ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Серьезное дело они, как правило, распознавали с первого же взгляда. Поэтому записанные на пленку переговоры с таинственным челноком были зашифрованы, опечатаны и отправлены непосредственно в Президиум Совета Конфедерации, состоящий из одиннадцати членов. Президиум принимал решения в тех случаях, когда присутствие всех советников оказывалось невозможным или нежелательным.

Уже через четырнадцать часов три члена Президиума прибыли на корабль, чтобы на месте разобраться в сложившейся ситуации. Все они когда-то пытались добраться до Антора Трелига, и судьба Новых Помпеи была им далеко не безразлична. Одна из них, женщина среднего возраста, обладала удивительно величественными манерами.

– Примерно двадцать два года назад, – сказала советница Алаина, – перед тем, как пройти последнее омоложение, я наняла Мавру Чанг, чтобы похитить семейство Зиндеров и обезвредить, хотя бы частично, Антора Трелига. Вестей от нее я так и не получила, но, поскольку Новые Помпеи исчезли вместе с дражайшим Антором, успокоилась. – Она оглядела причудливую группу красавиц и чужеродных созданий. – Теперь я вижу, что она все-таки выполнила свое задание.

На глазах у женщин и аджитара появились слезы, даже бозог задрожал. Только Гискайнд, как всегда, неподвижно висел в пяти сантиметрах от пола.

– Когда я услышала полицейский доклад, – продолжала советница, – я не поверила своим ушам. Но вот вы все передо мною, и даже Никки Зиндер! – Она повернулась к Вистару. – А вы… какой приятный сюрприз, госпожа Тонж. Один из ваших сыновей – наш многоуважаемый Главный советник.

– Дети, – вполголоса пробормотала Вули. – Как хорошо снова увидеть детей.

– А теперь нам надо решить, что делать дальше, – продолжала Алаина. – Мы все многим вам обязаны. Ренар хлопнул себя по лбу.

– Лекарство от губки!

Советники испуганно уставились на него, и он объяснил:

– Оби – то есть компьютер – дал Мавре какую-то формулу, она записала ее в судовой журнал. Алаина кивнула полицейскому:

– Найди и перепиши. – Она выглядела озабоченной, словно видела, как впереди раскрываются новые горизонты. – Если это лекарство себя оправдает, мы сломаем хребет синдикату. Это приведет к далеко идущим последствиям.

– Оно сработает, – заверил ее аджитар. – Так сказала Мавра.

На обычно бесстрастное лицо советницы набежало облако.

– Мавра Чанг. Как печально. Вы уверены, что мы не можем вытащить ее оттуда?

– Наблюдатели сообщили, что на планетоиде отказали почти все системы питания, – вставил полицейский. – Разрушается плазменная защита. Если там кто-то и остался, они давно мертвы.

Алаина кивнула:

– Так я и думала. Но имя Мавры будет жить в нашей памяти. Ее будут чтить наряду с самыми великими деятелями Конфедерации. Мы не забудем ее.

– Мы-то уж точно, – искренне добавил Ренар.

* * *

Они находились примерно в половине светового часа от Новых Помпеи. На экранах планетоид выглядел как маленький белый шарик.

– Все считают, что для его уничтожения хватит склада оружия, – отметила Алаина. – Но я этому не верю. По идее надо сделать запрос в Совет, но мы не можем поставить подобную проблему на голосование. Опасно оповещать Вселенную о возможностях Оби. Кто-то обязательно начнет экспериментировать с компьютерами.

На экране показалось четыре корабля – полицейские крейсеры, тянущие за собой на буксирной стреле какие-то огромные глыбы.

– Что это? – изумленно спросила Вули.

– Антиматерия, дорогая, – ответила Алаина. – Вычисли массу объекта, подлежащего уничтожению, возьми такое же точно количество антиматерии, соедини их, и они уничтожат друг друга. У нас ушло целое столетие, чтобы изобрести буксирную стрелу, которая не вступала бы в реакцию с антиматерией. Полицейские корабли опишут траекторию, которая позволит астероидам из антиматерии одновременно соединиться с Новыми Помпеями. Ярчайшая вспышка, и дело сделано.

Они наблюдали, как корабли приблизились к планетоиду, окружили его и выбросили вперед астероиды.

