ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Тогда почему же вы провалились в них? – прошипел Скандер. – Почему они открылись для вас?

– Они и не открылись, – спокойно ответил Бразил. – Хотя мне следовало бы знать, что они там существуют.

– Но они открылись для нас, Бразил, – вмешался Хаин.

– Не для вас, Хаин, и не для меня, и не для Вардии, – сказал Бразил. – Но в составе нашей группы был ещё один человек. Потерявший всякую надежду, мечтающий о смерти, желающий избежать того, что было предначертано ему судьбой. Мозг, чувствительный к подобным вещам, засёк это и заманил нас на Далгонию, подав ложный сигнал бедствия. Мы прилетели туда, и, когда By Чжули ступила на перекрестие, Ворота открылись, пропустив всех нас.

– Я вспомнил! – воскликнул Скандер. – Вардия рассказывала мне о вас, когда мы сидели в плену в Стране! Она рассказала, как исчезли флаеры. Тогда я решил, что все это подстроили вы и что вы – марковианин. Все факты сходились. Кроме того, это объясняло, почему в отличие от остальных вы бесконтрольно действовали в Мире Колодца.

– То обстоятельство, что Ворота открыла девушка, а не Бразил, нисколько не обесценивает ваши умозаключения, профессор, – раздался у них за спиной спокойный хриплый голос.

Все обернулись, и перед ними во всей своей красе предстал Серж Ортега – пять метров змеиного хвоста и два метра массивного шестирукого тела.

– Серж, мне бы следовало знать тебя лучше, – с юмором сказал Бразил.

Улик пожал своими шестью плечами, – Это было шикарное дельце, Нат. Проворачивая его, я наслаждался. В большинстве посольств обеих Зон я установил подслушивающие устройства, все разговоры записывались. Мне было известно, что происходит, кто чем занимается и имеется ли что-нибудь, представляющее интерес для меня и моего народа.

Бразил кивнул. Он бы улыбнулся, если бы олень умел это делать.

– Значит, ты встретил нас не случайно? Ты уже знал, что я появился?

– Конечно, – ответил Ортега. – Маленькие камеры, расставленные в двух-трёх точках возле Колодца, фиксируют любого, проходящего через Ворота. Если это оказывается человек, то первым прихожу я. Никого это особенно не волнует, поскольку Ворота Зоны рассылают их по гексам наугад.

– Меня вы не встречали, – заметил Скандер. Ортега пожал плечами.

– Не мог же я жить в этом проклятом кабинете. Впрочем, это была ошибка – я потерял вас из виду. Но умиау так погано соблюдают секретность, что я раскрыл ваше убежище примерно через месяц.

– Ты следил за мной, начиная с Чилла, Серж? – спросил Бразил. – Как тебе это удалось?

– Запросто, – ответил улик. – Чилл обладает высокой технологией, но там нет природных ресурсов и поэтому существуют проблемы с металлами. Мы, как и многие другие гексы, поставляем им отдельные компоненты для машин и приборов, так вот эти компоненты имеют небольшие модификации. Например, в резонатор автоматического переводчика встроен дополнительный контур для трансляции. Радиус его действия невелик, но я знал, где ты находишься, и в большинстве случаев – вообще всё, что мне было нужно. Думаю, Нат, ты понимаешь, что тебе придётся играть в мою игру.

– Или ты убьёшь остальных? Человек-змея состроил оскорблённую физиономию, но явно переиграл.

– Что ты, дружище! – воскликнул он. – Разве я говорил тебе нечто подобное? Ведь у меня есть Скандер, а если он потерпит неудачу, то Варнетт. Но я предпочитаю тебя, Нат. Вряд ли ты отличаешься от того Натана Бразила, которого я знал десятки лет. И ты знаешь меня лучше, чем кто бы то ни было, и тебе известно, как я поступаю в каждом конкретном случае. Поэтому я спрашиваю тебя: ты возглавишь эту группу?

Бразил коротко взглянул на своего старого знакомого.

– Зачем нам нужны другие, Серж? Почему не просто ты и я? – спросил он.

