ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Двоедушница
Рассмеши дедушку Фрейда
Наследие
Меня зовут Шейлок
Занавес упал
Две недели до любви
Куриный бульон для души. Истории для детей
Дар Дьявола
Холакратия. Революционный подход в менеджменте
A
A

– Я бы очень хотел, чтобы ты меня поняла, – мрачно заметил Трелиг, поворачиваясь к жене. – Да, она для меня действительно какое-то наваждение. Она самый опасный враг, с которым мне когда-либо приходилось сталкиваться. Лилипутка… немногим выше соволицых обезьянок из Пармитера. И она умудрилась каким-то образом достать аппарат невероятной сложности, прошла через мои детекторы… а ведь это лучшее оборудование, какое мне удалось приобрести! Затем она проникла в тюрьму, где содержалась Никки Зиндер, пробралась мимо всех охранников, уговорила одного из них перейти на ее сторону, потом выкрала корабль, и ее даже не тронули роботы-часовые – они до сих пор еще там, – и все потому, что она знала пароль, тот самый пароль, который знал только я. Как? Она была связана с проклятым зиндеровским компьютером, вот как! Это единственное логическое объяснение. И я не имею ни малейшего представления, сумеет ли она добраться до компьютера, если сбежит! Ведь даже у Юлина могли бы возникнуть проблемы, окажись он в лапах моих роботов-охранников, а у нее – нет. У Мавры Чанг странный ум, настолько безмерный, что никто представления не имеет, как она может распорядиться подобным могуществом. Она злобна и мстительна, я потерял много людей, преданных синдикату, после того как был убит ее муж. Можно только догадываться, что бы она хотела сделать со мной!

Бародир заелозила на месте. Все это она уже слышала множество раз.

– Ничего у нее не выйдет! – заметила она несколько раздраженно. – Добраться до компьютера невозможно!

– Корабль, упавший на севере, сохранился, – ответил Трелиг. – О нем забывать не стоит.

– Но он же в нетехнологическом гексе, который населяют совершенно чужеродные существа! Они представления не имеют, что это такое, и ни одной другой расе не позволят тронуть его, – с убежденностью продолжала Бародир. – К тому же тамошним жителям просто невозможно выйти за пределы северного полушария. Как и тебе за пределы южного. Ворота Зоны на любом конце Мира Колодца обязательно отправят тебя обратно в Макием.

Подобная мысль нисколько не беспокоила Трелига.

– Я уже как-то раз сказал, что все, что сделала Чанг, – невозможно, – напомнил он. – Я говорил, что Колодец Душ, Мир Колодца, Макием и все остальное – тоже невозможно. Кроме того, я читал историю Мира. Пару столетий назад один северянин все-таки проник сюда, в южное полушарие. Если это было на самом деле, почему нельзя проделать то же самое в обратном порядке?

Она кивнула:

– Да, знаю, Провидец и Опора, или как там его. Вся эта история так обросла враньем и легендами, что мало кто ей верит. И ты сам это знаешь. Говорят, там был какой-то марковианин – это после миллиона или даже более лет с тех пор, как вымерла вся их цивилизация, – который открыл Колодец, вошел в него, а затем запечатал Ворота на веки вечные. Если уж ты веришь во все эти сказки, то поверишь любой галиматье!

Трелиг задумался над тем, что она сказала.

– Там, откуда я родом, существовал миф о таинственных разумных существах, живших в глубокой древности, – кентаврах, русалках, феях, эльфах, о летающих крылатых конях, минотаврах и многом другом. И всех их я вижу здесь. Этот марковианин, этот Натан Бразил, как его называли, из моего сектора космоса – он был реальной личностью. Существует множество описаний его внешности. Например, в исследовательском центре Чилла. Чиллиане совсем несклонны верить сказкам. И Серж Ортега верит в него, даже утверждает, что якобы знал его лично.

– Ортега! – Бародир презрительно фыркнула. – Самый настоящий подлец. Заложник Зоны из-за собственной глупости, все цепляется за бессмертие! Он на много столетий старше любого улика, никто из его расы так долго не прожил. Он дряхлый, выживший из ума старик.

– Да, лет Ортеге порядочно, – охотно согласился Трелиг, – но с головой у него все в порядке. Вспомни, он один защищал Мавру Чанг, пока не получил доступ к Северной Зоне. Он единственный, кто заговорил о Провидце и Опоре. Он был там!

