A
A
1
2
3
...
65
66
67
...
69

Вули, видевшая все, что произошло, захлопала в ладоши. Однако грохот, рев и мигание усилились, и она внезапно посерьезнела.

– Зиндер, ступайте за бозогом и Гискайндом! Вызовите обе машины лифта и держите их наготове, открытыми! Вперед, Стару! Надо помочь Ренару собрать остальных!

Аджитар давно уже был в аппаратной.

– Ренар! – закричала Вули.

– Здесь! – отозвался он. – Проклятие! Помогите мне! Я ни черта не вижу!

Имея исключительно острое зрение, Вули и Вис-тару прекрасно ориентировались в темноте. Они осторожно повели остальных женщин, напуганных и ничего не понимающих, вверх по ступеням и через дверь на мост.

– Скорее! – кричала она.

– Мавра! Мы должны найти Мавру! – орал Ренар. Вули оглянулась.

– Я не вижу ее! Мавра! – закричала она. – Мавра! Неожиданно мощный толчок угрожающе встряхнул всю аппаратную, и часть дальнего балкона обрушилась в нижнее помещение. Вули вцепилась в Ренара.

– Скорее! Беги отсюда! – приказала она ему. – Ты должен вывести остальных!

У него был отчаянный, несчастный вид.

– Но… Мавра! – крикнул он в ответ.

– Она уже, должно быть, погибла, или без сознания, или еще что-нибудь! – отрезала Вули. Их еще раз хорошенько тряхнуло, и шахта погрузилась во тьму. – Ступай! Еще немного, и всем нам конец!

Воспользовавшись своей непомерной физической силой, полученной в подарок от Бена Юлина, она подхватила его на плечо и в мгновение ока взбежала по лестнице. На вершине она оглянулась, и в глазах ее показались слезы.

– Прости меня еще раз, дорогая Мавра, – шепнула она, больше для себя, чем для Ренара, хотя он тоже расслышал.

И как ветер понеслась через мост.

* * *

Обе машины оказались заполнены до отказа. Они несколько раз останавливались и стартовали вновь, двигаясь неровными рывками. Нервы беглецов были на пределе, застревая, они каждый раз думали, что умрут от удушья-: Однако все благополучно добрались до поверхности и высыпали наружу.

Ренар, все еще находящийся в состоянии шока, понял, что настал его черед проявить себя.

– На корабль! – крикнул он что есть мочи. Горевать они будут позже.

НА БОРТУ ЧЕЛНОКА

Космический челнок конструировался и строился для гуманоидов. Бозогские инженеры приспособили его для перелета Мир Колодца – Новые Помпеи, и, хотя теперь на борту находилось одиннадцать гуманоидов и целых три негуманоида, тесно никому не было. Челнок мог вмещать до тридцати пассажиров, а в салоне сохранились кресла – два даже оказались лишними, Бозог и Гискайнд остались с Ренаром у пульта управления. Аджитар отчаянно боролся с собой, пытаясь преодолеть нерешительность и сосредоточиться.

– Гискайнд, загляни в салон. Проверь, чтобы все заняли места и пристегнулись, – сказал он прерывающимся голосом. Красный призрак проплыл назад, осмотрел пассажиров, вернулся, и его пустой капюшон кивнул.

– "Е-подъем", – пробормотал Ренар. – А теперь… ах да. Держитесь крепче! – Он проверил собственные ремни, положил руки на клавиатуру и ввел код.

Ничего не произошло.

Он выругался, пытаясь вспомнить, где допустил ошибку. И внезапно его осенило.

– "Е-лифт", – набрал он заново, и в следующую секунду услышал, как заработал двигатель.

Корабль стартовал и, покинув шлюз, сразу же набрал чуть ли не максимальную мощность.

– Пароль, пожалуйста, – раздался приятный механический голос. – Правильный пароль в течение шестидесяти секунд, или мы уничтожим корабль.

Ренар даже подпрыгнул от неожиданности.

– Роботы-охранники! – завопил он в отчаянии. – Мы совсем забыли про них!

Но Мавра не забыла. Во время последнего посещения космопорта она заставила аджитара ввести в память корабельного компьютера всю последовательность операций.

– "Упадок и крах Помпеи", – прозвучала по радио запись ее голоса. "Эти слова, – с облегчением подумал Ренар, – как нельзя больше подходят к данному случаю".

