ЛитМир - Электронная Библиотека

– Я поняла, – сказала Чарли, прерывая перевод Сэм, – Ладно, это уже кое-что, и пусть твой демон, если он так торопится,.помогает таскать чемоданы. А если мы застрянем где-нибудь по дороге, ну что ж, найдем какую-никакую работу там. В конце концов, Бодэ – алхимик, ты могла бы давить виноград, а моя специальность ценится везде, где только есть мужчины. Может быть, когда мы будем поближе, старина Булеан почешется наконец, чтобы помочь нам, раз уж ты так ему нужна. Не вешай нос. Если нас все еще ищут, черта с два теперь узнают, а может, уже и вовсе забыли.

– Послушать тебя, получается все так легко…

– Да нет. Все это и трудно, и жутко, но если бы это было вообще невозможно, Булеан не приставил бы к тебе этого демона. Жаль, что этого самого университета нам не видать. Могу поспорить – там-то нам объяснили бы, что здесь к чему. Школу я уже, кажется, окончила. Неплохо бы теперь посмотреть па этот мир. Интересно, что тут еще есть.

Сэм грустно вздохнула:

– Ты не только красивая, ты храбрая, и голова у тебя работает что надо. А я себя чувствую какой-то недоделанной!

– Ха! Да я боюсь до дрожи в коленках. Та квартира показалась мне безопасным гнездышком после таких страхов, каких я бы никому не пожелала. Только я теперь знаю, что нельзя все время прятаться и жалеть себя, надо действовать.

Чарли оглядела своих собеседниц.

– Три женщины против целого мира; Одна – толстуха поперек себя шире, другая – безумная влюбленная, раскрашенная так, что с ума сойти, а третья высококлассная девушка по вызову. Ничего себе начало легенды. Однако есть идея! Бодэ все равно предстоит шить; сдается мне, пора бы в этом задрипанном городишке наконец изобрести лифчик!

* * *

Бодэ была потрясена. При се сложении лифчик в жизни не потребовался бы, да и Чарли она перекроила по той же мерке, но она быстро сообразила, что Сэм не единственная, кому он может пригодиться. Чарли кое-как набросала чертеж и объяснила, большей частью жестами, зачем нужен этот предмет туалета. Немножко подсказывала Сэм. Но как только Бодэ уяснила себе идею, она со страстью модельера кинулась ее осуществлять. Первые несколько образцов вышли не особенно удачными – недостаточно жесткими, не хватало поддерживающей простежки, – но следующие уже были что надо. Не высший сорт, но свое назначение выполняли и очень помогали Сэм.

Бодэ работала так, словно демон подгонял и се.

– Дорогие, неужели вы не видите? Это же настоящая революция! Подумайте, какой обширный рынок для этой штуки в одной только Тубикосе! Все крупные женщины захотят это купить. Завтра Сэм и Бодэ снова поедут в торговый район. Бодэ нужно побольше материи. Сэм наденет это, а Бодэ возьмет с собой все наброски и выкройки. Она покажет все торговцам домашней одеждой и присочинит, что ожидает Королевский патент. Лучше всего, если попадется женщина погрудастее, тогда дело в шляпе. Но даже мужчина купит это, хотя бы затем, чтобы не перехватили конкуренты. И только за наличные!

Сэм слушала, открыв рот. Наконец она спросила:

– И сколько ты думаешь за это получить? Сотен пять?

Бодэ рассмеялась:

– Бодэ собирается запросить десять тысяч и дать себя уговорить согласиться тысяч на пять – шесть.

– Но… ведь те куртизанки пошли всего по тысяче! Ты что же хочешь сказать, что идея лифчика стоит дороже человеческой жизни?

Бодэ улыбнулась:

– Девушки дешевы, потому что их всегда много. Оригинальные идеи – очень редки. Да за такую идею моя цена – ничто, просто грабеж среди белого дня!

– Ничего себе! – сказала Чарли. – В таком случае сколько бы они дали за тампоны!

ГЛАВА 9

ДОЛОГ ПУТЬ ДО БУЛЕАНА

Идея оказалась стоящей в буквальном смысле слова, и прилично стоящей. Поскольку им нужны были наличные или по крайней мере то, что легко можно было обратить в наличные, пришлось-таки поторговаться, но в конце концов они выручили за идею лифчика более пяти тысяч саркисов. В придачу они получили очень подходящие для их целей плотные ткани и прочные нитки. Бодэ с помощью Чарли на своей странной ручной швейной машине состряпала несколько лифчиков для Сэм.

