ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Вторая брачная ночь
Семь нот молчания
Как стать звездой YouTube. Хештег Гермиона: Фейл!
Мое сокровище
Обыграй дилера: Победная стратегия игры в блэкджек
Ветер Севера. Риверстейн
Это всё магия!
Просто была зима…
Вокруг света за 100 дней и 100 рублей
Содержание  
A
A

Внезапно всё стало таким, каким было прежде.

– Вардия, вы возвратили себе своё «я» и перестали быть сестрой самой себе, – сказал Бразил чиллианину. – Думаю, вам будет приятнее возвратиться в Чилл, в Центр. У вас есть чем поделиться с соотечественниками. Расскажите им обо всём, что произошло. Они не сумеют использовать эти сведения непосредственно, но ваш рассказ наверняка поможет учёным определить, какие из их проектов имеют реальную ценность. Идите!

Она исчезла.

В комнате остались только Бразил, Провидец и Опора, Варнетт, By Чжули, Ортега и настоящая Вардия.

– Провидец и Опора, – обратился к северянину Бразил. – Ваша раса меня заинтересовала. Вы бисексуальны, представляете собой две абсолютно различные формы, слившиеся в единый организм, причём одна из форм обладает могуществом, другая – способностью чувствовать. Вы – представители славной расы, имеющей огромный потенциал. Возможно, вы сумеете выполнить предназначенную вам миссию и достичь высокого положения.

– Значит, вы отправляете нас обратно? – спросил Опора.

– Нет, – ответил Бразил. – Не в гекс. Ваша раса находится накануне выхода за пределы своего вектора. Близится критический момент, когда возникнет вопрос о целях. Я посылаю вас к вашему народу в его мир с миссией, которую вам поручаю. Дар Провидца поможет вам. Не исключено, что вы сумеете направить ваш народ по верному пути. Вот и все о вас. Вперёд!

Провидец и Опора исчезли.

– Варнетт, – позвал Бразил, и мальчик дёрнулся так, словно в него выстрелили.

– Что в этой шкатулке с сюрпризами приготовлено для меня? – поинтересовался он с ложной бравадой.

– Все комм-миры находятся на разных ступенях развития, – сказал Бразил. – Ваш мир ещё не успел зайти слишком далеко. Даже мир Вардии способен измениться. Худший из всех – Дедал, там избрали путь генной инженерии. Все его обитатели одинаково выглядят, одинаково говорят, одинаково думают. Они вроде бы сохранили мужской и женский пол, но инженеры, позаботились и об этом. Люди там – гермафродиты, маленькие мужские гениталии расположены над вагиной. Беременеют они лишь однажды, затем теряют все сексуальные желания и потенцию. У каждого есть один ребёнок, во всём, конечно, похожий на родителей; детей воспитывает государство. Это – абсурдный муравейник, но таков, возможно, образ будущего.

У людей Дедала даже нет имён. В них заложены покорность и довольство судьбой. Власть находится в руках Центрального Комитета. Эта малочисленная группа сохранила сексуальные способности, и члены Комитета немного отличаются друг от друга. Население запрограммировано таким образом, что беспрекословно подчиняется любому из этих руководителей. Комитет контролируется синдикатом торговцев губкой. Боюсь, что именно такой вид генной инженерии торговцы губкой собираются в конечном итоге распространить на всех, сами же они намереваются править.

Я даю вам возможность все это изменить. То, что мурни сделал для меня, я сделаю для вас. Вы станете Председателем Центрального Комитета Рая, прежде именовавшегося Дедалом. Вы станете новым Председателем. Прежний только что отдал концы, и теперь вам предстоит взять все в свои руки. Если то, что вы некогда говорили мне, – правда, то вы сможете изгнать торговцев губкой с самой безопасной для них планеты и воссоздать на этой планете общество личной инициативы. Революция получится бескровной: народ будет повиноваться беспрекословно. Ваш пример и ваши усилия смогут предостеречь других от принятия курса Дедала. Отныне бразды правления находятся в ваших руках.

– Что произойдёт с рассудком нового Председателя? – спросил Варнетт. – И что будете моим телом?

– Всё будет заменено, – ответил Бразил. – В вашем старом гексе проснётся новый мальчик. Он будет все понимать. Он будет рождён, чтобы командовать.

– Лишь бы не этим сумасшедшим домом, – фыркнул Варнетт. – Ладно, принято.

