A
A
1
2
3
...
28
29
30
...
69

– Что становится все более вероятным, – мрачно ответствовал Оби.

ВУКЛ

После побега у Чангов сразу же начались проблемы. Мозг Мавры неустанно работал, стараясь восстановить в памяти все, что было утрачено во время операции. Постепенно она вспоминала все больше и больше, правда, отдельными отрывками, которые никак не связывались воедино. Женщина не понимала, каким образом они с Джоши угодили в такую передрягу.

Солнце только что поднялось из-за горизонта, его яркие лучи осветили холмистую местность, и Джоши с Маврой решили спрятаться подальше от любопытных глаз. Немного передохнув, Мавра попыталась восстановить в памяти ход предыдущих событий и сообразить, что же делать дальше. Больше всего ее интересовало, сколько времени прошло с тех пор, как она, задев проволоку, получила электрический удар.

Последнее, что она отчетливо помнила, так это злосчастную ограду. Они с Джоши наверняка провалялись в шоке несколько часов, а очнулись существами, очень похожими на больших свиней. Каким образом произошло это чудесное превращение и почему, вероятно, выяснится позже, если вообще выяснится.

"Теперь я похожа на свинью", – думала Мавра без всяких эмоций, понимая, что новое тело дает ей определенные преимущества. Ведь она стала существом естественного вида, предки которого жили в диких лесах. Теперь ее организм обладал целой системой защитных мер, в которых Чангам было отказано.

И еще, еда для свиней не проблема. Особенно если учесть, что пища вуклийцев очень напоминает пищу гуманоидов из Глатриэля, а отходы местные аккуратисты складывают в специальные баки и вывозят на мусорные свалки. Мавра вздохнула. В зоопарке она привыкла к помоям. К тому же все формы жизни на юге имели углеродную основу, одни были всеядными, другие – плотоядными, третьи – травоядными, но в целом пища одной расы не могла оказаться ядовитой для другой.

Важнее всего в теперешнем положении было то, что у них с Джоши изменился угол зрения. Впервые за долгие годы Мавра могла спокойно смотреть прямо перед собой. Замечательное чувство уверенности и независимости несколько омрачала досадная близорукость. Однако это было куда лучше состояния, которое мучило ее все эти годы.

"Жить в шкуре свиньи куда лучше, – думала Мавра. – Если разобраться, вуклиец, который проделал эту операцию, только сыграл нам на руку". Единственной проблемой теперь было общение. Женщина знала, что их тела только модифицированы, а не изменены, поэтому в глубинах ее мозга сохранился кристалл автоматического переводчика. В нынешнем своем положении Мавра могла только понимать вуклийцев и других разумных существ Мира Колодца, но не общаться с ними. А бедный Джоши, которому раньше никакой переводчик вообще не требовался, находился в полной изоляции.

Их гортани либо были парализованы, либо переделаны во время операции, и в результате оба Чанга могли издавать только невнятное хрюканье.

"Интересно, – пронеслось в голове у Мавры, – а что помнит Джоши? Насколько он изменился в умственном отношении? Есть ли какой-нибудь способ передавать друг другу информацию?" Во всяком случае, она попытается что-нибудь придумать.

Времени для раздумий у беглецов было предостаточно. Состояние парков навело Мавру на мысль, что их вид вуклийцы содержат только в зоопарках. Потому Чангам приходилось путешествовать по ночам, а днем отлеживаться в каких-нибудь кустах. Отдыхая, Мавра размышляла о том, что же все-таки знал Джоши. Универсальный код, да, конечно… он выучил его на "Торговце". По сути, это сигналы, обеспечивающие безопасность движения судна в плохую погоду. Если только каким-то образом отрегулировать хрюканье, чтобы он понял ее мысль, это было бы настоящей удачей.

Мавра слегка ткнула Джоши пятачком, и в ответ он фыркнул, скорее с интересом, чем раздосадованно. Значит, попробовать стоило.

– Мы свободны, – произнесла она, внимательно присматриваясь к его реакции. Каждое слово давалось ей с большим трудом, но женщина раз за разом повторяла их, надеясь, что эти бесконечные повторения заставят Джоши сосредоточиться на ее мысли.

