ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Опора сделал короткую паузу. Затем продолжал:

– Мы возглавляли этот проект с самого начала. Мы разумно использовали обстоятельства и поразительное искусство Провидца создавать выгодную для нас ситуацию. Мы руководили. Теперь мы руководим без всякой опаски.

– Настолько ли вы могущественны, чтобы командовать нами? – с издёвкой спросила новая Вардия. – В настоящий момент мы собираем самых больших регистраторов, чтобы уничтожить вас. Вы больше не нужны.

– У меня нет никакого могущества, кроме речи и способности передвигаться, – ответил Опора, заметив, что вдалеке, над полями цветов, появились, оглушительно жужжа, восемь гигантских насекомых. – Но вот Провидец кое-что может, – добавил он, и как бы в подтверждение его слов огоньки Провидца начали разгораться все ярче. Внезапно из них вырвались молнии, ударившие по регистраторам со скоростью света.

Очертания насекомых вспыхнули, и, по мере того как каждое из них исчезало, словно сорванное мощным порывом ветра, вдали слышался слабый раскат грома.

– Гм… – вяло произнёс Опора, – это что-то новенькое. Провидец обожает сюрпризы. Ну что, пойдём? Мне начинает надоедать ваша прелестная страна.

Слелкронианин в теле Вардии был потрясён и раздавлен. Казалось, из него что-то выкачали, и уверенный нахальный блеск в его глазах сменился уважением, смешанным со страхом.

– Мы… мы не знали, что вы обладаете подобным могуществом, – чуть не задохнулся он.

– Это, в сущности, пустяки, – ответил Опора. – Ну как? Не передумали ещё присоединяться к нам? Надеюсь, что нет – в вашем присутствии Провидцу будет намного легче склонить доктора Скандера к сотрудничеству.

Ошеломлённый слелкронианин, трясясь, повернулся к Скандеру:

– Надевайте свою сбрую. Мы должны идти.

– Хорошо, дорогая, – отозвался счастливый Скандер и послушно сделал то, что ему велели.

– Ведите нас, северянин, – пролепетал слелкронианин.

– Как всегда, – небрежно бросил Опора. – Кстати, вам что-нибудь известно относительно Эк'ла?

НА ПОБЕРЕЖЬЕ В ИВРОМЕ – УТРО

– По-моему, лес выглядит довольно мирно, – сказала Вардия, когда они выгрузились на пляж.

– Напоминает долину в Диллии, особенно её верхнюю часть, – добавила Вучжу, пока к ней привязывали ремнями седельные вьюки.

– Однако никому здесь не нравится, – напомнил Бразил. – Этот гекс не имеет посольства в Зоне, и все экспедиции, отправившиеся сюда, исчезали подобно Ушану. Нам предстоит пройти по Иврому более сотни километров, и потому, я считаю, следует, насколько это возможно, придерживаться берега.

– А как же Ушан? – встревожилась Вучжу. – Мы же не можем бросить его после всего, что сделал он для нас.

– Только не думайте, что я это делаю с лёгким сердцем, – мрачно сказал Бразил, – но Ивром – большой гекс. Ушан летает с приличной скоростью, и сейчас он может оказаться где угодно. Кроме того, как бы мне ни хотелось помочь ему, я просто не имею права рисковать остальными членами группы.

– А мне всё равно это совершенно не нравится, – твёрдо заявила Вучжу. Но этот эмоциональный всплеск капитан оставил без внимания. – Мы выжили в Мурителе, Натан, – напомнила она. – Неужели здесь может оказаться хуже?

– Намного, – сурово ответил он. – В Мурителе мы знали, кто был нашим врагом и какие могут возникнуть проблемы. Об Ивроме нам ничего не известно, и что нас ждёт впереди – непонятно. Поэтому придётся предоставить Ушана его судьбе. Или он, или мы.

На том и порешили.

После исчезновения Ушана Бразил всё больше и больше страдал из-за отсутствия рук. Хотя Ивром был нетехнологическим гексом, кое-какие вещи – хорошие и в каком-то смысле отвратительные – оказались необходимыми. Пришлось подключить к этому делу Вучжу и Вардию. Кентаврихе были вручены два автоматических пистолета, дополнительные обоймы для них закрепили на портупеях, надетых на неё крест-накрест. Вардия получила пистолеты совершенно другой конструкции. Вмонтированные в них пластиковые баллончики содержали горючий газ. Стоило посильнее нажать на спусковой крючок, как удар по кремню поджигал газ, и из дула пистолета вылетала огненная струя. Такой миниатюрный огнемёт действовал на расстоянии около десяти метров и, чтобы быть достаточно эффективным, не нуждался в точности прицеливания. Вардия, естественно, никогда не стреляла из пистолета и мало чему научилась, чуть-чуть попрактиковавшись во время плавания на плоту. Но это было грозное оружие, пусть даже психологическое, к тому же оно производило много шума.

