ЛитМир - Электронная Библиотека

Таков был фасад торгового центра, а за ним Сэм обнаружила целые мили служебных коридоров, склады, даже довольно просторные комнаты – со школьный класс или небольшую контору. Как первооткрыватель она обследовала их, особенно Сэм интересовали те, в которых, похоже, редко кто появлялся. В одной она устроила себе гнездышко с помощью подушек, которые сняла с кресел на складе, и еще кое-каких вещей, которых вроде бы никто не должен был хватиться. В субботу вечером она нашла ценную штуку: красивый красный жетон-пропуск на имя Джорджа Траска, с номером, но без фотографии. На всякий случай Сэм всегда носила его с собой, когда выходила или входила.

Когда она убежала из дома, мысль спрятаться в недрах торгового центра просто была первой, которая пришла ей в голову. Но, почувствовав себя, хотя бы на время, в сравнительной безопасности, Сэм немного успокоилась. Она перестала бодрствовать допоздна, а по утрам иногда прокрадывалась в торговый центр уже после того, как он полностью оживал. К понедельнику все, что случилось, стало казаться Сэм просто каким-то неожиданным приключением. Но надо же было узнать, что делается в школе и что говорят о ее побеге. Тогда Сэм и написала записку Чарли. Оставаться совсем одной ей стало невмоготу.

И еще Сэм очень жалела родителей. Она представляла, как они сейчас боятся за нее, а отец, наверное, уже примчался и теперь кричит на маму и ругает и полицию, и ее, и все на свете.

Сэм очень хотелось успокоить их, но как, черт возьми? Даже Чарли глядела на нее, как на сумасшедшую. Надо на некоторое время убраться подальше отсюда. Может быть, на север или на восток, где по-настоящему холодно, где в это время года не бывает гроз. Устроиться на какую-нибудь работу, ну хотя бы на стройку. Она ведь немного умеет плотничать. Девчонке, конечно, труднее, но Сэм считала.

Что она неплохо представлялась парнем. Черт, да она проходила мимо людей, которые целый год видели ее каждый день в школе, а теперь не узнавали; ей даже строили глазки две пятнадцатилетние девчонки, из тех, что толкутся в центре.

Сэм даже стало казаться, что ребятам определенно легче. Не надо наводить красоту, прежде чем выйдешь из дома, выслушивать непристойности, бояться остаться одной в автобусе, страдать, если считаешь, что недостаточно красива. Вообще мальчишки как-то меньше бросаются в глаза.

Увы, в четверг вечером очень некстати обнаружилось, что Сэм-то вовсе не мальчик. Магазины уже были закрыты, у нее начались месячные, будь они неладны, а ничего такого, что сошло бы за тампон, не нашлось. Кровь испачкала трусики и даже джинсы.

И вот в два часа ночи Сэм, совершенно голая, сидела на краю фонтана посреди торгового центра, а в фонтане отмокали ее брюки и белье. Фонтан на ночь отключали, но в нем стояло озерко воды фута в два глубиной. Вода была на удивление теплой и совершенно чистой. На дне Сэм увидела сотни монет, которые всю неделю бросали на счастье посетители центра. Обычно их вылавливала воскресная уборочная команда. Она влезла в фонтан и стала собирать монетки. Набралось три доллара пятьдесят пять центов, кроме одноцентовиков. Что ж, и это неплохо.

Сэм ополоснулась в фонтане, прополоскала одежду и разложила ее посушиться. Спать не хотелось, хотя она смертельно устала. Необычно молчаливый торговый центр вызвал у нее странную дрожь. Через несколько часов здесь будет полно народу, а сейчас она стоит в самом центре, совершенно голая. Сэм кик-то приснилось, что она ходит голышом по торговому центру, только во сне магазины были открыты. Вот сейчас она это и осуществит.

В темных витринах Сэм видела свое отражение и с пристрастием разглядывала себя. Теперь-то она совсем не походила на мальчика, да и не хотела этого. Она никогда не была в восторге от своей внешности: уши слишком большие, нос не правильный, зубы крупные, выступающие, а щеки пухлые, по крайней мере ей так казалось, но ее тело… Даже странно, что такую грудь удалось спрятать под грубой джинсовой курткой, хоть она и натерла ей кожу. Приятный изгиб тела и бедра вполне удовлетворили Сэм. Попка могла бы быть и покруглее, но, ничего, сойдет и так. Она приняла несколько соблазнительных поз. Ей понравилось. Попыталась представить себя мальчиком сейчас, но не смогла: не хотелось отказываться от того, что она видела.

