ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Жара на палубах установки стояла адская, хотя немногочисленные вентиляторы приносили некоторое облегчение. Когда-то стая Ти-гана умудрилась приобрести драгоценный фреон, полученный из непитьевой воды. И теперь паровые кондиционеры охлаждали верхние постройки. Как ни странно, однажды это едва не привело к массовому самоубийству: в тесное помещение башни набилось столько живых существ, что кондиционер, даже включенный на полную мощность, не справлялся с теплом, исходящим от их тел.

Именно поэтому Ти-ган предпочел взгромоздиться на крышу, чтобы ловить лицом резкий ветер и случайные прохладные порывы с далеких гор. Несмотря на страшную жару и постоянную сухость, мукролы считали такие условия жизни вполне приемлемыми. Они все родились в пустыне и еще в детстве научились спокойно переносить все трудности, связанные с местным климатом. Над Ти-ганом то и дело жужжали мухи, он лениво отгонял их или просто не обращал внимание. В этом гексе жизнь сопровождалась тяжелыми испытаниями, и каждое живое существо имело право на существование и борьбу за место под солнцем.

Ти-ган наклонил голову и дунул в переговорную трубку. В ответ прозвонил колокольчик, давая понять, что в двигательном отсеке кто-то еще в состоянии шевелиться.

– Остановитесь, – приказал Ти-ган, и массивная платформа ПУУ стала медленно тормозить. Он и сам не знал, почему отдал такой приказ, просто в сознании вдруг возникло странное ощущение, которое выработалось за долгие годы ежедневного наблюдения за природой. Что-то было не так. Ти-ган протянул руку и достал полевые очки.

Представители его расы – фактически дальтоники – обладали зрением, позволявшим им видеть структуру окружающей среды. Их зоркость при использовании полевых очков становилась прямо-таки феноменальной. Ти-ган внимательно осмотрел холмы справа от себя, еще не зная, что разыскивает.

Он уже был готов признать, что в последнее время стал слишком нервным, когда справа от установки заметил едва заметное, почти неразличимое на фоне серо-коричневых холмов пустыни, движение.

Две медленно шагающие фигуры. Ти-ган попытался как следует рассмотреть их, но загадочные существа были слишком далеко. "Это наверняка не разбойники, готовящиеся к атаке на ПУУ, – подумал мукрол, – но и на животных пустыни они не похожи".

– Девять градусов левее, и полный вперед, – приказал он в переговорную трубку.

Двигатели ПУУ взревели, струи пара рванулись в сторону, и железная махина медленно тронулась с места, набирая ход.

Заслышав приближающийся грохот, чужаки несколько растерялись, а затем попытались спрятаться за маленькими, чахлыми кустиками. Ти-ган удовлетворенно кивнул – значит, догнать их будет нетрудно.

– Мне нужна группа захвата из пяти человек, пистолеты и сети.

Внутри ПУУ поднялся небольшой переполох, но уже через минуту группа захвата стояла на третьей палубе. Ти-ган кивнул им и указал на двух странных существ, прятавшихся в кустах.

– Это какие-то животные, я раньше таких не видел, – прокричал он командиру группы. – Попытайтесь взять их живьем. Было бы любопытно узнать, откуда они здесь взялись.

Группа захвата тщетно напрягала зрение. В конце концов Ти-ган прокричал:

– Спуститесь на нижнюю палубу. Я выстрелю сигнальной ракетой и заставлю их удирать.

Группа спустилась на плоскую металлическую платформу, со всех сторон укрепленную боевыми машинами. Все испытывали скорее любопытство, чем напряжение или тревогу – короткая охота могла хоть как-то развеять скуку.

Ти-ган включил игольчатую горелку, соединил ее с баллоном сжатого газа и, опираясь на перила, выстрелил по кустам. Ему было совершенно безразлично – попадет он или промажет. С такого расстояния взрыв или струя пламени могли нанести удар с точностью в десять – пятнадцать метров, и это было бы еще большой удачей.

Пламя ударило в край оврага, и эхо взрыва с невероятным грохотом покатилось по пустыне. Хитрость сработала. Животные в ужасе выскочили из кустов прямо на открытое пространство.