Сэм никогда особенно не интересовалась тряпками, зато у Чарли обнаружился прямо-таки талант, хотя в конце концов она вынуждена была уступить Бодэ изготовление выкроек и подгонку. Ее изящные, но необычайно длинные ногти порядком мешали при шитье, по уговорить Бодэ отказаться от этих украшений было невозможно.

Они сшили новую одежду не только для Сэм, но и для себя. Торговец, который купил у них идею лифчика, предложил им в помощь за скромную плату двух швей и разрешил пользоваться маленькой мастерской. Вполне возможно, что истинной причиной такой любезности была надежда задаром поживиться свежими идеями и перенять фасоны одежды. Чарли даже одобрила это, она считала, что здешняя мода нуждается в легкой встряске.

Плохо было без застежек-"молний", но ни Чарли, ни Сэм не могли объяснить, как их сделать, так что пришлось обходиться традиционными пуговицами, крючками, завязками. Бодэ изумительно подгоняла одежду по фигуре. Но для Сэм облегающие платья явно не годились. Чарли придумала нечто вроде мексиканского серапэ – одежды, похожей на плащ с дырой посередине, которая надевалась через голову. Получилось очень неплохо, насколько это вообще было возможно.

Чарли с радостью обнаружила среди готовой одежды нечто вроде джинсов. Она отыскала несколько пар мальчишеского размера и слегка переделала. Еще она сшила несколько блузок из такой же ткани, что и платья Сэм, только поярче, и пару длинных платьев, после чего почувствовала, что готова к путешествию.

Бодэ приготовила свои кожаные костюмы и длинные плащи. На ее худощавой высокой фигуре в сочетании с кожаными сапогами на высоченных толстых каблуках они выглядели очень эффектно.

Предотъездная суматоха немного отвлекла Сэм, хотя она очень страдала из-за своей толщины. И кроме того, она крайне нуждалась в Чарли. Но та перестала быть просто школьной подружкой. Чарли вдруг оказалась мудрой, зрелой, очень взрослой и очень сильной. А Сэм ощущала себя скорее девочкой-подростком. Чарли была красива и привлекательна, и от этого Сэм чувствовала себя особенно безобразной и неуклюжей.

Кроме того, Чарли была намного способнее. Это было не так заметно, пока они учились в школе, хотя и там Сэм приходилось попотеть над тем, с чем Чарли справлялась играючи. А теперь Чарли почти самостоятельно выучила язык, про который Зенчер говорил, что с ним надо родиться, чтобы говорить на нем. Может быть, какая-то правда в его словах и была, только Чарли редко требовался перевод, чтобы понять, о чем идет речь. И ни в каких магических заклинаниях она для этого не нуждалась. Там, дома, в предпоследнем классе Сэм хотела, точно хотела, поступить на специальный курс, и тогда их классный руководитель сказал ее матери:

– Боюсь, этот курс – чересчур большая нагрузка для нее. Я знаю, она много читает, и отметки у нее хорошие, но сейчас она работает на пределе своих возможностей, и не стоит разочаровывать ее. Коэффициент ее умственного развития – сто, для такой цифры она работает очень хорошо. Не беспокойтесь, это средний показатель.

Потом она докопалась-таки, что "средний" – это сто – сто десять, так что она и средней-то была с некоторой натяжкой. Тогда она как-то примирилась. с этим – что поделаешь, если ты туповата?

Правда, она не чувствовала себя особенно тупой, но, возможно, дураки никогда не чувствуют себя дураками. Когда Сэм познакомилась с Чарли, ей казалось, что она встретила родственную душу. Но теперь Сэм думала, что никогда по-настоящему не знала Чарли, и, может быть, Чарли это вовсе и не нужно было. Она-то уж точно не была "средней с натяжкой".

Сэм любила Чарли и нуждалась в ней, но порой готова была возненавидеть за ее везение.

И еще она боялась, как бы Чарли ее не возненавидела.

* * *

Сначала Сэм сильно стеснялась, выходя на улицу. Она представляла разговоры служащих магазина после появления девушки вместо юноши, однако никто не обращал на нее внимания. Видимо, все привыкли не удивляться ничему, что исходит из мансарды Бодэ.

44
{"b":"5658","o":1}