– Прекрасно, – сказал Бразил. – Да, вот что я упустил из виду. Стоит вам когда-нибудь пожелать, и перед вами откроются любые марковианские Ворота. Вы сможете прожить здесь до самой смерти, но у вас есть право выбора.

Варнетт печально кивнул.

– Ладно. Я понял, – сказал он и исчез.

– Серж Ортега, – вздохнул Бразил. – Что, чёрт возьми, должен я сделать с таким старым мошенником, как ты?

– Какая разница, Нат? – усмехнулся Ортега. – В этот раз выиграл ты.

– Ты в самом деле здесь счастлив, Серж? Или это было просто частью игры?

– Я счастлив, – ответил человек-змея. – Чёрт побери, Нат, раньше мне было так чертовски скучно, что я готов был убить себя. Там, в прежнем мире, всё стало чертовски цивилизованно, а я уже был слишком стар, чтобы оставаться человеком пограничья. Попав сюда, я восемьдесят лет наслаждался жизнью. Пусть я проиграл, но все это доставило мне огромное удовольствие. Я бы не упустил такое, предложи мне за это хоть весь мир.

Бразил засмеялся.

– Хорошо, Серж.

Ортега исчез.

– Куда вы его отправили? – нерешительно спросила Вардия.

– Средняя продолжительность жизни уликов – восемьдесят лет, – ответил Бразил. – Так что Серж очень стар. Жить ему осталось год, пять, может быть, десять лет. Пусть возвращается к себе и радуется жизни.

– Все хотят радоваться жизни, – тихо произнесла Вучжу.

Вдруг фигура марковианина задрожала, заискрилась, закружилась вихрем, стала менять форму, и перед девушками предстал прежний Натан Бразил, в том же ярком костюме, который был на нём на корабле целую вечность назад.

– Боже мой! – выдохнула Вучжу, глядя на него как на привидение.

– Бог своё дело сделал, – произнёс Бразил нормальным голосом. – Теперь можете посмотреть, с кем вы фактически имеете дело.

– Натан? – робко сказала Вучжу, сделав к нему шаг.

Бразил поднял руку.

– Нет, Вучжу. После всего того, что произошло, у нас ничего не может получиться, но вы обе заслужили лучшую участь, чем та, которая вам досталась. Знайте, что таких, как вы – людей, лишённых возможности нормально развиваться, – миллионы. На вашу долю выпало мало радостей и много забот. Вам, Вучжу, знакомы ужасы губки и жестокое обращение. А вам, Вардия, знакома ложь, покоящаяся в основе комм-философий. Я много разговаривал с вами обеими и внимательно вас изучал. Я проанализировал всю информацию, которую смог получить от мозга, пока вы находились в этой комнате. Мозг дал мне рекомендации относительно того, что окажется для вас наилучшим. Если после испытания, которое я намерен провести, выяснится, что мы – мозг и я – ошиблись, то вам будет предоставлена такая же возможность выбора, которая была открыта перед Варнеттом. Вам нужно будет всего лишь оказаться поблизости от марковианских Ворот, то есть сесть на корабль, курс которого будет проходить недалеко от марковианского мира. Как только вы этого захотите, Ворота выдернут вас оттуда, не причинив вреда ни кораблю, ни пассажирам, ни команде. Вы просто исчезнете и снова окажетесь в Зоне. Подобно Варнетту, вы получите возможность ещё раз пройти через Ворота. Но на этот раз возврата не будет.

И всё же попытайтесь сделать хоть немного из того, о чём я толкую. И помните, два человека, если они захотят, смогут изменить мир.

– Но что… – начала Вучжу и замолчала, не закончив фразу.

Два тела не исчезли. Они просто упали и остались лежать, словно груда одежды, брошенная уехавшим владельцем.

Бразил подошёл к ним и осторожно расположил так, что они казались спящими.

– Ну что теперь, Бразил? – спросил он себя. Его голос отозвался эхом в пустой комнате.

"Возвращайся и жди", – сказал ему рассудок.

Ничего другого ему не оставалось. Владельцы лежащих на полу оболочек стали для него воспоминанием, странной смесью любви и страдания. Он лишь оттягивал неизбежное.

Раздался треск, и тела поглотила первичная энергия.

– К чёрту! – прошептал Натан Бразил и тоже исчез.

Контрольная комната опустела. Марковианский мозг отметил этот факт и, повинуясь заложенной в него логике, выключил освещение.

81
{"b":"5656","o":1}