A
A
1
2
3
...
40
41
42
...
69

– Может быть, и ждет, – согласилась Вули, – и кое-где нам придется трудно, но это лучший вариант из всех возможных.

– Что слышно о конкурирующей фирме? – гнул свое минотавр, у которого, чем больше он всматривался в карту, тем сильнее портилось настроение.

– У Ортеги есть свои люди среди югашцев, – ответил Торшанд. – Но его команда отстает от нас примерно на целый день и наверняка двинется другим маршрутом. Если нет, нам придется думать, чем их удивить.

Они поняли, что это значит. На севере, на чужой территории, обе соперничающие экспедиции окажутся практически беззащитны. И если удастся застать противника врасплох, его шансы выжить станут равны нулю. Например, все южане имели прочные защитные костюмы, но даже в полутехнологическом гексе хватит пули – а может, и стрелы, – чтобы продырявить любой скафандр.

Мавра постаралась запомнить эту информацию на будущее. Сейчас она ничего не могла сделать, но, как только экспедиция доберется до корабля, у нее будут развязаны руки. Никакие обязанности по отношению к той или иной стороне их с Джоши не связывают. А что касается Ренара или Вистару, то где они пропадали эти двадцать два года? Неужели она должна заботиться о них в большей степени, чем они когда-либо заботились о ней? Почему она вообще должна заботиться о ставленниках Ортеги?

К тому же пока ее жизнь в руках северянина и яксы, а самосохранение для Мавры Чанг всегда было делом номер один.

ЮГАШ, ДАЛЕЕ МАСХЕНАДА

На фоне причудливого ландшафта виднелись странные маленькие фигурки. Вокруг вздымались хмурые серо-черные скалы, но они упрямо прокладывали себе дорогу и продвигались вперед, словно муравьи в гранитной каменоломне.

Эта экспедиция состояла из семи участников: две макиемские лягушки в снежно-белых скафандрах, аджитар – в непонятном одеянии облегающей модели, дата в костюме, разработанном специально для ее расы, двое крупных диллиан – самец и самка, тяжело нагруженные и впряженные в вагончик, где хранились запасы, а также хрустальный краб, в котором путешествовал таинственный Гискайнд.

– Насколько они нас опережают? – спросил Ренар.

– Примерно на шесть часов, – ответил Гискайнд. – Пустяки, но у них гораздо меньше груза – у нас только два пункта пополнения запасов, а у них пять.

– Тогда все, что мы делаем, пустая трата времени, – грустно заметила Вистару. – С каждым часом они все дальше будут уходить вперед.

– Не обязательно, – сказал ей Гискайнд. – У нас тоже есть преимущества. Мои друзья смогли установить более прочные связи в гексах, которые нам предстоит пересечь, чем клан Торшанда, да и Ортега потрудился на славу. Думаю, наши шансы примерно равны. Самое главное – не столкнуться с ними в пути и быть готовыми к какому-нибудь подвоху. Лата вздохнула:

– Жаль, что я не могу лететь. Это здорово облегчило бы нам жизнь. – Будучи слишком мелкой, чтобы быстро идти пешком, она ехала на тележке с грузами.

Диллиане – Макорикс и Фаал – самец и самка, женатые по обычаю своего народа, легко и без жалоб везли поклажу. Сила тяжести в Югаше была несколько меньше, чем в Диллии, однако кентавры содрогались от мысли, что в одном или нескольких гексах, которые им предстоит пересечь, положение может оказаться обратным.

– Когда будет граница? – спросил Макорикс югашца.

– Уже скоро, – отозвался Гискайнд. – Как раз за ближайшим перевалом.

Ренар с сомнением посмотрел вперед.

– По-моему, это отличное место, чтобы устроить засаду.

Антор Трелиг, нервно оглядывавшийся по сторонам, молча кивнул в знак согласия.

– В Югаше никто не рискнет устраивать нам сюрпризы, – заверил их Гискайнд. – Культ уже не так силен, и мои сородичи незаметно сопровождают нас в качестве охранников и снабженцев. Сторонники Торшанда понимают, что их главный храм будет атакован, если они попытаются помешать нам. Нет, на этой территории атаки не будет. В Масхенаде, я надеюсь, мы вырвемся вперед, а если не вырвемся, то по крайней мере не столкнемся с ними. Самым опасным местом будет Пугиш, о котором никто ничего толком не знает. Но… стойте-ка! Вон там! Уже видна граница!

