ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Последний шанс
Контракт на тело
Цвет жизни
Эффект чужого лица
Бруклин
Кнопка Власти. Sex. Addict. #Признания манипулятора
Две недели до любви
Нашествие
Девушка в тумане

Сэм нахмурилась:

– Что же получается? Если верить вашим словам, тот, кто хочет меня убить, стремится помочь другим, а тот, кто старается спасти, защищает чуть ли не систему мирового зла. – Она помолчала немного. – Вашего могущественного друга должны бы поддерживать те, кто не похож на нас. А ведь этого не происходит, так? Зенчер кивнул:

– Он сам акхарец, а другие расы научены собственным горьким опытом никогда не доверять ни одному из них. И еще: всем известно – такую огромную силу невозможно получить, не заложив свою душу. Все акхарские маги в какой-то степени не в своем уме. А что хуже – когда над тобой господствуют или когда тобой безраздельно владеют? Каждое поверженное акхарское королевство увеличит его владения и его и так уж невообразимое могущество. Многие расы и многих вождей совсем не вдохновляет подобная перспектива. Его последнее дело, то, о котором ты слишком хорошо знаешь, не доставит ему новых сторонников. Чтобы добраться до тебя, были пущены в ход колоссальные силы, которые создали эту дыру, пустоту в Акахларе. Такие пустоты не могут долго оставаться незаполненными. Ветер Перемен пройдет над Акахларом. И нам всем остается только ждать здесь и молиться, чтобы он не повернул сюда.

Чарли вышла из палатки и услышала только самый конец разговора. На ней были кое-какие украшения, яркая юбка с разрезом, без верха, и сандалии. Сэм не поняла, что Чарли с собой сделала, но результат был потрясающий.

– А что такое Ветер Перемен? – с любопытством спросила Чарли.

Зенчер взглянул на нее и помрачнел.

– Ветер Перемен – это неисповедимый гнев Творца. Это буря. Такая же, как те бури, что вам приходилось видеть, только страшнее. Самая разрушительная буря, какую только можно себе представить, – ничто по сравнению с Ветром Перемен. И еще: он не только разрушает – он создает.

– Ого! – выдохнула Сэм. – Однажды мы попали в ураган, а однажды я видела торнадо. Смотреть на это было здорово – с безопасного расстояния, конечно.

– Даже акхарские волшебники не решаются взглянуть на Ветер Перемен, – отозвался Зенчер. – Всякий, кто приблизится к нему, несет на себе его проклятие. Только уроды и чудовища видели Ветры Перемен и остались жить в своих пустынях, принадлежа лишь друг другу и никому более. Поверьте, никому не пожелал бы я увидеть Ветер Перемен – никогда!

Чарли пожала плечами и покачала головой.

– Да что же такого он делает, этот Ветер Перемен? – настойчиво переспросила она.

– Это случайная сила, которая делает то, чего боятся все и каждый, везде и повсюду. Он изменяет правила.

Ладаи внезапно и быстро проговорила что-то на своем странном языке, и Зенчер кивнул.

– Это пришло, – тихо сказал он. – Не очень, но достаточно близко. Это Малабар, средина к юго-востоку отсюда и прилежащие к ней клинья. Плохо дело.

Чарли удивленно взглянула на него, потом на Ладан. – Как она узнала?

– Ни один путешественник в этом мире не может вполне избежать прикосновения Ветра Перемен, а те, кого он затронул хоть однажды, знают.

Внезапно Сэм почувствовала, что в висках у нее застучало, уши заложило, пещера и все, что было в ней, стали медленно исчезать. Чарли, Зенчер и Ладаи увидели, как она встала, выпрямилась, глядя на что-то не видимое им; а потом вдруг вскрикнула и упала без чувств.

Зенчер успел подхватить ее. Когда он опустил ее наземь, она, казалось, пришла в себя, но все смотрела на что-то, чего никто из них не мог видеть, и слышала то, чего они не могли слышать. Видения вставали перед ней, живые и яркие, но когда ей захотелось, чтобы это оказалось лишь сном, она поняла, что это не сон, но явь. Каким-то чудом она увидела то, что хотела увидеть.

Пришествие Ветра Перемен.

* * *

Ужас явился вместе с легким весенним ветерком, который словно наполнил воздух неосязаемыми и неуловимыми частицами страха. Животные, как всегда, почувствовали это первыми, они останавливались, поворачивались к северо-востоку, выискивая взглядом нечто, пока еще не различимое.

