1
2
3
...
29
30
31
...
67

В тот миг, когда внутренность волшебного кристалла засияла в полную силу, Сэм внезапно бросилась на пол. Луч ударил в низ зеркала за ее спиной и, отразившись, попал в шею Зенчера. Его лицо исказилось от боли. Зенчер вскрикнул, выронил кристалл и прижал руки к шее.

Сэм бросилась на магический камень, лежавший на полу в нескольких футах от нее, схватила его и откатилась в сторону. Зенчер уже пришел в себя и кинулся к ней. Не вставая, она вытянула перед собой руку с кристаллом, и яркий луч упал на лицо навигатора.

Зенчер замер с застывшим выражением боли и гнева. Сэм вздохнула с некоторым облегчением.

– Хорошо, мальчик мой, – сказала она по-английски. – Расслабься и пойди присядь на кровать. Будешь слушаться меня и отвечать на мои вопросы. Понятно?

Его лицо смягчилось.

– Понятно, – пробормотал он бесцветным голосом, подошел к кровати и послушно присел на краешек.

Теперь она могла встать.

– Сколько времени продолжается действие кристалла?

– От шести до восьми часов, – тем же бесцветным голосом ответил Зенчер.

– Ладно. Ты продал Чарли тому мерзавцу. Похищение было просто инсценировкой?

– Да.

– Там, в таверне, ты устроил ей просмотр на роль куртизанки, а потом продал за тысячу.

– Да. Плохо дело.

– Когда ей дадут это зелье, которое заставит ее все позабыть?

– Они сначала занимаются телом, и это отнимает целые сутки. А уж потом – сознанием и памятью. Зелья, которые нужны для этого, намного труднее достать, и они гораздо дороже. Через сутки к ней придет Клигос и даст ей любовное зелье. Тогда она будет делать все, что он скажет.

– Кто будет ее готовить? Если бы тебе понадобилось, где бы ты стал ее искать?

– Прежде всего – в студии Бодэ, – ответил он, все так же монотонно. – Те две женщины в таверне – тоже работы Бодэ, а Клигос, конечно, захочет получить лучшее.

Сэм вспомнила, что уже слышала это имя.

– Кто такой этот Бодэ и где мне его искать?

– Бодэ – женщина. Она живет и работает в своей студии в мансарде большого склада в торговом районе. Она специализируется на художественной алхимии.

– Это еще что такое?

– Она считает себя художницей. Раньше она занималась скульптурой, но, когда переехала сюда, сменила занятие. Куртизанки – это ее творения. Она считает каждую из них уникальным произведением искусства.

Это объясняло нательную живопись. Неужели можно считать несчастных, беспомощных девушек простым материалом, наравне с глиной, холстом или красками? То, что все это проделывала женщина, казалось Сэм особенно ужасно. Сколько же времени осталось на спасение Чарли?

– Сколько времени прошло с тех пор, как меня вырубили?

– Около трех часов, – ответил Зенчер. Так, это уже кое-что.

– Значит, они не тронут ее разум до завтрашнего вечера, так?

– Обычно так. У Бодэ это часто занимает и больше времени. Она не любит, чтобы ее торопили.

– Где живет Бодэ? Как туда пройти? Прямо отсюда.

Зенчер объяснил. Это оказалось не особенно сложно, склад находился на берегу озера, но Сэм заставила его рассказать несколько раз, чтобы убедиться, что все запомнила правильно. Итак, у нее есть еще двадцать или, возможно, двадцать четыре часа… Ну-ка, проверим…

– Зенчер, сколько часов в сутках?

– Двадцать четыре, – ответил он. Ну что ж, хоть что-то здесь осталось так же, как В ее прежнем мире.

– Ты бывал когда-нибудь в жилище Бодэ?

– Я только проходил мимо.

– Оно охраняется?

– Склад принадлежит Торговому дому Аттум. Там круглосуточная охрана. Единственная лестница в мансарду Бодэ проходит внутри здания, так что другой охраны ей не нужно.

– Угу. А если бы ты захотел пробраться в жилище Бодэ так, чтобы охрана не заметила, как бы ты поступил? Использовал бы кристалл?