Они взобрались на вершину холма и замерли в восхищении. Хотя в Мире Колодца внезапные изменения ландшафта на границе гексов были обычным делом, то, что они увидели, было просто ошеломляющим.

Мрачно-темная долина доходила до невидимой линии и сразу же за ней взрывалась всеми цветами радуги. Сама земля, казалось, испуская свечение, переливалась желтым, зеленым и оранжевым цветом. Она была покрыта сочными ярко-красными растениями, заросли которых тянулись до самого горизонта. Легкие коричневые облака плыли по изумрудно-зеленому небу, в котором, словно в зеркале, отражались цвета земли.

– Масхенада, – объявил Гискайнд. – Видите слева нагромождение камней? Это наше условное место.

Когда путешественники пересекли границу, обнаружилось, что сила тяжести в Масхенаде гораздо ниже среднего показателя (в Мире Колодца он составлял 0,8 g). Поэтому все сразу повеселели и прибавили шагу.

Сочные ярко-красные растения на поверку оказались удивительно твердыми. Компания обходила их стороной, потому что некоторые отростки могли даже проткнуть защитный костюм. Экспедиция быстренько добралась до груды голых камней, и диллиане выпряглись из тележки.

Были распакованы все запасы, проверены сумки с едой, питьем и сделаны необходимые пополнения. Дыхательные аппараты пока нареканий не вызвали; они функционировали на основе химических процессов, но небольшие аккумуляторы работали в пределах ограничений полутехнологического гекса.

Во время привала Трелиг и Бародир даже не шевельнули пальцем; они сидели и терпеливо ждали, когда остальные закончат упаковку груза. Такое поведение просто бесило членов экспедиции, но единственное, что они могли сделать, – это тихо чертыхаться себе под нос. Трелиг занимал место пилота и считался фигурой номер один.

Очень скоро появились местные жители, которые оказались весьма курьезными существами. Некоторое время они кружились на порядочном расстоянии от гостей, а затем, собравшись в отряд, стали постепенно приближаться. Масхенадцы напоминали изящных стеклянных лебедей – творение искусного стеклодува. Их прозрачные тела метра три в длину, преломляя свет, то и дело вспыхивали разноцветными лучами.

Компания путешественников разглядывала их, разинув рты. Ренар чуть не задохнулся, когда две крылатые фигурки на лету развернулись прямо навстречу друг другу.

– Они сейчас столкнутся! – завопил он, вскакивая на ноги.

Но масхенадцы и не думали сталкиваться. Они спокойно проникли друг в друга, словно и не подозревая о каком-либо препятствии, – создавалось впечатление, что оба летуна сделаны из воздуха.

– Какого черта?.. – выдавил из себя Трелиг.

– По-видимому, они существуют в большем количестве плоскостей, чем мы, – объяснил Гискайнд. – Я сам не вполне понимаю, как это происходит. Но масхенадцы постоянно пролетают друг в друга. И еще они могут соединяться.

– Так что же они такое? Пузыри газа? – покачала головой Вистару.

– Мы пока не знаем, – признался Гискайнд. – Единственное, что известно точно, – это то, что у них есть масса со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Тем временем пара масхенадцев замерла в нескольких сантиметрах над землей прямо перед членами экспедиции.

Гискайнд шагнул вперед.

– Латы боятся змей, – произнес он, отчетливо выговаривая слова.

Внутри одного лебедя вспыхнул ярко-желтый свет.

– Если только змея не дата, – прозвучал тонкий, несколько вибрирующий голос.

Обменявшись кодовыми фразами, обе стороны могли немного расслабиться.

– Я Гискайнд из Югаша, – представился хрустальный птир. – Мои спутники – Антор Трелиг и Бародир из Макиема, Макорикс и Фаал из Диллии, Вистару из Латы и Роже из Аджитара, – представил он всех по очереди, назвав Ренара вымышленным именем. – Они южане.

Масхенадцы внимательно оглядывали путешественников.

– Мы уже послали за остальными, – сказал тот, что светился желтым. – Через несколько минут у вас будет все, что нужно. Вероятно, мы перенесем вас за день, в крайнем случае плюс часа полтора.

41
{"b":"5657","o":1}