Это длилось несколько минут, и Мавра уже стала сомневаться, стоит ли тратить силы, когда наконец его уши дернулись.

Честно говоря, Джоши пострадал куда меньше, поэтому память и сообразительность возвращались к нему куда быстрее. Просто в нем не было заложено честолюбия и амбиций Мавры. Он буквально с первого же раза понял то, что ему говорилось, затем подхватил слово «мы» и повторил его, подражая похрюкиванию своей учительницы. Мавра, разволновалась, повторила фразу быстрее. Джоши немедленно последовал ее примеру, все сильнее и сильнее воодушевляясь.

Неожиданно Мавра умолкла, давая понять, что теперь наступила его очередь.

– Мы свиньи, – старательно прохрюкал Джоши. Есть! Она готова была обнять его и расцеловать, если бы могла.

– Давай продолжим.

Джоши перешел на более универсальный код.

– Что мы теперь реально можем сделать? – спросил он. – Мы ведь свиньи.

– Да, мы сильно изменились. Но мы по-прежнему Чанги, – напомнила она. – Мы все понимаем. Мы остаемся самими собой. Если мы будем свободны, мы осуществим задуманное.

Немного помедлив, Джоши согласился.

Сообща была разработана система примитивных сигналов, которые могли бы понадобиться в путешествии. Они оба повизгивали и хрюкали до тех пор, пока команды вроде "стоять", "бежим", "идем", «опасность» прочно не закрепились в их сознании. Мавра настаивала на применении самых коротких сигналов, которые пригодились бы в критической ситуации, когда времени на произношение длинных фраз у них не будет.

Через некоторое время Джоши пожаловался:

– Я хочу есть.

Мавра прекрасно его понимала. Они оба постоянно испытывали легкий голод. Но существовали обстоятельства, игнорировать которые было опасно. И эти обстоятельства вынуждали их подождать с едой до тех пор, пока не сложится более благоприятная ситуация. Она постаралась втолковать это Джоши, и тот, покорно согласившись с ее доводами, в конечном итоге решил поспать.

Однако Мавра не смогла заставить себя расслабиться. Наблюдая за Джоши, она испытывала некоторую раздвоенность сознания, требовавшую от нее душевных усилий и размышлений.

Это было связано с тем, что она воспринимала окружающую действительность именно так, как это присуще свиньям. Неожиданно Мавра поняла, что последняя трансформация уничтожила в ее мозгу даже самые ничтожные остатки человеческого сознания. Последнее десятилетие она изо всех сил цеплялась за свою человеческую сущность и, несмотря ни на что, оставалась человеком. Теперь все кончено. Она это чувствовала. Некоторое время Мавра размышляла: не является ли все это результатом последнего перевоплощения? Нет, скорее всего нет. Не похоже, чтобы на ее сознание воздействовали глубоким гипнозом, пытаясь приспособить ее к движению на четырех конечностях вместо двух. Нет, это было нечто другое. Ее сознание изменилось в тот момент, когда она перестала воспринимать себя как человека, перестала думать о том, как вернется в прежнее обличье, когда она перестала мыслить и рассуждать, как женщина, и стала относиться к себе, как к самочке рода Чанг.

Итак, свинья – все элементы, присущие животному, в родстве с которым Мавра теперь состояла, – победила ее человеческую сущность, ее мировоззрение. Но так ли это трагично, чем она обязана людям? Что они сделали для нее? Даже в былые дни, когда Мавра по праву считала себя человеком, она сильно выделялась из толпы, она во многом превосходила этих чуждых для нее «нормальных» людей, так и норовивших провернуть свои черные делишки за ее счет. И как бы в отместку Мавра использовала их сама. Так используют инструмент, чтобы выполнить черновую работу. Да, она жила среди этих двуногих мерзавцев, но никогда не считала себя из их числа. Она стала животным; вот и отлично! Она останется одна. Свиньей или кем там еще. Очень умной, сообразительной свиньей. И пусть все оставят ее в покое!

29
{"b":"5657","o":1}