Корабль замедлил ход и почти что остановился. На всех экранах бежал бесконечный ряд цифр, множество кружков, точек и прочих фигур – полная абракадабра для человека непосвященного.

Затем челнок развернулся и лег на курс.

Тогда Ренар позволил себе расслабиться.

– Пока все, – сообщил он остальным, вздыхая. – Мавра сказала, что мы доберемся до пределов слышимости радио Совета через день-два, если кто-нибудь не попадется нам по дороге.

Аджитар прошел назад, в пассажирское отделение.

– Черт подери эти хвосты! – ругалась одна из женщин. – Такое ощущение, словно сидишь на камне! Другая рассмеялась.

– Да мы еще хорошо отделались, – сказала она жизнерадостно. – Хвосты ему пришли в голову только после того, как он заполучил людей из леса.

Ренар совсем запутался. Женщины отличались друг от друга только расцветкой. Кроме того, у двух счастливиц не было хвостов.

– Объясните мне, кто здесь кто? – жалобно спросил он.

В ответ послышался дружный смех.

– Я Вули, Ренар, так что расслабься. Это Стару, то есть Вистару. Вот эти двое – Никки Зиндер и ее дочь Мавра. – Голос женщины прервался, но она быстро справилась с собой.

Ему это не удалось.

– Никки Зиндер… – пробормотал он, – ее дочь… Девушка уставилась на него, не веря своим глазам.

– Так вы мой отец? – спросила она упавшим голосом. Он медленно покачал головой:

– Нет, твой отец был человеком. У меня остались его воспоминания и все личностные черты, но я – аджитар.

Это, казалось, вполне удовлетворило девушку, и Никки, напрягшаяся, услышав вопрос дочери, сразу же успокоилась.

Ренар оглядел семерых оставшихся женщин.

– А они? – спросил он, желая сменить тему. Вули отстегнула ремни и встала с кресла. Лошадиный хвост потянулся за ней, словно оперение экзотической птицы.

– Мы объяснили им, что при обработке компьютером они навсегда потеряли память, – шепнула она ему на ухо. – С ними все в порядке.

Теперь предстояло решить еще одну важную проблему.

– Мы проторчим здесь по крайней мере два дня, – напомнил аджитар, – а еды у нас почти что никакой.

Вули пожала плечами.

– Ничего страшного, выдержим. Кстати, в обивке и в старых грузах достаточно органических материалов. Надеюсь, мы все найдем что-нибудь съедобное. Вот тебе, пожалуй, будет трудновато.

Ренар усмехнулся и оглядел своих пассажирок.

– Не хлебом единым… – пошутил он.

* * *

К тому времени, когда им удалось установить контакт – через два с половиной дня, – все выучили и отрепетировали, что они будут – и не будут – рассказывать и как себя вести.

– Говорит полиция Конфедерации, – раздался по радио суровый мужской голос. – Идентифицируйте себя: ваш номер и направление.

Ренар вздохнул.

– Это корабль беженцев с Новых Помпеи, планетоида, когда-то принадлежавшего Новой Гармонии. Я не являюсь пилотом, на борту его нет вообще.

Казалось, полицейские встревожились. Они озадаченно искали информацию в своих банках данных.

– Оставайтесь на месте, мы совершим стыковку.

– Ваше право, – отозвался аджитар. – Однако мне надо кое о чем вас предупредить.

И он рассказал им о планах Антора Трелига, о Мире Колодца – обо всем. Единственное, о чем он умолчал, так это как добраться до чудесной марковианской планеты.

Полицейские, как и следовало ожидать, не поверили ни единому его слову. Тем не менее они тщательно записали всю информацию, произвели стыковку и отправили на борт челнока двух своих представителей.

Одного взгляда на пассажиров старого, потрепанного космического судна оказалось достаточно, чтобы их сомнения значительно поуменьшились.

Полиция Конфедерации представляла собой пестрое сборище: сюда шли беспокойные, неуправляемые люди, искатели приключений и прожженные авантюристы. Их тщательно отбирали среди мужчин среднего возраста, как правило, попавшихся с поличным на каком-нибудь неприятном деле. Если они добровольно соглашались пройти специальную обработку на законопослушание, их освобождали условно и направляли в пограничные миры защищать Конфедерацию от себе подобных.

66
{"b":"5657","o":1}