– Нет. Он может достать не всех охранников и, кроме того, активизировать какие-нибудь защитные заклинания. Я бы нанял вора, маленького, но сильного, который поднялся бы под прикрытием темноты по наружной стене здания и бросил бы мне веревку. Там, наверху, большие окна, вроде световых люков, и большинство из них приоткрыто для проветривания.

– Так. Просто удивительно, что воры не лазают туда постоянно. Или там есть что-то еще?

– Насколько я знаю, нет, но внутри я никогда не был. Бодэ работает и на Клигоса, и еще на дюжину других, в том числе на некоторых поставщиков королевской фамилии, но она не падка ни на деньги, ни на драгоценности. Всякий, кто вломится к Бодэ, навлечет на себя гнев как властей этого района, так и знати, а выручка будет очень и очень незначительна. Игра попросту не стоит свеч.

Постепенно Сэм поняла. Бодэ работала главным образом с теми, кого никто и никогда не разыскивал. Дело выглядело не слишком сложным, вот только профессионального вора у нее под рукой не было.

Она крепко сжала в кулаке Кристалл Омака.

– Хотела бы я знать, как мне обойтись без помощи, – подумала вслух Сэм.

И вдруг в ее голове раздался призрачный, но совершенно отчетливый механический голос:

"Ожидание ввода/оперативная команда".

Она так и подпрыгнула и чуть было не выронила кристалл.

– Кто это сказал?

Загипнотизированный Зенчер принял вопрос на свой счет и ответил:

– Последней говорила ты.

– Нет, нет! Тут был голос… Вроде как у меня в голове, внутри. Может, у меня от удара крыша поехала?

– Не понимаю.

– Я тоже. Я… – Вдруг ее взгляд упал на кристалл, все еще зажатый в кулаке. – Это был ты, Кристалл Омака?

"Да. Ты сформулировала команду активирования. Ожидание ввода/оперативная команда".

– Ну дела! Зенчер, этот кристалл когда-нибудь разговаривал с тобой?

– Разговаривал? Нет.

Но с ней-то он говорил! И говорил по-английски! Он сказал, что она сформулировала команду активирования. Что же она сказала? "Хотела бы я знать, как мне обойтись без помощи". Вот оно! Здесь же волшебная страна! Стало быть, достаточно загадать желание?

– Кристалл, это так? Ты умеешь не только гипнотизировать?

– Да,

– Я хочу знать, как тобой пользоваться. – сказала Сэм, надеясь, что эта штуковина поймет ее правильно.

"Эксплуатация. Стандартная функция. Непосредственное ментальное манипулирование субъектами на расстоянии посредством передающего луча, сфокусированного на области лба. Недокументированные функции. Манипулирование разумом и телом оператора, а также субъекта по выбору оператора в пределах энергетических ограничений. Доступ к информационным базам данных по специальному запросу. Носителю доступны разнообразные защитные меры. С целью предотвращения несанкционированного доступа в качестве речевого интерфейса использован английский язык. Команды следует формулировать в виде желаний. Конец руководства оператора".

Господи! Он говорит, как компьютер.

– А почему ты никогда не разговаривал с Зенчером?

"Зенчер использовал только стандартную функцию. До твоего появления он никогда не пользовался английским языком ни в устной, ни в мысленной речи. Зенчер не способен думать по-английски и поэтому не способен осуществить командный доступ к данному режиму".

– Ты… тебя сделал Булеан?

"Да, Я представляю собой резервную систему на случай дисфункции Зенчера. Любая попытка Зенчера использовать данный кристалл в противоречии с интересами Булеана автоматически приводит к деструкции Зенчера".

Она взглянула на Зенчера и ухмыльнулась:

– Хотя ты этого и не знаешь, но я только что спасла твою паршивую шкуру. – Сэм задумалась. – Но ведь я не могу просто пожелать, чтобы здесь сразу оказалась Чарли, и куча денег в придачу, и все такое?

"Невозможно. Диапазон желаний ограничен манипулированием сознанием других и манипулированием сознанием и телом носителя".

Опять все оказывается не так просто,

– Зенчер говорил, что твое действие продолжается от шести до восьми часов. Можно ли его как-то продлить? Скажем, навсегда?

"Можно. Наведи луч на, область лба субъекта и сформулируй входную информацию/оперативную команду в виде желания".

30
{"b":"5658","o":1}