ЛитМир - Электронная Библиотека

И тут заговорила ОНА, голосом, похожим на собственный, странно низкий голос Сэм, только Звучал он мягче, нежнее, женственнее, чем тот, которым она обычно говорила, да язык был незнакомый, певучий, нисколько не похожий ни на английский, ни на какой-либо другой язык, который ей приходилось слышать.

– дорогой лорд, к чему эти вопросы? Вам ведомы мои возможности, вам ведомо искусство Клиттихорна-Хранителя. Мы сознательно заключали этот союз. Наши идеи и цели имеют высочайшее значение. Те низкие умы. что в слепоте своей уничтожили вашего сына, чтобы сохранить свои порочные и ничтожные ценности, ныне покушаются и на меня. Мы объединимся и победим либо погибнем – или мы ничего не сделаем и просто умрем, не намного позже и не менее неизбежно. Но если и суждено нам погибнуть, да не будет причиной тому слабость наших душ, коль скоро пока все обстоит благополучно. Высказывайтесь здесь свободно, все вы равны за этим столом.

– Равны, да, кроме НЕГО, – проворчал чернобородый гном неожиданно низким, хриплым голосом. – Мы преданы вам и вашим идеалам до самой смерти, моя леди, но отдать себя в руки другого угнетателя!…

– Хранитель – выдающийся человек, и он мечтает о том же, что я, – ответила она. – Я полностью доверяю ему. и нет никакой надежды на истинную победу без помощи его потрясающего искусства. Я сожалею, что двор и политики не жалуют его, но он всегда служил мне преданно и честно. Отбросьте малейшие сомнения. Мы должны доверять друг другу и поддерживать наш союз.

Внезапно все словно поблекло, задрожало, разговор стал бессвязным, непонятным, как будто она слышала только его обрывки. Откуда-то издалека возник какой-то другой голос, до нее доходили произнесенные им слова:

– …мно… кры… хого… вени… зал… пая…

Голова у нее внезапно закружилась, появилось ощущение, словно кто-то настраивает радио и она – ручка настройки. Головокружение прекратилось почти так же внезапно, как и началось, и вновь возникло ощущение контакта с кем-то или чем-то в невообразимой дали. На этот раз она лежала в темноте, полностью осознавая себя и все окружающее, кожу странно пощипывало, и было такое чувство, словно теперь кто-то или что-то смотрит сквозь нее на ее комнату.

– Темно. Она не спит, и глаза открыты, но здесь темно. – Внезапное ощущение легкой щекотки, словно бы тело обволакивала паутинка. – Хм-м-м… Ничего действительно плохого. Мне было показалось, что она слепая или что-то еще с ней неладно.

– Это кошмары, дуралей, а она лежит в оцепенении, – вмешался новый голос.

– Кто вы? – спросила она вслух голоса в своей голове. – Что вам от меня надо?

Новый голос либо не расслышал, либо не мог слышать. Он раздавался внутри ее головы, но как бы в отдалении. Мужской голос, не принадлежавший ни одному из участников странного придворного обеда, который она только что видела. В этом голосе было что-то специфически докторское, напоминавшее кого-то из ее врачей. Даже в произношении явственно слышался американский акцент.

– Лучше и придумать невозможно. Идентична во всех отношениях. Ни одной точки сходства в окружении или происхождении, однако совершенно идентичный генетический код. – Вздох. – Слишком поздно. Буря проходит, а контакта через волосы недостаточно. Однако знает ли он о ней Должен знать – здесь проходили бури, значит, она – следующая. Но она жива, Кромил! Первая, которую мы нашли раньше, чем он убил ее!

– Та, в красном автомобиле, еще была жива, когда мы се нашли, – иронически заметил другой голос. – По крайней мере тогда мы его догнали.

Первый не обратил внимания на это замечание.

– Слишком поздно, чтобы сделать сейчас что-нибудь большее, проклятие! Время на подготовку… Мы не должны позволить ему убить ее, только бы успеть. В наших руках она могла бы стать величайшим оружием. Еще один тест, не больше. Связь уже слабеет…

Внезапно она полностью пришла в себя. Буря стихала, все ее чувства были необычайно обострены. И вдруг кто-то запустил пальцы в ее волосы! Это было ужасно. Она хотела закричать, но не могла. Ощущение тут же ослабло, но она смогла двигаться лишь через некоторое время. Села на кровати, огляделась – никого.

