ЛитМир - Электронная Библиотека

Навигатор беседовал с лоцманом.

– Я подожду здесь до завтра и вернусь с обратным караваном, если только он придет по расписанию, – говорил лоцман. Он протянул руку. – Ну, удачи вам. Приятно было поработать вместе, как всегда. Будьте осторожны, когда пойдете через эту дыру, и стреляйте во все мало-мальски подозрительное, пока оно само не выстрелило в вас.

Джахурт пожал руку лоцману.

– Не могу сказать, чтобы мне очень хотелось вести караван с людьми по такому маршруту, но компания предпочитает экономить даже тогда, когда из-за этого мы рискуем чьими-то жизнями. Ну что ж, я бывал там много раз. Все не так плохо, как представляется на первый взгляд. – Он указал на трясину впереди. – Главное – не увязнуть в болоте. Я уж лучше пойду через Кудаан, чем по такой дороге.

С этими словами он отошел, сел на коня, выехал к воротам на границе и остановился, устремив взгляд на лежавшую перед ним топь.

Снова началась смена ландшафтов, сперва медленно, потом все быстрее, внезапно все замерло, и открылась дорога в Пустоши Кудаана.

– Жуть, – сказала Сэм.

– Прелесть, – отозвалась Бодэ.

– Вот это да! – воскликнула Чарли.

ГЛАВА 11

БУРЯ В ПУСТЫНЕ

В лицо им ударил невообразимо сухой, раскаленный ветер.

Чарли не обманулась в своих ожиданиях. Кудаанские Пустоши больше всего походили на область Четырех Углов, где встречаются Нью-Мексико, Аризона, Колорадо и Юта, те места, где снималось большинство вестернов, места прекрасные, но столь пустынные, что никто никогда и не помышлял отобрать их у индейцев.

Перед путешественниками расстилалась бескрайняя равнина, кое-где поднимались столовые горы и нагромождения причудливо выветренных разноцветных скал, землю, как глубокие раны, рассекали каньоны. Все вокруг было окрашено в красные, пурпурные, черные, белые, бурые, рыжие, даже голубые тона-, со всеми переходами и оттенками. Наезженная тропа едва виднелась на выжженной, растрескавшейся поверхности пустыни, а вдали она, казалось, и вовсе пропадала.

Джахурт не давал сигнала трогаться. Он ждал военных, которые должны были встретить их, но впереди, насколько хватало глаз, не было ни души. Нет военных, значит, нет и лоцмана, значит, они будут предоставлены самим себе. Джахурт поднял руку, и вся команда собралась вокруг него, даже возницы подошли, оставив упряжки на конюхов.

– Джентльмены, мы, и особенно я, отвечаем за безопасность этого каравана. Как видите, солдат нет, вообще никого и ничего нет, а я смогу поддерживать синхронизацию не более часа. Есть предложения?

Доннах, один из самых старших в команде, сплюнул и сказал:

– Черт возьми, если бы мы могли оставить здесь пассажиров, я бы сказал, что стоит идти дальше, но мне не хотелось бы соваться туда вместе с ними, если можно обойтись без этого. Само собой, я сделаю так, как вы прикажете.

– Ты же знаешь, что из этого выйдет. Доннах.

Если мы высадим пассажиров и пойдем дальше, нам придется возместить всю плату за проезд да еще выслать им транспорт для возвращения. К тому же нас могут и оштрафовать. Я еще не настолько стар, чтобы отправляться в отставку, и совсем не хочу, чтобы меня вышибли за это. Либо мы все остаемся, либо мы все идем. Что скажете?

За большинство ответил Гриндил:

– Вы хорошо нас знаете, босс, мы ко всему готовы. Мы в последнее время вроде как заскучали. Я не был здесь месяцев шесть-семь, по, сдается мне, надо идти, а потом нам будет о чем поговорить в Маштополе. Однако с нами слишком много детей и женщин, чтобы просто строить из себя храбрецов. По-моему, надо спросить у них – что они решат.

– Нет, – сказал Джахурт. – Я не возьму на себя кровь детей только потому, что. их отец – дурак, каких поискать.

Он вынул карманные часы;

– Сорок девять минут. Если солдаты появятся в течение этого времени, мы двинемся. Если нет, попробуем завтра, послезавтра – пока нам это не надоест, пока мы не устанем и не отправимся в более цивилизованное место.

