ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В конце концов это коснулось Югаша.

Югашцы никогда не посылали своих представителей в Зону, поэтому к ним относились с определенной недоверчивостью и даже недолюбливали. Если говорить откровенно, они ничего не могли предложить в качестве объекта мены или продажи, да к тому же вели себя так, словно остальные разумные расы – просто бессловесные скоты, не стоящие их высокого внимания.

Физическая структура югашцев представляла собой чистую энергию, заключенную в замкнутый объем. Совершенно непредсказуемые существа неопределенных размеров и форм, они почти не покидали своего кристаллического гекса; каждый житель Югаша сам выращивал для себя организм, затем вселялся в него и владел, словно предметом.

Физические существа представлялись югашцам всего лишь вещами, оболочками, которые легко сменить или выкинуть, когда надобность в них отпадает. Обитая в высокотехнологическом гексе, они прекрасно знали о космическом корабле, рухнувшем в Учджине. Кое-кто из югашцев даже рискнул отправиться туда в путешествие, несмотря на то что озлобленность и недружелюбие соседей превращали подобный поход в целый ряд сплошных неприятностей.

И неожиданно впервые за историю Мира Колодца представители этого гекса появились в Северной Зоне. Они получили отчеты о южной войне, которые прочли с невероятной жадностью. Затем их специалисты тоже принялись ломать голову над всеобщей проблемой, и, хотя они спокойно могли вырастить организм, умеющий управлять кораблем, никто на севере так и не сумел понять сути экспериментов югашцев. Они по-прежнему оставались невероятно чужды всем вокруг, даже Пришельцам.

Один раз кто-то из них даже связался с Трелигом, Ортегой и Беном Юлином, но последний сразу отослал любопытных к представителям Яксы. Народ Дашина – в основном фермеры – вполне мог бы линчевать его, если бы только узнал, что он еще надеется завладеть кораблем.

А затем все эти отдельные нити свились в один тугой узел. Теоретические изыскания якс обладали тем самым потенциалом, который, как казалось самим югашцам, был так им необходим.

Шлюз открылся, и появился югашец.

Он буквально вплыл в комнату. Причем понятие «вплыл» как нельзя более точно отражало сущность его действий. Для постороннего наблюдателя это существо выглядело действительно весьма странно. Висевшие в пятидесяти сантиметрах от пола вертикальные и горизонтальные линии, напоминающие пунктир фломастера, лишь слегка обозначили призрачную фигуру, имевшую форму длинного пальто с капюшоном, парящего в пустоте.

Даже представительница якс, имевших самое острое зрение во всем Мире Колодца, с трудом различала югашца. Его, вероятно, было хорошо видно только в кромешной тьме, но стоило появиться хотя бы крохотному лучику света, очертания этого загадочного существа мгновенно стирались.

Всем показалось, что югашец кивнул. Он принадлежал к одной из немногих рас, которой автоматические переводчики никак не могли пригодиться. Нематериальной субстанции их просто некуда было бы прикрепить.

Существо медленно подплыло к яксе и тут же скользнуло в черноту Ворот. Оно обернулось, снова кивнуло и исчезло во тьме, на какую-то долю секунды став отчетливо видимым в странном, необъяснимом спектре. Якса последовала за ним, нервничая куда больше обычного, и почти мгновенно оказалась в Южной Зоне.

Югашец уже был там. Он подплыл к ней поближе и дотронулся до ее щупальца. Якса почувствовала неприятное, пугающее покалывание. Существо оказалось неожиданно холодным, физически ощутимым и неизвестно почему вызывало тревогу. Очнувшись после секундного ступора, бабочка обнаружила, что северянин втек в ее тело и перестал быть видимым вообще.

В Зоне находились еще несколько существ, но ни одно из них не смотрело на яксу. Представители этой расы всегда оставались холодными и внушали всем окружающим определенный ужас. Только другая якса могла заметить смущение и неловкость соотечественницы, понять, какие сомнения она испытывает и насколько не уверена в себе.