А затем стремительно бросились наутек. В ожидании, пока заряд достигнет цели, Алаина перешла к обсуждению других вопросов.

– Интересно, – задумчиво сказала она, глядя на Ренара, Гискайнда и бозога, – сколько миров и рас прячет от нас Вселенная. Может, еще при нашей жизни человеческая цивилизация повстречается с какой-то другой? Как бы мне хотелось дожить до этого!

– Если бы вы побывали в Мире Колодца, такое желание у вас, может, и не возникло бы, – ответила Вистару.

Советница пожала плечами.

– Я часто думала об этом. Может, подобная встреча принесет только новые проблемы. Вдруг те, другие существа, будут из антимира? – Она рассмеялась, а затем переменила тон. – Вы уже думали о своем будущем?

– Мы – то есть бозог, Гискайнд и я – хотим вернуться в Мир Колодца, – ответил Ренар. – Мы вам уже говорили. В этой части Вселенной нам места нет.

Алаина кивнула, потом повернулась к остальным:

– А как насчет вас, супруги Тонж? Вули улыбнулась:

– У Никки Зиндер так и не было возможности побыть нормальным человеком, прожить настоящую жизнь. И тем более у ее дочери. А что касается остальных, то они могут, гм, научиться быть людьми. Интересно будет посмотреть, как поживают наши дети.

И потом, знаете, мы со Стару действительно любили друг друга. Я рада, что после двадцати двух лет разлуки мы сможем быть вместе.

– Кроме того, мы в долгу перед Маврой, – вступила в разговор Вистару. – Мы обе постоянно думаем: если бы мы только остались подольше, если бы только мы убедились, что все дети Вашуры спасены! Если бы только мы их не покинули. У Мавры была такая ужасная жизнь – может, в наших силах помочь этим женщинам, чтобы они не очутились в канаве. Думаю, этим мы хоть немного загладим вину перед нашей девочкой.

Алаина кивнула:

– Я понимаю вас. Подобная внешность может принести огромное счастье, а может обернуться величайшим проклятием. Я тоже вам помогу. Мы с Маврой заключили контракт и договорились о ее вознаграждении, но оно так и не было выплачено до конца. Надеюсь, вы найдете достойное применение миллиону?

– Миллион? – Вули внезапно рассмеялась. – Вот это да! Мы сможем купить себе планетоид где-нибудь на границе! – Она посмотрела на Вистару. – С ума сойти! Мы прожили целую жизнь среди людей, потом очутились в Мире Колодца, третья жизнь прошла опять здесь, а четвертая – опять в Мире Колодца. И вот мы в очередной раз здесь – интересно, мы что – будем жить вечно? Ведь в Мир Колодца вернуться никогда не поздно.

Вистару рассмеялась.

– Ты права, но не принимай это близко к сердцу. Ты мне больше не муж. Ты теперь – суперженщина.

– Я и родилась женщиной, – напомнила Вули. – Но та жизнь мне не особенно удалась. Может, наконец By Джу пора узнать, что это значит – принадлежать к прекрасному полу.

– Смотрите! – крикнул Ренар. – Астероиды почти у цели!

В следующий момент четыре маленькие точки слились с белым шариком. Наблюдателей ослепила яркая вспышка, и изображение планетоида исчезло со всех экранов.

Сканеры не обнаружили никаких следов Новых Помпеи, ни малейшей пылинки. Алаина вздохнула:

– Ну, вот и все. Полетели отсюда. Корабль ожил, заурчал и двинулся вперед. Из глаз Ренара текли слезы; все молчали.

– Прощай, Мавра. Прости нас.

И даже капюшон югашца слегка качнулся.

БЕЗЫМЯННАЯ ЗВЕЗДА В М-51

Мавра встала и потянулась. Она привыкла находиться в темноте и быстро учуяла съедобные фрукты, лежащие рядом с коркой черствого хлеба. Ей годилась любая еда, а фрукты содержали необходимое количество жидкости. Консервы и прочие деликатесы она прикончила еще позавчера.

Мавра снова спросила себя, почему она все еще живет. Зачем с таким упорством оттягивает неизбежный конец.

Неожиданно зажегся свет. Само по себе это было неудивительно. Она знала, что это может случиться в любую минуту, после того как несколько часов назад испытала знакомое ощущение потери сознания и долгого падения в пустоту.

67
{"b":"5657","o":1}