Ему явно хотелось просто выбрать сектор получше, но те из пограничных постов, где была стража, просто не пропустили бы их, а те земли, где стражи не было, были ничуть не лучше.

Караван стоял наготове, ожидая распоряжений Джахурта. Сэм, держа поводья, смотрела в бинокль на равнину. Ничего, стоящего внимания. Время тянулось медленно, даже нарги забеспокоились.

Джахурт, не слезая с коня, смотрел на дорогу, неподвижный, как статуя, только время от времени поглядывая на часы. Он уже был готов приказать разбивать лагерь, но вдруг увидел вдали в облаке пыли всадников, которые спешили навстречу. Оставалось всего четыре минуты; Он повернулся и сделал знак "Полный вперед". Весь караван двинулся разом, всадники из команды подгоняли отстающих.

Они проскочили, не успев даже подумать, что случится, если они не успеют перейти границу или, хуже того, успеет перейти только часть каравана. Потом им сказали, что такого еще никогда не случалось, хотя, вообще говоря, возможен сдвиг и в самый момент перехода.

Джахурт не стал сам выстраивать караван, поэтому все были так заняты, что не обращали внимания ни на что вокруг. Только Чарли, выглядывая через задний борт из фургона, подумала, куда это запропали всадники из команды; на какое-то мгновение она даже испугалась, что они не успели перейти границу, но поспешно отогнала от себя эту мысль. В конце концов, ей не всех было видно, а кроме нее, вроде никто ни о чем не тревожился. Когда наконец походный порядок был восстановлен, путешественники смогли оглядеться.

Позади каравана теперь до облаков вздымались острые вершины неприступных гор. Было чертовски жарко, пот, казалось, высыхал еще прежде, чем проступал на коже. Джахурт, который должен был просто испечься в своей замшевой одежде, не обращал внимания на жару, не отрываясь от бинокля, следил за приближающимися верховыми.

Он подождал, пока те приблизились. Их было десять человек в синих мундирах армии Маштопола. Белые платки закрывали лица. Непонятно было, как они выдерживают такую жару в своих мундирах.

Командир патруля подъехал к Джахурту и отсалютовал:

– Лоцман капитан Ионан, сэр. Прошу прощения за задержку. Надеюсь, мы не причинили вам особых неудобств?

– Все в порядке, капитан, – ответил Джахурт, оглядывая патруль. Это был форменный сброд, у двоих из-под белых платков даже торчали бороды. – Больше всего я тревожусь, успеем ли мы миновать самые жаркие места до ночи. Если хотите, я могу приказать напоить ваших лошадей, а потом мы тронемся.

– Очень любезно с вашей стороны, сэр. С удовольствием.

Навигатор сделал знак, возница водяного фургона налил в переносную поилку воды дюймов на шесть. Этого должно было хватить на всех лошадей.

– Самые грязные и оборванные солдаты, каких только видела Бодэ, – заметила художница.

Чарли было высунулась, чтобы получше рассмотреть их, и тут же кинулась к одному из сундуков.

– Сэм, предупреди Бодэ. Держи свой меч. Я возьму нож и пистолет.

– Что… что такое?

– Сэм, на их мундирах пятна крови. – Она заметила, что до Сэм все еще не дошло. – Сэм, это вовсе не солдаты!

Сэм повернулась к Бодэ:

– Чарли говорит, что это не солдаты. Это бандиты в солдатских мундирах.

Бодэ и бровью не повела.

– Вот и прекрасно.

– Прекрасно?

– Да. Бодэ не хотелось бы думать, что настоящие солдаты могут так опуститься. Скажи Чарли,

Пусть подаст Бодэ кнут.

Когда лошади бандитов потянулись к вожделенной воде, Джахурт подъехал к ним сбоку и вынул оба пистолета.

– Капитан! – крикнул он. – Вашим людям не мешало бы побриться. Форма есть форма, хоть и продырявленная пулями!

Они быстро повернулись к нему и выхватили оружие, но навигатор выстрелил, а верх водяного фургона внезапно откинулся на потайных петлях, и одновременно прогремели четыре ружейных выстрела. Этот прием явно был тщательно отработан, но, когда все пятеро всадников повалились, не успев даже прицелиться, шестой внезапно прыгнул на козлы водяного фургона, а остальные четверо кинулись наутек, прежде чем стрелявшие успели перезарядить оружие. Трое всадников из команды выстрелили, уложив двоих беглецов, и ринулись в погоню за остальными.

56
{"b":"5658","o":1}