– Господи! Вот почему в пятницу в школе ты выглядела так, словно за тобой черти гнались! Сэм кивнула:

– Да, но что мне было делать? Ты уехала на уик-энд, а моя мать тут же опробовала бы на мне все это новомодное психоаналитическое дерьмо. У меня ведь не было никаких доказательств. Черт, возможно, я и вправду спятила. Не знаю. Но, когда мы выходили из школы, мне вдруг показалось, что я снова вижу того, рогатого, вижу самым уголком глаза, огромного, черного, плотного, всего в десяти футах от меня. Я повернулась – никого. Ну, думаю, почудилось. Вошла в автобус, села впереди, почти за мисс Эверетт. Посмотрела в окно – можешь думать, что я свихнулась, – но я снова увидела его. Самым уголком глаза, как раньше, он стоял на улице, в толпе. Стоило мне взглянуть, как он исчез.

– Просто ты распсиховалась.

– Да-да, я себе так и говорила, да только потом почему-то посмотрела в зеркальце заднего вида. Помнишь? В нем ведь отражается проход и сиденья? Так вот, он был там, сидел сзади, как будто вовсе не пропадал. Я обернулась, а там, где он был, – только пустые сиденья. Повернулась к зеркалу – он тут как тут.

– Что… На что он был похож?

– Он… Весь черный, вроде как вырезанный из черной бумаги, но он двигался. Он дышал. Он был живой! Я выскочила из автобуса. Последние три квартала прошла пешком, и, когда автобус проезжал мимо меня, мне показалось, что он все еще там. Дома я все ломала голову, что же делать, и ничего не могла придумать. Знала только, что через час стемнеет, а мама не вернется домой до трех. И потом, ведь они достали меня в моей собственной комнате, в моей собственной постели. Все, что мама могла бы сделать, так это запереть меня в загородную психушку. Так они рано или поздно и там меня бы накрыли. Я выглянула в окно и снова увидела его. Он стоял возле почтового ящика, на другой стороне улицы. Я подумала, что он либо приставлен следить за мной, либо ждет темноты. Тут уж я ударилась в панику, побросала в один из маминых чемоданов то, что под руку попалось, схватила кредитную карточку, открыла подвальное окошко и удрала через задний двор. Прокралась через шесть кварталов до Сентрал-авеню, толкнулась в банкомат – я забыла, что он не выдает помногу зараз, – а потом села в автобус до торгового центра.

Сэм рассказала, что она спустила сто десять долларов на мальчишеские джинсовые шмотки и обувь, еще сорок потратила в парикмахерском салоне "Хэйр Пэлис".

– Я сказала им, что это для роли в школьном спектакле. Что я должна выглядеть, как мальчик, потому что это роль девочки, переодетой мальчиком. Пятнадцать долларов – очки. Простые линзы. Состав для обесцвечивания волос купила в маленькой забегаловке около мотеля. И наконец, выбросила в мусорный контейнер почти все, что принесла с собой. Потом я стала прятаться здесь, в торговом центре. Тут много укромных уголков, никто и не думает запирать их. Ходит пара охранников, но от них нетрудно увернуться, и они дежурят только до полуночи, а по воскресеньям – до восьми, потом запирают все и уходят. Фонтанчики работают, а туалеты для служащих никогда не запираются. Днем я толкусь здесь на подхвате. Ну, понимаешь, поднести покупки до автомобиля, помочь какой-нибудь старушке дойти до туалета и все такое. Чаевых у меня набирается долларов двадцать – тридцать в день.

– И никто тебя не узнал?

– Никто. Я проходила рядом с ребятами из нашей школы, случайно, разумеется, – не стоит лишний раз испытывать судьбу, – и никто даже не взглянул на меня. Сколько мальчишек толчется тут во время уроков! И ничего, никто и внимания не обращает, если только они не заходят в пассаж или куда-нибудь вроде этого. И все меня принимали за мальчика. Я даже пользовалась мужским туалетом. Всю жизнь мечтала посмотреть, как выглядит писсуар. Неудивительно, что они управляются так быстро. Одно плохо – мыши. – Сэм передернулась. – В таком классном месте не должно водиться столько этих тварей. Хоть бы кошку завели или мышеловок побольше поставили. И просто смерть как хочется помыться в душе!

4
{"b":"5658","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
День полнолуния (сборник)
Смертельный способ выйти замуж
Дом потерянных душ
Одно воспоминание Флоры Бэнкс
Искупление вины
Во имя Империи!
Ложь во спасение