Бародир постаралась сменить тему разговора.

– Ты знаешь, через пару недель у нас наступит новый период, – заметила она. – Ты готов? У меня уже начинают проявляться влечения.

Трелиг рассеянно кивнул.

– У меня и так целых двадцать отпрысков. Худшее проклятие войны в том и заключается, что все стараются размножаться с чудовищной силой, восстанавливая численность населения. – Он продолжал смотреть в темноту, хотя теперь Новые Помпеи были скрыты западной грядой гор. – Мавра Чанг, – услышала Бародир его неразборчивый шепот.

Она даже зашипела от разочарования.

– Проклятие! Если она так тебя беспокоит, то почему бы что-нибудь с ней не сделать? Ты ведь большой выдумщик на разные козни, черные мысли в твоей голове не переводятся. Что бы ты делал, если бы побег какого-нибудь калеки угрожал сейчас твоей власти?

Большая рептилообразная голова Трелига слегка дернулась, когда он уловил в ее голосе вызов.

– Убить ее – недостаточно, – ответил он. – Нет, я должен знать, какого рода знания и информацию заложил в ее мозг компьютер и до какой степени она приоткрыла свои способности перед другими. – Теперь мысли в его голове закружились и понеслись с невероятной быстротой. – Может, попробовать похитить ее? Обстоятельства вполне благоприятные: она совершенно беспомощна и даже не может сопротивляться, и никакой Ортега сейчас не в состоянии вмешаться и нарушить мой план. Похитить, а потом, используя гипноз, тщательно поработать с ней в каком-нибудь высокотехнологическом гексе, власти которого можно купить либо припугнуть. Ну конечно, это же идеальный план!

– И тебе понадобилось столько лет, чтобы додуматься до него? – с сарказмом заметила жена.

Но Трелиг был так увлечен собственными мыслями, что даже не обратил внимание на ее тон.

– Девять лет мне понадобилось, чтобы занять теперешнее положение, и почти столько же, чтобы наладить дипломатические связи, восстановить их, – продолжал он серьезно. – Плюс еще вся эта работа по северной проблеме. Приоритеты. Но почему бы и нет?

– Хочешь, чтобы я все устроила? – спросила Бародир, благодарная ему хотя бы за то, что проклятое наваждение наконец прекратит висеть над ее головой. – Надо сделать это тайно, мне бы не хотелось вмешивать сюда макиемское правительство, восстановить против себя Ортегу и к тому же нарушить дипломатические связи.

Трелиг лениво кивнул.

– Мавра Чанг! – выдохнул он.

ЮЖНАЯ ЗОНА

В южном полушарии Мира Колодца насчитывалось семьсот восемьдесят гексов. И в каждом существовали свои Ворота – черная гексагональная дыра, мгновенно переносящая любое живое существо в Южную Зону, располагавшуюся в районе полюса вокруг огромного центрального Колодца, построенного марковианами в ходе глобального эксперимента, конечной целью которого было заселение космоса их перерожденными потомками. Атмосферные условия всех гексов значительно различались и позволяли существовать семистам восьмидесяти видам абсолютно не похожих друг на друга разумных существ.

Однако народы, населяющие полушарие, спокойно встречались между собой и даже воевали, хотя в случае возникновения серьезного конфликта заинтересованные стороны вначале всегда старались договориться и решить дело миром.

Зона, представляющая собой в некотором роде дипломатический центр, делилась на две территории – водную, для водоплавающих рас, и сушу для наземных обитателей. Но высокоразвитые в техническом отношении гексагоны давным-давно снабдили все помещения интеркомами, таким образом послы могли руководить бизнесом, решать спорные вопросы и вступать в переговоры, не покидая привычной среды обитания.

Однако далеко не все народы посылали своих представителей в Зону – исключение составляли, во-первых, некоторые неисследованные территории Мира Колодца. Например, таинственный, представляющий собой сплошные заснеженные горные кряжи Гедемондас, жителей которого никто никогда не видел. Кстати, именно там закончилась последняя война Мира Колодца, когда силовая установка корабля, ставшая причиной конфликта, взорвалась и рухнула в долину на глазах враждующих партий. Во-вторых, гексы, находящиеся на самой нижней ступени развития. К таким относились Глатриэль, население которого после обработки ядовитыми газами вернулось в каменный век, и Телиагин, населенный ужасными мифическими циклопами.

3
{"b":"5657","o":1}