Замерли в полях, повернув головы, лошади, за ними коровы. Собаки, помедлив немного, разразились глухим низким ворчанием, а кошки в амбарах насторожили уши и выгнули спины, словно встречая осязаемую угрозу. Куры, слишком глупые даже для того, чтобы укрыться от летнего града, перестали кудахтать и клевать землю и тоже повернули головы на северо-восток.

День был ясный и теплый, какой бывает иногда ранней весной и вселяет бодрость в людей, напоминая о близости животворного лета. Солнце ярко сияло над городком, окрестными фермами и полями, отражалось в золотом убранстве грандиозного замка, который возвышался на холме за городком. Замок – самое большое и фантастически величественное здание во всей округе – блистал, как драгоценное украшение, на груди волшебной страны.

Эти срединные земли были местами чистой магии, куда чуждая магия не должна была вторгаться.

Люди внезапно заметили странное молчание животных и тоже со страхом воззрились на северо-восток. – Может, еще обойдется, – говорили они себе, пытаясь отогнать нарастающий страх. – Здесь не одно поколение не видело ничего такого. Это прекрасное, тихое место в самой глубине средины, защищенное от всех бед акхарским волшебством и заслоненное Рассветными горами от любых ветров, даже от Ветров Перемен. – Так повторяли они сами себе и друг другу.

Но Ветер Перемен уже вылетел из своего гнезда далеко на севере, безразличный к людским страхам и надеждам. Он мчался поверху, разрушая узоры облаков, не касаясь земли, лишь устрашая тех, над кем пролетал. Путями ветров вольно летел он над равниной, но вот у подножия Рассветных гор нисходящие воздушные потоки поймали его и втянули в себя. Древние исполинские вершины, лиловые издали, увенчанные снегами, горы высились неодолимой преградой – для всех, кроме Ветра Перемен. Слишком плотен и тяжел он был, чтобы перевалить через них, слишком могуч и упрям, чтобы позволить им стоять у себя на пути.

Пока еще ничего не было заметно ни из селения, ни из замка, Ветер был еще слишком далеко. И все же его приближение ощутили даже самые спокойные и благодушные. Даже они не могли не заметить странного поведения животных, даже их насторожили показания приборов.

Королевский Волшебник поднимался на зубчатую стену замка. Синий плащ развевался, маленькая обезьянка ловко удерживалась у него на плече, несмотря на резкие движения. На стене был установлен большой бронзовый телескоп. Волшебник развернул прибор и предоставил смотреть в него обезьянке, медленно поворачивая трубу то влево, то вправо, словно вглядываясь в горизонт. По его движениям и наклону головы можно было подумать, что он и в самом деле напряженно всматривается, отыскивая нечто мало заметное, какие-то признаки, которые свидетельствовали о том, что лишь ему было ведомо.

В долине между двух вершин, которые здесь называли Близнецами, он нашел наконец то, что искал. Нечто сияющее, бледно-лиловое, показалось позади них, а вокруг самих пиков возникла тонкая голубая каемка. Достаточно. Более чем достаточно.

– Капитан стражи! – вскричал человек на стене, и офицер подбежал к нему. – Сюда идет Ветер Перемен. Весьма вероятно, что он пройдет прямо через долину. Немедленно предупредите его величество и полковника Фристанна. Не теряйте времени, готовьте убежища, подайте сигнал тревоги для жителей.

Дело было плохо, гораздо хуже, чем полагали сперва он и король. Буря, сильнейшая буря за последнюю сотню лет, грозила уничтожить все вокруг.

Офицер стражи все еще стоял неподвижно. Наконец, облизнув губы, он спросил:

– Вы уверены?

Немыслимое дело – переспрашивать акхарского мага или не исполнить немедленно его приказ.

– Что ты стоишь? Время дорого! Не сделаешь, как я сказал, встретишься с Ветром Перемен лицом к лицу, вон там, внизу, вне стен замка и убежища!

Подхлестнутый этими словами, офицер повернулся и побежал. Через две минуты стражники завертели рукоятки ревунов, и со стен замка раздался устрашающий звук, басовитое, постепенно повышающееся завывание, которое разносилось на многие мили и проникало в душу каждого.

18
{"b":"5658","o":1}