Якса вошла в посольство, едва не прихлопнув крылья дверьми. Ее ждали посол и несколько других лидеров – все женщины. Мужские особи данного вида напоминали огромных гусениц, мягких, мясистых, созданных всего для одной цели. До наступления брачного периода их держали в летаргическом сне, а после спаривания самки-яксы пожирали своих партнеров.

Посол явно выглядела встревоженной.

– Что-то пошло не так?

Вошедшая остановилась и слегка качнулась на неустойчивых щупальцах. Ее голос прозвучал настолько странно и неестественно, что разобрать слова было очень трудно.

– Я Торшанд из Югаша, – пробормотала она почти нечленораздельно. – Вы должны извинить меня. Я только учусь пользоваться этим телом. В Югаше мы выращиваем себе тела из кристаллов, они отлично подчиняются приказам. А все южане слишком уж сложны, и всегда существует некая доля сопротивления, которое оказывает хозяин тела.

– Вы хотите сказать, – сказала одна из присутствующих, – что вы северянин, занявший тело нашей сестры?

Неуклюжая якса кивнула:

– Да. Не могли бы вы убедить объект не сопротивляться? Я просто не пройду тест, если не буду полностью контролировать его нервную систему.

Присутствующие явно занервничали. Во-первых, поскольку оказались свидетелями совершенно не поддающегося описанию, возмутительного факта вторжения в чужую волю, а во-вторых, из-за обращения "объект", которым югашец наградил их соотечественницу.

– Будьте любезны! – повторил Торшанд. – Выполните мою просьбу. Или я просто уничтожу память и мозг этого существа.

Последнее предупреждение подействовало.

– Гипноз! – приказала представительница посольства, и вскоре с помощью шприца яксе ввели первую дозу снотворного.

Врач с сомнением осмотрел свою пациентку:

– Вы уверены, что гипнотический раствор не затронет вас? И полное отчуждение сознания… это обратимо?

Якса-югашец кивнул:

– Естественно. Просто объект забудет все, что произошло после моего проникновения. Давайте же! Становится все труднее!

Шприц ввели заново, и якса погрузилась в глубокий гипнотический сон. Неожиданно она ожила, уверенно поднялась на все восемь щупалец и сложила крылья. Это было в самом деле впечатляющее зрелище.

– Так-то лучше, – отчетливо произнес Торшанд. – Теперь я полностью ее контролирую. Мне всегда требуется несколько дней, чтобы освоиться с новым телом, но думаю, на сей раз это не обязательно. Мы идем?

Яксы повели его к ближайшим Воротам Зоны. Все, включая Торшанда, испытывали немалое напряжение.

Посол и предводитель проекта исчезли в Воротах первыми, за ними Торшанд, а следом все остальные.

В это время чуть дальше по коридору в своем кабинете выругался Серж Ортега. Монитор показал ему все, что произошло у якс и около Ворот, за исключением одного: сработал ли эксперимент. Где теперь находится Торшанд, у бабочек или все-таки в Югаше?

Только представители Яксы могли это знать! Ну ничего, он тоже это скоро узнает!

ГЛАТРИЭЛЬ

Гедемондас, покрытый снежно-белой шерстью, с мягкими лапами и собачьей мордой, тихо хихикнул.

– Истинная, самая страшная сила заключается в способности никогда эту самую силу не использовать. – Длинный когтистый палец уперся ей в грудь. – Мавра Чанг, что бы с тобой ни случилось, ты всегда будешь это помнить!

Мавра почувствовала некоторое замешательство.

– Так ты думаешь, я наделена невероятными силами? – В ее тоне слышалась откровенная насмешка, она не слишком-то верила в подобные мистические откровения.

– Сначала ты опустишься на самое дно ада, – предупредил ее гедемондас. – И только потом, много лет спустя, уже потеряв надежду, ты снова поднимешься и окажешься на вершине своей судьбы, полная сил. Хватит ли тебе мудрости и ума, чтобы воспользоваться своими способностями, или не хватит, в любом случае это касается нас.

Вистару, фея из Латы, буквально набросилась на него:

– Откуда ты все это знаешь? Гедемондас хихикнул снова.

7
{"b":"5657","o":1}