– Спасибо, Нат! Но лучше уж я вместе с остальными буду осуществлять экспертный контроль над твоими действиями и сообщениями. Этот контроль в какой-то степени послужит страховкой для всех членов игры. Северянин работает для группы лиц, настолько отличающихся от любого из нас, что я ничего не могу о них сказать. Тем не менее он, подобно Хаину и растению, действует и в своих собственных интересах. Таковы, в сущности, и твои спутники. Никто из них не позволит другому занять главенствующее положение. Все вы даже будете вооружены пистолетами, с помощью которых сможете убить любого, кроме меня. Кстати, я сделал прививку против жала Хаина, так что и с этой стороны мне ничего не угрожает.

Бразил вздохнул.

– Как всегда, ловчишь, Серж? Между прочим, скажи, пожалуйста, если с самого начала это была твоя игра, почему нам пришлось сражаться и так далеко идти? Почему нельзя было просто всех собрать и отвести в нужное место?

– У меня не было ни малейшего представления, куда ты идёшь, – честно ответил Ортега. – Скандер занимался исследованиями, Варнетт все бросил, остальные ничего не знали. Поэтому я просто следил за вашими группами. Когда стало ясно, куда направляются обе экспедиции, я постарался замедлить их продвижение, чтобы прибыть сюда раньше. Это оказалось легче, чем вы думаете: через Ворота Зоны в гекс Улик. Вот и всё. Чёрт возьми, приятель, сотни раз я собирался отправиться в экваториальную зону. Никто ещё не нашёл дороги туда, а ведь сколько народу в течение многих лет пыталось это сделать!

– Но мы знаем, что вход расположен в конце Проспекта, – внезапно сказал Опора. – И со слов Скандера я понял, что войти туда следует в полночь.

– Верно по обоим пунктам, – подтвердил Бразил. – Но в данном случае этих сведений недостаточно. В первую очередь вам необходимо иметь страстное желание достичь центра Колодца; кроме того, нужно знать базовое уравнение, чтобы сообщить Колодцу: "Я отдаю себе отчёт в своих действиях".

– Уравнение Варнетта, – пробормотал Скандер. – Уравнение, полученное в результате изучения клеток марковианского мозга. Это оно, не так ли?

– Разумеется, – согласился Бразил. – А самое главное, нельзя исключать того, что потребуется присутствие какого-нибудь марковианина. Состояние этого мира таково, что данное уравнение просто не поддаётся расшифровке. Был один шанс на миллион, что вам обоим удастся его открыть, и почти один на бесконечность, что вы сумеете попасть туда, где окажетесь в состоянии его использовать. Вы никогда не смогли бы применить его на Далгонии, так как для завершения оно требует некоего добавления. Это что-то вроде ответа на вопрос "Чего желаете?", причём вы должны изложить своё желание в математически корректной форме. Впрочем, в данном случае, если вы зададите мозгу такой вопрос, он выдаст простое заключение – "неудача".

– Но если это марковианин, то почему он не мог напрямую вступить в контакт с мозгом и сам решить все свои проблемы? – спросил слелкронианин.

Бразил повернулся к живому растению, и в его голосе отразилось замешательство.

– Я думал, что вы – Вардия, но ваш голос звучит совсем по-другому.

– Вардия слилась с слелкронианином, – объяснил Опора. Он рассказал о мыслящих цветах и об их необычном образе жизни. – Ей досталось немало мудрости и чрезвычайно эффективная сила мысли, но она – такая малая часть целого, что чиллианин по существу умер, – завершил свой рассказ Опора.

– Понимаю, – задумчиво сказал Бразил. – Значит, Вардий оказалось многовато. Наша, первоначальная, опять стала человеком.

Он снова повернулся к Ортеге.

– То же самое произошло с Вучжу и Варнеттом, – добавил он.

– Варнетт? – Скандер вскочил, расплёскивая воду. – Варнетт с вами?

– Да, но никаких фокусов, Скандер, – предупредил Ортега, – Если вы попытаетесь что-нибудь сделать с Варнеттом, я уж о вас позабочусь. – Он повернулся к Бразилу:

– Это касается и тебя, Нат.

– Тут проблем не будет, – устало ответил Бразил. – Я приведу вас в Колодец, покажу то, чего вы так желаете, и даже отвечу на любой вопрос, который вы захотите мне задать, проясню любую неопределённость.

– Это нас устраивает, – заметил Опора, но в голосе его прозвучало предостережение.

72
{"b":"5656","o":1}