– Вперед! – рявкнул командир, и платформа тут же опустела. Маленькие, тренированные мукролы, несмотря на короткие лапы, могли развить невероятную скорость.

ПУУ плелась теперь черепашьим шагом, а ее обитатели высыпали на смотровую площадку, чтобы полюбоваться на необычную охоту. И хотя это было грубейшим нарушением правил, Ти-ган не хотел выгонять зрителей с палубы, во всяком случае, до тех пор, пока идет погоня. Он надеялся, что она не затянется слишком долго.

Группа захвата гнала животных сначала в одну сторону, потом в другую. И хотя жертвы бегали довольно быстро, охотники оказались еще быстрее. Сначала они немного поиграли с несчастными, а затем двое мукролов выхватили сеть. Она пролетела прямо над головами животных, затягивая их в тугую ловушку. Они пытались сопротивляться, но обманчиво тонкие нити были рассчитаны на куда более крепкие лапы.

Охотники сгрудились вокруг добычи, которая даже перестала трепыхаться.

– Да это же свиньи! – воскликнул один. – Гигантские свиньи!

В Мукроле водились животные, отдаленно напоминающие свиней, но они были куда мельче.

Руководитель группы захвата несколько растерялся.

– И да, и нет. Это какие-то родственники свиней. И родом не из Мукрола, это точно. Интересно, как они сюда попали?

– Интересно, какие они на вкус? – задумчиво произнес другой мукрол довольно громко.

– Ну что ж, можно и попробовать, – ответил руководитель. – Ведь наша группа первой делит добычу. Смотрите, это самка и самец. Что, если попытаться разводить их? – Повисло молчание, и он вздохнул:

– Впрочем, это не нам решать. Давайте погрузим их и отвезем в "Источники".

Мукролы связали беспомощные жертвы, погрузили на невысокую круглую платформу, по-быстрому соорудили ограждение, чтобы ценный груз не вывалился по дороге, и потащили тележку к стоящим вдалеке деревьям.

"Источники" оказались скоплением разноцветных зданий, кирпичных копий ПУУ, расположившихся вокруг небольшой лужи, в мутной воде которой отражались высаженные в ряд деревья, чем-то напоминающие пальмы.

Пленников отнесли в загон для скота и заперли в огромной клетке. Когда мукролы вытряхивали их из сети, обнаружилось, что шкура пойманных свиней покрыта острыми иголками. Один охотник, получивший глубокие царапины, чуть не прибил животных, воя от боли и злости, к счастью, его товарищи вовремя оттащили его прочь. Наконец дверь клетки закрепили небольшой задвижкой, и члены группы захвата удалились: двое за врачебной помощью, а остальные – на службу. Спешить было некуда, л они завернули пропустить по стаканчику, прежде чем вернуться на установку, которую между собой называли "сковородкой".

Тем временем Мавра Чанг изрыгала все проклятия, которые ей когда-либо доводилось слышать. Слышала она немало – тонкий ценитель пришел бы в восторг. Однако понять смысл этого потока хрюканья мог только Джоши, который был тоже в такой же ярости, но слишком устал, чтобы напрягаться для выплеска эмоций. Он просто отполз в сторонку и постарался не попасться ей на глаза, пока она не закончит.

Немного позже, задыхаясь от жары и усталости, Мавра проанализировала ситуацию. Клетка была крепко-накрепко заперта, стояла она на открытом месте, ее стены, пол и потолок затягивала мелкая металлическая сетка. Единственная дверь держалась на проржавевших, но все еще крепких стальных петлях, Они с Джоши проверили задвижку, пытаясь сдвинуть ее головой, зубами или языком. Клетка тряслась и раскачивалась, но бедняги так ничего и не добились.

– Согласись, – прохрюкал Джоши, – мы здорово влипли.

Мавра понимала, что он прав, но отказывалась это признать. Это надо же, попасться теперь, после всех превратностей судьбы и счастливых случайностей, теперь, когда они были почти у цели – снежные горы Гедемондаса уже виднелись на горизонте. Невероятно, преодолеть столько препятствий, чтобы очутиться в клетке и закончить свои дни под ножом мясника, когда мукролы наконец поймут, что пойманные ими дикие свиньи в неволе размножаться отказываются.

34
{"b":"5657","o":1}