ЛитМир - Электронная Библиотека

– Да вроде бы, – проворчала ее подруга. – Господи, Сэм! Да тут пулевые пробоины через весь фургон! Никакой это не самопал, это самый настоящий пулемет, черт бы его побрал!

– Подержи-ка, Бодэ. – Сэм передала художнице вожжи и пробралась внутрь фургона. В брезентовом верхе виднелись дыры, сквозь которые хлестал дождь, а деревянный пол был расщеплен ровно по диагонали. Чарли старательно ковыряла одну из пробоин маленьким ножиком, стараясь вытащить пулю.

– Тридцатый калибр, медная рубашка, – наконец оценила она, покачав головой. – Типичная армейская штуковина. Неудивительно, что те солдаты и пикнуть не успели. Если бы не дождь, этот поганец преспокойно уничтожил бы весь караван. Против такого оружия действительно ничего не сделать.

Чарли помолчала.

– Знаешь, если у них хватает этакого добра, то им не надо много сил, чтобы разбить любую акхарскую армию Вот сукины дета! Как бы им не удалось провернуть-таки свою революцию! Представь только, что в руках парочки маленьких би-ихуанцев вместо дынь окажется такая вот штучка!

Сэм кивнула с отсутствующим видом.

– Чарли, там, в облаках, было лицо, голова.

– А? Так вот что тебя приморозило к месту? Ты что, никогда лиц в облаках не видела?

– Чарли, это было твое лицо. Твое лицо в облаках, а позади буря, словно плащ.

На мгновение Чарли опешила, но быстро сообразила.

– Да не мое, Сэм. Твое. Твое лицо. Я была этаким носатиком с пухленькими щеками, помнишь? В облаках было твое лицо, только приукрашенное немного и еще не располневшее.

Сэм медленно покачала головой:

– Н-нет. У меня всегда было мальчишеское лицо. А это – женское, точно, хотя волосы и короткие. И еще что-то было вокруг головы – лента, тиара, корона…

– Сэм, как бы странно это ни звучало, но если уж там показалось чье-то лицо, оно и должно было быть твоим. Ты боялась бурь, но ты же и вызывала их. И эту бурю вызвала ты, хочешь верь, хочешь нет.

Сэм смутно припомнила последнюю ночь в торговом центре, когда, перепуганная до полусмерти, она приказала грозе уйти – и та послушалась.

– Ты думала, что это все магия, – напомнила Чарли. – Если ты можешь вызвать бурю и заставить ее работать на себя, то это может и кто-то другой Сэм, это важно! Не сейчас, конечно, но вообще Сэм, ты владеешь магией. И это не то, что снадобья Бодэ, и, может быть, посильнее твоего карманного демона. Буря слабела. Шел небольшой дождь, да повис унылый туман. Внезапно фургон задрожал и покачнулся, подруги обе кинулись в его переднюю часть.

– Дорогие! Нарги беспокоятся! И там какой-то шум – слышите? Как будто дрожит земля… Чарли догадалась, в чем дело.

– Освободи упряжку! – резко сказала она. – Режь постромки!

Она озиралась, стоя на сиденье. Черт! Вокруг голые скалы, а времени в обрез.

– Что ты говоришь, зачем резать постромки? – переспросила Сэм.

– Бога ради, освободи упряжку, забирайся как можно выше, да поторапливайся! – крикнула Чарли. – Сэм, наводнение! Оно уже близко?

Сэм не дослушала.

– Бодэ, освободи упряжку, лезь на скалы! Наводнение!

Бодэ выпрыгнула из фургона, вышибла запорный штырь, взглянула, выбралась ли Сэм, и стала карабкаться вверх. Остатки каравана были разбросаны по всему дну каньона, некоторые фургоны так и стояли в теснине, которую могло захлестнуть в любую минуту. Стараясь криками предупредить всех об опасности, они лезли и лезли вверх. Чарли намного опередила их и теперь цеплялась за узкий скалистый выступ. Она попыталась было подтянуться и влезть на него и тут увидела надвигающуюся стену воды. Поток несся, словно где-то прорвало плотину.

Как в замедленной съемке она увидела лошадей в узком конце каньона – одни попятились и кинулись прочь, другие неподвижно застыли. Люди оцепенели, созерцая то, что надвигалось на них.

Водяной вал ударил Чарли, и хотя она и успела взобраться выше всех, ее стремительно понесло к скалистой теснине, из которой они только что выехали.