– Будем держаться берега, – напомнил Бразил. – Если повезёт, мы проделаем весь путь через этот гекс, не забираясь в лес.

Они от всей души поблагодарили умиау, и русалки уплыли назад.

– Ну что ж, тронулись, – произнёс Бразил, и в голосе его чувствовалось большое напряжение.

Песок и обилие плавника замедляли их продвижение, но в целом путешествие протекало довольно успешно.

Перед заходом солнца Бразил объявил, что они проделали более половины пути. Поскольку с наступлением темноты у него возникли проблемы со зрением, а Вардии хотелось вкорениться, они устроили привал, надеясь, что это будет их единственная ночь в таинственном гексе.

Песок не очень-то подходил Вардии, но она сумела найти твёрдую и ровную площадку у опушки леса. Бразил и Вучжу устроились неподалёку, слушая, как прибой обрушивается на подводные скалы и как затем вода с шипением набегает на берег и откатывается назад.

Вучжу было тревожно, и заснуть она не могла.

– Натан, – спросила девушка, – если это нетехнологический гекс, почему продолжает звучать ваш голос? Ведь в его основе – радио?

Такая мысль ещё не приходила Бразилу в голову, и он задумался.

– – Не знаю, – произнёс он осторожно. – На всех картах этот гекс отмечен как нетехнологический, и общая логика планировки гексов говорит то же самое. Моё устройство не работало бы, если бы оно не было побочным продуктом автоматического переводчика. Те работают везде.

– Переводчик! – резко сказала Вучжу. – При этом слове у меня словно комок в горле. Откуда они поступают, Натан?

– С Севера, – ответил он. – Из кристаллического гекса, где их выращивают так же, как мы выращиваем цветы. Это – медленная работа, и они вывозят их очень мало.

– Но как он работает? – настойчиво продолжала она свои расспросы. – Это – не машина.

– Да, в нашем понимании это – не машина, – согласился Бразил. – И думаю, никто не знает, как он работает. Единственное разумное предположение состоит в том, что его действие объясняется связью с марковианским мозгом планеты.

Девушка чуть вздрогнула, и Бразил теснее прижался к ней, решив, что она замёрзла.

– Дать что-нибудь тёплое? – спросил он. Вучжу отрицательно покачала головой.

– Нет, я думала о мозге. Меня пугает его могущество, возможность создавать и навязывать гексам свои правила, возможность изготовлять переводчики, превращать людей во что-то иное. Мне не нравится даже мысль о расе, которая могла такое создать! Она пугает меня.

Бразил медленно погладил её по спине головой.

– Не тревожьтесь, – сказал он мягко. – Эта раса давно исчезла.

Но она не смогла отвлечься от волнующей её темы.

– Вот что меня интересует, – сказала девушка холодно, – а что, если они всё время были рядом и насмехались над нами? Вдруг они настолько могущественны и настолько выше нас, что мы даже не можем себе это представить. – Она отодвинулась и повернула к нему лицо. – Натан, что, если мы для них только игрушки?

Бразил посмотрел ей прямо в глаза.

– Мы – нет, – мягко ответил он. – Марковиане давным-давно исчезли. После себя они оставили на каждой планете мозг, подобный тому, который управляет Миром Колодца; это просто гигантский компьютер, имеющий программу и автоматически самовосстанавливающийся. Порождение его духа – люди. Разве вы этого ещё не поняли?

– Нет! – решительно сказала она. – И что вы имеете в виду, говоря, что люди – порождение духа марковиан?

61
{"b":"5656","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Темный паладин. Рестарт
Возвращение в Эдем
Непрожитая жизнь
Горький квест. Том 1
Сила Instagram. Простой путь к миллиону подписчиков
Арктическое торнадо
Эмоциональный интеллект. Почему он может значить больше, чем IQ
Канатоходка
Потрясающие приключения Кавалера & Клея