократы".

А ещё варвары и люди, сбившиеся с пути.

И библиотекари.

Все остальные могут просто щёлкнуть выключателем и получить обладающее цветом, вкусом и запахом трёхмерное порождение своей собственной фантазии или то, что создано командой профессиональных фантастов, отобранных правительством.

"Чертовски тупое дерьмо, – вздохнул про себя Бразил. – Их даже воспитывали так, чтобы они были начисто лишены воображения. Тех, кто случайно обладал им, лечили – слишком опасно позволять людям мыслить, особенно не так, как угодно властям".

Интересно, умеет ли кто-нибудь из его пассажиров читать. "Может, Кабан, – так он мысленно окрестил Датама Хаина, весьма напоминавшего это животное, – но этот, вероятно, дальше материалов по товароведению и прочего подобного дерьма не пошёл. Впрочем, судя по физиономии, какое-нибудь "Руководство по повешению людей двадцатью различными способами" наверняка доставило бы ему огромное удовольствие".

Девушку, которая летела вместе с ним, оценить было намного труднее. Как и Хаин, она явно происходила из мира, обходящегося без родильных фабрик. Ей было лет двадцать, и, если бы не изнурённый вид, она выглядела бы весьма привлекательной. Не то чтобы хорошо сложенной или красивой, но симпатичной. Однако у неё был пустой стеклянный взгляд, и она подчёркнуто рабски прислуживала этому толстяку. By Чжули – вспомнил Бразил её имя, указанное в списке пассажиров. Чжули By? – билось где-то в уголке его мозга. Вот оно, опять! Чёрт побери! Он попытался докопаться до источника мелькнувшей у него мысли, но тщетно.

Она похожа на китаянку, подсказал уголок памяти, но мысль снова ускользнула.

Китаянка. Много лет назад это слово что-то означало. Но откуда он об этом знает? И почему не может вспомнить? "Чёрт возьми, в те дни почти все люди имели такие характеристики", – подумал Бразил и успокоился.

Третьего пассажира можно было отнести к категории роботов обыкновенных, если не считать, что Бразилу ещё не приходилось видеть автомат, вечно остающийся двенадцатилетним. Всех их воспитывали одинаково, в одних и тех же условиях, и они одинаково выглядели, думали и верили, что их миры – самые лучшие из всех возможных и путешествовать нет никакого смысла. Но Вардия Дипло 1261 находилась на самой нижней ступени социальной лестницы. Она выполняла функции курьера, перевозившего почту между своим миром и ещё одним гнездом роботов, расположенным далее по этой линии. Все своё свободное время она посвящала физическим упражнениям.

Звон крошечного колокольчика, прервав его раз-" мышления, известил о том, что обед готов. Бразил встал и неторопливо направился в кают-компанию.

Большую часть этой комнаты – никто не знал, почему её называли именно кают-компанией, – занимали огромный стол, привинченный к полу, и несколько стульев, которые оставались деталями пола до тех пор, пока вы не наступали на маленькое неприметное кольцо, после чего они поднимались, превращаясь в удобные сиденья. Все помещение – стены, пол, потолок, даже поверхность стола – было облицовано молочно-белым пластиком. Цветовое однообразие нарушали маленькие настенные декоративные тарелки, на которых красовались название корабля, его конструктивные данные, имя владельца, полномочия, предоставленные ему Конфедерацией, а также капитанская лицензия.

Бразил вошёл в кают-компанию, наполовину уверенный, что там никого нет, и был удивлён, увидев, что обе женщины уже заняли свои места. Толстяк, стоя у стены, внимательно изучал его капитанскую лицензию.

На Хаине была лёгкая синяя тога, делавшая его похожим на Нерона. By Чжули оделась точно так же, но на ней тога сидела куда лучше. Обитательница комм-мира, Вардия, предпочла простое чёрное платье, сооружённое из целикового куска материи. Бразил отметил, что By Чжули, уставившаяся прямо перед собой, по-видимому, находится в трансе.

Хаин закончил чтение надписей на настенных тарелках и повернулся к своему стулу возле By Чжули; его жирное лицо выражало неодобрение.

– Что-нибудь с моей лицензией? – соболезнующе осведомился Бразил.

– Этот бланк, – осторожно ответил Хаин с явной тревогой в голосе. – Он такой старый! На моей памяти подобными бланками никогда не пользовались.

Капитан, улыбнувшись, нажал кнопку под своим стулом. Наверху распахнулись пищевые отсеки, и перед каждым участником обеда возникла тарелка с дымящейся едой. В круге, открывшемся в середине стола, появились большая бутылка и четыре стакана.

– Я получил её давным-давно, – сказал Бразил, наливая себе безалкогольное вино.

– Вы делали омоложение, капитан? – учтиво спросил Хаин. Бразил кивнул.

– Несколько раз. Капитаны грузовых кораблей любят такие штуки.

– Но ведь это очень дорого, если вы не обладаете влиянием в Совете, – заметил Хаин.

– Верно, – согласился Бразил, жуя синтетическое мясо. – Но нам хорошо платят, а в порту мы проводим лишь несколько дней. Капитаны еле успевают проматывать своё жалованье.

– Но взгляните на дату! – вмешалась Вардия. – Лицензия очень-очень старая! Гражданин Хаин сказал, что ей триста шестьдесят два стандартных года!

Бразил пожал плечами:

– В этом нет ничего необычного. Один мой коллега, работающий на этой же линии, получил свою лицензию пятьсот лет назад.

– Да, – сказал Хаин, – но на лицензии стоит штамп – "Третье обновление". Сколько же вам всё-таки?

Бразил снова пожал плечами.

– Честно говоря, не помню. Человеческий мозг обладает ограниченной ёмкостью, так что при каждом обновлении стирается некоторая часть прошлого. Время от времени ко мне возвращаются какие-то обрывочные воспоминания, но удержать я ничего не могу. Может быть, мне шестьсот лет, а может, и все шесть тысяч, хотя в последнем я сомневаюсь.

– И вы никогда не пробовали это выяснить? – удивлённо спросил Хаин.

– Нет, – промычал Бразил с набитым ртом. Минуту он энергично работал челюстями, затем сделал хороший глоток вина.

– Мерзкое пойло, – фыркнул он, ставя стакан на стол, и тут же вспомнил, что разговор оборван на полуслове. – Разумеется, всё это меня удивляло, но записи такого рода имеют дурацкую привычку теряться. Я пережил слишком многих бюрократов. К счастью, меня волнует только настоящее и будущее.

Хаин уже кончил есть и похлопал себя по объёмистому животу.

6
{"b":"5656","o":1}