1
2
3
...
19
20
21
...
67

Но этот Ветер не коснулся земли.

Малахаи так же мало знал о природе Ветра, как, По правде говоря, и самый ученый чародей. Мальчик только понимал, что ему уже не миновать страшной встречи.

Но, как ни странно, страх вдруг улетучился, остался лишь восторг перед грозной красотой и изумление перед силой, которую Малахан не мог постичь и которой не мог сопротивляться. Мальчик ясно сознавал, что скоро, наверное, погибнет, и надеялся только, что перевоплощение будет быстрым, а приговор – милостивым, потому что он всегда старался быть хорошим сыном. Потом мелькнула мысль о семье, которая была там, внизу, в тесноте и в безопасности, где темноту рассеивал только тусклый свет факелов. Они будут горевать о нем, но пусть их горе не будет слишком большим…

Ветер Перемен летел над долиной, творя то, что творил всегда и везде. Все, над чем оказывалась его бурлящая масса, начинало слабо сиять и окутывалось ярко-синим ореолом. Трава, деревья, земля, даже самый воздух – все, казалось, изменялось в дрожащем свете этого сияния. Ряды виноградных лоз мерцали, корчились и превращались в странно искривленные деревья с громадными темными цветами, не похожие ни па что, виденное мальчиком до сих пор. Маисовое поле дрожало и плавилось, часть его превратилась в комок, гонимый бурей. Кое-где посевы сменил высокий бурьян, кое-где только желтый песок остался на полях.

Ветер Перемен пролетел над крытыми соломой домиками селения. Они засияли, потекли, и вот уже многоэтажные массивные строения странной формы, сложенные из чего-то буро-красного заняли их место. Уже видна была дождевая туча, ливень шел вслед за Ветром Перемен, а по краям небо прояснялось, появились первые разрывы в облаках.

Наконец Ветер Перемен оказался над Малаханом. Как ни странно, он ничего не почувствовал. Только легкое покалывание. Он протянул руки и увидел, что они облиты синим сиянием. Он рос, одежда трещала, рвалась и словно бы стекала с тела. Руки становились толще, мускулистее, пальцы – длиннее и сильнее, вместо ногтей вырастали когти. Кожа грубела, темнела и покрывалась короткой густой бурой шерстью на запястьях и даже на тыльной стороне рук.

Ниже талии он постепенно обрастал густой длинной шерстью, ноги изгибались и изменяли форму. Большие раздвоенные копыта как нельзя лучше подходили для быстрого бега, но стоять на них было не слишком удобно. Он пошатнулся, сделал шаг назад и обнаружил, что его поддерживает длинный и толстый бурый хвост.

Малахан пришел в ужас. Сейчас он даже хотел смерти. Но он не умер, он сделался чудовищем.

Ветер Перемен удалялся вверх по долине, постепенно теряя силу. Малахан стоял в оцепенении, и проливной дождь смывал его слезы.

Исчезли последние отголоски бури, облака поредели и начали рассеиваться. Солнечный свет робко пробился сквозь них, освещая разительно изменившуюся землю.

Золотой замок выстоял, хотя почернел и отливал теперь холодным металлическим блеском. Только через несколько дней люди смогут выйти из убежища. Громадные двери не подвели, но сплавились и спеклись, превратившись в единую и прочную металлическую стену.

Близнецов больше не было, но могучая стена Рассветных гор по-прежнему вздымалась вдали. Перед селением появилось обширное озеро, простиравшееся от крайних домов насколько хватало глаз; видны были пятна зелени на противоположном берегу.

Песчаная, а кое-где каменистая почва заросла густым бурьяном выше человеческого роста. Там, где раньше тянулись ряды виноградных лоз, росли деревья и незнакомые кустарники с огромными цветами, похожими на розы.

Малахан направился было к ним, но, когда он приблизился на пять или шесть футов к первому цветку, тот набросился на него. И все цветы стали кидаться на него и рычать, словно стая злых голодных псов, а кусты вздрогнули и замолотили ветвями по воздуху. Малахан испугался и отскочил.

Он не знал, что же ему делать, потому что все еще оставался собой, хотя бы отчасти. Этот Ветер Перемен, похоже, ограничился тем, что изуродовал его тело.

