ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Тем временем Ренар обнаружил, что коготь пугишца успел цапнуть его за руку. Костюм уцелел, но плечо болело.

"Лишь бы не перелом", – мрачно подумал аджитар, придерживая свой локоть.

– А они не хотят умирать, – радостно прокричал Трелиг, выглядывая из укрытия.

– Возможно, это нам на пользу, – ответил Гискайнд. – Проследите, чтобы мой птир не разбился. – Покинув свое хрустальное тело и превратившись в красноватый плащ, он проплыл к трем пугишцам, остановившимися в нерешительности.

Те бросили в него несколько камней, потыкали копьем. Безрезультатно.

Призрак приблизился к обладателю копья и слился с его телом. Пугишец задрожал, повернулся и неожиданно набросился на своих товарищей, которые пронзительно завизжали.

Владение чужим телом продолжалось недолго; слишком напуганный, чтобы что-нибудь предпринять, бедный владелец просто свалился замертво.

В следующее мгновение снова появился Гискайнд и, довольный продемонстрированной властью, направился к следующей жертве. Несчастный издал протестующий вопль.

Раздосадованный, что он не может говорить в этом состоянии, югашец повернул обратно и возвратился в птир.

– Я только показал этим дикарям, на что я способен, – сказал он своим товарищам. – Может, теперь они проявят благоразумие.

Птир засеменил к застывшим в ужасе пугишцам. На этот раз они не осмелились предпринимать какие-либо враждебные действия. Их красные фасеточные глаза видели, как жуткий призрак вернулся в лагерь и проник в хрустальное тело. Они знали, кто к ним приближается, и боялись даже шелохнуться.

Гискайнд остановился и включил громкоговоритель.

– Пугишцы! Слушайте меня внимательно! Мы пересечем вашу страну. Мы ничего не возьмем и не причиним вреда ни вам, ни вашим владениям, если вы снова не нападете на нас. Если вы это сделаете, не только вы, но и ваши дети будут страдать из поколения в поколение. Поэтому давайте договоримся: вы не тронете ни наши тела, ни наш разум, а мы сделаем то же самое. Вы согласны?

Какое-то время было очень тихо, потом раздался звук, похожий на шорох и бормотание. Формально югашец не получил ответа, но вскоре все услышали удаляющиеся шаги целой толпы. Исследования местности показали, что пугишцы оставили лишь пару наблюдателей.

В такой форме они выразили свое согласие.

Гордясь успехом своей миссии, Гискайнд вернулся в лагерь.

– Вряд ли они снова побеспокоят нас. А если это случится, придется прибегнуть к демонстрации настоящей силы.

– Может, этим паршивцам больше повезло с нашими конкурентами, – с надеждой в голосе произнес Трелиг.

Вистару вздохнула. Она была совершенно беспомощна. Защитный костюм мешал ей летать и пользоваться жалом.

– Бедная Мавра! – Это было все, что выдавила из себя лата.

Остаток ночи они провели без сна, а как только забрезжил рассвет, упаковались и тронулись в путь. Местные обитатели больше не показывались, и все надеялись, что так будет продолжаться до самой границы.

Примерно через два часа они наткнулись на лагерь соперников и увидели обугленные останки жертв. Вистару с облегчением отметила, что все они – пугишцы.

– Очень жаль, – грустно сказал Антор Трелиг, – похоже, они все еще опережают нас.

ВОХАФА

Неизвестно, что подействовало на пугишцев – угрозы, обещания или сражение, но они больше не показывались. Члены обеих экспедиций чувствовали, что за ними наблюдают, но время проходило, а новых нападений так и не последовало. По-видимому, северяне хотели убедиться, что путешественники действительно просто пересекают их гекс.

Вохафа представляла собой весьма странное зрелище. Тусклый ландшафт медного цвета на фоне темно-розового неба, по которому плыли клочки безводных облаков. То и дело вспыхивали молнии, и временами казалось, будто все вокруг двигается медленными рывками.

Сами вохафцы были шариками ярко-желтого цвета, из которых торчали усики, похожие на лучи. Являясь, по сути, чем-то средним между материальной и нематериальной субстанцией, они манипулировали предметами с помощью энергии, но, по всей видимости, обладали массой и весом.