Сэм прошла возле охранной телекамеры, направленной на служебный выход, и подавила смешок. Не показать ли им такое, на что действительно стоит посмотреть! Впрочем, если бы кто-нибудь увидел ее сейчас, она бы умерла на месте. Внезапно все ее возбуждение пропало. Что, если сейчас и вправду кто-нибудь появится? Что, если какому-нибудь продавцу, или охраннику, или контролеру понадобится почему-то прийти пораньше?

Сэм кинулась обратно к фонтану. В сухом воздухе торгового центра белье почти высохло, но джинсы были еще совсем мокрые. Зато пятно, хоть и не совсем отстиралось, по крайней мере не слишком выдавало свое происхождение.

Снаружи, очень далеко, она услышала приглушенные раскаты. Господи! Только не гроза! Только не сейчас! Чтобы гром был так слышен внутри, гроза должна быть уже прямо над ней! Эти все еще разыскивают ее, несомненно. Хотя они потеряли ее однажды, но, наверное, не отказались от своих планов, потому что были уверены, что она все еще недалеко от города. Если полиция продолжает розыски, то эти тем более не оставят ее в покое.

Внезапный панический страх захлестнул Сэм. Что делать, если эти найдут ее прямо здесь, прямо сейчас? Джинсы все еще мокрые, они будут только помехой. Он будет гнаться за ней, голой, по пустынным переходам…

Что там? Какой-то шорох позади книжного магазина…

Она сгребла одежду, побежала к служебному выходу, осторожно обходя телекамеры и другие возможные ловушки, и вернулась в свой тайник. Здесь, ближе к наружным стенам, гроза была слышнее. Сэм вся сжалась, дрожа в темноте, не в силах отвести взгляд от двери, с ужасом ожидая, что вот-вот она откроется, и…

– О Господи! Пожалуйста, Господи! Отведи их от меня! Я все сделаю, все, все, только, пожалуйста, не дай им меня поймать сегодня! Отведи эту грозу отсюда, отведи ее от меня!

И, объятая страхом, она услышала голос Рогатого, словно шепот издалека:

Проклятие, я почти нашел ее, но что-то отклоняет мои бури. Я не могу зафиксировать ее. Требуется слишком много энергии, я истощен. Но мы еще найдем ее, непременно. Не этой ночью, так следующей. Она получила доступ к Силе. Потенциально она опаснее всех, кого мы до сих пор встречали…

А та, о ком говорил призрачный голос, скорчилась в темноте у стены, в углу склада, голая, беспомощная, запуганная.

ГЛАВА 2

КОЛОДЕЦ БУРЬ

Утро было ясным, если не считать легких облачков над долиной. Внутри запертого торгового центра включилась грамзапись, и струнный оркестр заиграл мягкую, мелодичную вариацию на тему "Вьючного мула". Измученная Сэм в своем пристанище немного поспала – часа два, не больше, – так что теперь чувствовала себя так, словно по ней грузовик проехал.

И все-таки она радовалась. Что ни говори, а она еще раз побила их, пусть и всего на одну ночь. Однако надо поскорее убираться отсюда. Эти, видимо, знают, что она где-то здесь. Они будут возвращаться снова и снова, пока наконец не найдут ее.

К тому же наступила пятница. Если только Чарли не решит держаться подальше, если в самом деле захочет помочь, она будет здесь сегодня вечером и, возможно, на машине.

Джинсы были еще влажные и мятые, но их пришлось надеть. Носки тоже надо было бы постирать как следует. Но это, видно, придется отложить до лучших времен. А сейчас надо выбраться отсюда, найти местечко посветлее, пересчитать деньги и решить, что можно себе позволить. Есть не особенно хотелось, но просто необходимо было выпить чаю, кока-колы или еще чего-нибудь бодрящего, чтобы прийти в себя и выдержать еще один чертовски долгий день.

6
{"b":"5658","o":1}