Малахан взглянул на озеро, на рычащие растения, на такое чуждое теперь селение. Там, где раньше Сходились две цепи холмов, появилась обширная равнина, поросшая высокой травой и такими же высокими, яркими цветами. Изменилось решительно все, кроме самого замка, и никогда уже не вернется то, что было, и ему самому не стать прежним.

Он все еще пытался что-то придумать, когда наверху возле замка пробились наружу команды рабочих. Они разрушали сплавившиеся двери и разбирали остатки бронированного входа. Спустя несколько минут выехал большой конный отряд.

Начальник отряда осматривал окрестности в полевой бинокль. Наконец, обнаружив то, что искал, он опустил бинокль.

– Вон там, левее, за селением. Видите? Сержант прищурился, всматриваясь, и кивнул:

– Да, сэр. Я-то надеялся, что на этот раз мы успели укрыть всех. Хвала богам, что он только один.

– Неизвестно, человек это или животное, – крикнул лейтенант своему отряду, – и нападет ли оно или побежит. Приготовьте оружие и пошли. Сначала стреляйте, разбираться будем после!

Малахаи слышал и видел их, несколько мгновений он еще раздумывал, оставаться ему на месте или убегать. Но, когда он увидел, что они вытащили оружие, он повернулся и что было сил помчался сквозь высокую траву.

Он бежал быстро, очень быстро, словно был создан для жизни именно в этой местности, но хорошо обученные люди и тренированные кони оказались быстрее, сноровистее и опытнее. Скоро он понял, что ему все равно не уйти, остановился, изумляясь тому, что почти не задохнулся от быстрого бега, и ждал, подняв могучие руки в знак того, что сдается своим преследователям. Через минуту они окружили его.

– Пощадите! – взмолился он, видя, как беспокойно и неприязненно они оглядывают его. – Я Малахаи из старой деревни! Двери закрылись, когда я был всего в нескольких шагах! Пожалейте меня! Я знаю, что я страшен, но мне всего четырнадцать лет!

Солдаты-новички изумленно таращили глаза, но офицер и сержант, более опытные, знали, что обычно именно мальчишки становились жертвой Ветра.

– Понимаю, сынок, – вздохнул лейтенант, и голос его был почти печален. – И надеюсь, ты уже достаточно взрослый, чтобы понять. Понять, что мы обязаны быть безжалостными.

– Нет! Не надо! – кричал Малахаи, а пули пронзали его могучее тело снова и снова, оно не хотело умирать. Наконец он ослабел, и офицер нанес последний удар, прекратив его муки.

Наверху Главный Волшебник Малабара осматривал остатки своего наблюдательного поста. То, что стояло теперь на месте телескопа, было похоже скорее на странное, неизвестное в этих местах оружие, установленное на треноге.

– Черт бы меня побрал, – тихонько выругался чародей. – Надо переплавить эту штуковину как можно скорее. Не стоит подбрасывать им подобные идеи. И так уж все выглядит достаточно зыбким.

Он посмотрел на изменившийся ландшафт и покачал головой.

– Ну, – вздохнул он, – вот и новые соседи.

* * *

Сэм постепенно приходила в себя. Пот катил с нее градом, видение расплывалось и исчезало, его сменили неясные образы, в которых она узнала озабоченные лица Чарли и Зенчера.

– Они убили его! – выкрикнула она, еще не совсем очнувшись. – Они загнали его и убили! Просто мальчишку, которому не повезло! Мерзавцы! Грязные ублюдки!

– Что ты видела? – резко спросил Зенчер. – Расскажи мне все, сейчас же!

Ладаи что-то сердито сказала ему и принесла Сэм немного вина. Пригубив, Сэм почувствовала, что немного успокоилась, и почти без расспросов рассказала все.

Зенчер кивнул:

– Все так, хоть я и не могу понять, почему у тебя было это видение. В Малабаре никто из тех, кто интересуется тобой, не имеет большого влияния. А мальчик… Знай, акхарцы не потерпят, чтобы кто-нибудь не их рода жил вместе с ними. Таким не позволено оставаться в пределах их королевств после захода солнца – разве что у самой границы, как йот мы сейчас.

– Но Ветер изменяет буквально все! Если несчастный парень стал его жертвой, зачем было убирать? Они же могли его просто выгнать?

20
{"b":"5658","o":1}