Как и в любом высокотехнологическом гексе, в Вохафе имелось множество машин и предметов материальной культуры, но они большей частью отражали двойственную природу своих создателей и казались странными бесформенными кусками, работающими от непонятно какого источника с непонятно какой целью.

Путешественники узнали, что строительство в Вохафе происходит путем превращения материи в энергию и энергии в материю. Они даже пронаблюдали, как камень, обрабатываемый вохафцами, растаял и появился снова в другом, очевидно, запланированном виде.

Вохафцы были настроены нейтрально, но оказали экспедициям огромную помощь. Имея тесные связи с Бозогом и рядом других высокотехнологических цивилизаций севера, они поддерживали тесные контакты с югом, выполняя любые заказы из имеющегося в избытке камня и изменяя его атомную структуру. Они собирали всевозможные отходы и с пользой перерабатывали их. Таким образом, данный гекс являлся ключевым звеном в экономике Мира Колодца И естественно, вохафцы были прагматиками. Они прекрасно знали, что это за странная серебристая луна каждую ночь поднимается над горизонтом, и понимали, какую опасность она представляет. Поэтому они легко согласились помочь обеим сторонам, чтобы, кто бы из них ни достиг Новых Помпеи, Вохафа не пострадала.

Вохафцы построили огромные платформы, которые покоились на энергетическом поле странного бело-голубого цвета, и перенесли через гекс сначала группу яксы, а затем экспедицию Ортеги, педантично соблюдая существующий временной интервал. Этот удивительно эффективный способ транспортировки позволил за день преодолеть необходимые шестьсот километров.

Юборск, полутехнологический гекс, встретил их далеко не так гостеприимно, но он граничил с Вохафой и Бозогом и частично зависел от них экономически. Местные жители просто не могли пренебречь мнением соседей, иначе это вызвало бы продолжительную напряженность в отношениях, и они оказались бы самой уязвимой стороной.

Юборскцы представляли собой желеобразные сгустки (из которых, впрочем, в любой момент могли вытянуться щупальца, руки, ноги – любые органы) метров четырех в диаметре. Они обитали в море мягкого зернистого материала, поблескивающего в солнечном свете. Было совершенно очевидно, что цивилизация Юборска большей частью скрыта от глаз южан.

Чтобы облегчить торговлю между Вохафой и Бозогом, юборскцы позволили высокотехнологическим гексам построить вдоль своей границы с Слубликом дамбу, выполняющую роль железной дороги. По бесконечным рельсам катились цепочки платформ, работающие на двигателях внутреннего сгорания, помещенных через равные промежутки на протяжении всего маршрута длиной в четыреста километров. Такая система напоминала гигантский эскалатор. Для запуска и обслуживания линии юборскцы получали необходимое сырье от всемогущих вохафцев, а промышленные товары, недоступные их собственной технологии, – от бозогцев. Все расы удивлялись, как отлично работает это соглашение; долговременное сотрудничество между гексами на юге было редкостью; а для севера – просто нонсенсом, так как все три заинтересованные стороны настолько различались по своему строению, что их представители даже со средствами защиты не могли гостить у соседей подолгу – уж слишком сильный был дискомфорт.

Позиция, которой придерживались вохафцы, транспортируя экспедиции, никому не понравилась: соперники пересекли границу Вохафы с интервалом в пять с четвертью часов, и этот интервал скрупулезно выдерживался. Отстающей группе не позволили наверстать упущенное, а лидеры гонки были не в состоянии приготовить для них какую-нибудь ловушку.

Таким образом, гораздо быстрее, чем изначально предполагалось, ведущая группа во главе с Вули и Беном Юлином подъехала к несколько сюрреалистически выглядящей станции в Бозоге.

Природа в этом гексе поражала прежде всего буйством красок. Ярко-голубое небо напоминало юг, на вершинах близлежащих гор лежало что-то, сильно смахивающее на снег. Здесь росли тонкие узловатые деревья, а то, что они были лиловые с оранжевой листвой, ничуть не умаляло их сходства с обычными деревьями. И только температура, регистрируемая датчиками защитных костюмов, указывала на то, что путешественники находятся в гостях: она держалась на уровне минус тридцати по Цельсию.

45
{"b":"5657","o":1}