Она сбросила башмаки, вдохнула поглубже и нырнула, надеясь попасть в срединную струю.

Когда Чарли очнулась, она лежала в густых кустах. Какое-то мгновение она не могла вспомнить, что произошло и где она, но, откашлявшись и отдышавшись наконец, вдруг поняла: "Я жива! Я выбралась!"

Но где же она? На самом верху каньона? Вряд ли. Скорее, где-то на стене каньона, в узкой его части, где было много выступов. Чарли поднялась, отжала мокрые волосы и огляделась.

Действительно, она оказалась на довольно длинном и широком выступе, примерно в двух третях высоты от дна каньона.

Вода уже спала, и, как ни странно, почти не осталось следов трагедии. Облака рассеивались, проглядывало солнце, опять становилось жарко.

По дну каньона были разбросаны груды обломков,. а может быть, и тела утонувших лошадей, нарг, людей. Сэм, Бодэ, ребятишки…

Может быть, ей просто повезло? Но могли уцелеть и другие. Хотя Чарли не знала, насколько хорошо плавает Сэм, она надеялась, что демон должен был помочь. Не может быть, чтобы вода смыла из каньона все и всех прямо в те ползучие заросли. Да и они так напитались водой, что.надежда на спасение оставалась, если только человек не захлебнулся.

Да, Чарли надеялась, что кто-нибудь еще выкарабкался из этой передряги, но пока что она была одна, и ей надо было спуститься по голой стене каньона, а у нее даже веревки не было.

На ней был только тонкий облегающий пуловер. Вместе с башмаками пришлось сбросить мокрые тяжелые брюки. Стянув с себя пуловер, Чарли выжала его и повесила на кусты посушить. Вдруг она заметила в кустах чью-то руку и замерла. Потом увидела все тело. Это был Фромик, один из самых тихих парней в навигаторской команде, один из тех, кто гнался за двумя бандитами, которым удалось улизнуть. Его одежда была изорвана, в крови – должно быть, он разбился о скалы. Уцелел пояс, и пистолеты, как ни странно, торчали в кобурах. Преодолев страх, она сняла с погибшего пояс. Члены команды держали свои пожитки в общем.фургоне, но в поясах у них были кармашки для самого необходимого.

Пояс был порядком поношенный, тяжелый и толстый. В кармашках – они должны были быть водонепроницаемыми – оказалось немного денег. Черт с ними, на что они здесь? Посеребренный портсигар с пятнадцатью сигаретами и маленький набор с кремнем и огнивом. Это может пригодиться. Недоеденная плитка темного шоколада – вот это то, что надо. Маленький перочинный ножичек. Патроны, аккуратно размещенные в специальном отделении.

Она осмотрела пистолеты. Странные какие-то, никакого ствола. У кого-то, видишь ли, армейский пулемет с пулями тридцатого калибра в медной рубашке, а у кого-то только однозарядный пистолет. С ума сойти! Очевидно, существуют какие-то законы против самозарядного оружия. Не может быть, чтобы люди, у которых есть электричество, лифты и смывные туалеты, не могли иметь ни автомобилей, ни поездов, ни телефона или хотя бы телеграфа и обходились однозарядным оружием да мечами. Надо думать, акхарцы разрешали производить на фабриках в колониях далеко не все, и уж во всяком случае, не самозарядное оружие.

Но как же тогда удалось соорудить этакий пулеметик? Конечно, если сюда время от времени падают люди, то почему бы не упасть и пулемету? Но чтобы еще и патроны? Достаточно патронов, чтобы его стоило таскать с собой? Это уже не лезло ни в какие ворота.

Чарли выбросила из пистолетов промокшие патроны, вставила сухие. Не так уж плохо. Пули были крупные, похожие больше на патроны к сорок четвертому калибру, чем к полицейскому револьверу. Всего было…ну-ка… двадцать четыре патрона. Когда пояс просохнет, у нее будет оружие, из которого она умеет стрелять. Научилась на ранчо у кузена Гарри там, дома.

Солнце припекало. Чарли пристроилась в тени от стены каньона, положила рядышком пистолеты и перочинным ножиком провертела в поясе небольшую дырочку. Примерила пояс. Пряжка с нарядным зеленым овальным камнем, вставленным в массивную замысловатую медную оправу, застегнулась н вроде держалась. Свободный конец ремня был длинноват, но, о общем, пояс изящно лежал на бедрах.

59
{"b":"5658","o":1}