ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Бумажная роза (сборник)
Девочки
Шпион среди друзей. Великое предательство Кима Филби
Блокчейн: Как это работает и что ждет нас завтра
Приморская академия, или Ты просто пока не привык
Двоедушница
Одно воспоминание Флоры Бэнкс
Дар Дьявола
Теория когнитивного диссонанса

Новый сдвиг, новое изменение цветного рисунка… Теперь у нее не было представления ни о мужском, ни о женском; пол не имел для нее никакого значения. Гнев отступил, и она почувствовала себя предельно спокойной, никаких эмоций для нее не существовало. Она была подобна машине, сознающей, разумной, но не подверженной никаким страстям и чувствам. Такой ясности мысли Сон Чин никогда не испытывала. Освобожденная от всего животного, она пристально взглянула на висящее перед ней изображение и почти мгновенно поняла его логику и значение, основываясь на только что пережитом. На этом уровне, где удовольствие и боль, страх и любовь были всего лишь отвлеченными понятиями, она проанализировала свое положение. Ее начинали репрограммировать, но этот этап работы был особенно удобен для попытки к бегству. Она не чувствовала ни ненависти, ни горечи – только мысль. На данной ступени ее потенциал оптимален, и было бы нелогично пренебречь этим.

– Полагаю, на сегодня достаточно, – спокойно заметил доктор Ван. – Иначе вам грозит истощение. Невероятно! Вы хорошо поработали над этим наручником! Ну а сейчас я откину кресло и дам вам немного отдохнуть, пока гормоны будут выводиться из вашего организма. Возможно, вас станет клонить в сон – расслабьтесь и поспите. Через несколько минут я вернусь и проверю вас, а потом вы сможете пойти поесть.

Сон Чин проследила, чтобы доктор действительно ушел. Она не чувствовала ни восторга, ни каких-либо иных эмоций, но сразу же поняла, что они допустили первую ошибку.

– Код Лотос, черный, зеленый, семь два три один один, – громко сказала она спокойным, лишенным выражения голосом. – Требуется активация аварийного перекрытия.

Голос компьютера ответил откуда-то сзади и снизу:

– Код опознан. Причина прерывания?

– Пешка берет короля.

– Принято. Инструкции?

Ее отец никому не доверял, а это значило, что он не доверял НИКОМУ. Все компьютеры Центра, снабженные человекомашинным интерфейсом, были запрограммированы кодом перекрытия, который позволял ему в случае необходимости отменить практически любой приказ. Он довольно часто менял эти коды, но так же часто их забывал и поэтому записал их в свой личный файл. Однако во время рекреации, как, например, сейчас, он не мог на них полагаться. На этот случай ему была необходима последовательность кодов, которую он помнил бы постоянно, и он из года в год пользовался вариациями одной и той же последовательности. В пятнадцать лет Сон Чин взломала защиту, и теперь, в потайной комнате хайнаньской резиденции, ей нетрудно было найти изменения, внесенные в этом году, потому что она знала принцип. Это была ее единственная надежда, но только теперь ей представилась возможность использовать ее.

– Объект в кресле номер два угрожает королю. Когда данная лаборатория не будет использоваться в течение по меньшей мере одного часа, ты освободишь объект из камеры, направишь на вход видеомониторов прежние записи, подавишь все сигналы тревоги и обеспечишь беспрепятственный выход. Будь готов помогать и охранять. Все внешние каналы прослеживаются, так что в моем распоряжении будет только этот.

– Принято. Дополнения?

– Я хотела бы сохранить свое текущее умственное и физическое состояние на неопределенный срок.

– Принято. Составление формулы… – Под ее рукой послышалось шипение сжатого воздуха, и она почувствовала укол. – Продолжительность действия неопределенная. Для перехода в иное состояние требуется химическое изменение.

– Понятно. Отключайся. Я немного посплю. Заснула она сразу и совсем не видела снов.

* * *

Сон Чин проснулась в камере, но на этот раз кое-что изменилось. Ей оставили чашку риса и холодный чай и впервые разрешили поесть в одиночестве. Видимо, теперь ее тюремщики были полностью уверены в ней. Понимая, что ей понадобятся силы, Сон Чин съела все дочиста. Пила она мало и почему-то была уверена, что, излишне много передвигаясь по камере, привлечет к себе внимание. Сон Чин села в позу для медитации, лицом к двери, и погрузилась в транс. Впервые в жизни она обладала почти абсолютным контролем над собой; но приняла это как данное.

Необходимо было продумать кое-какие варианты. Здесь, в Центре, она контролировала только местную сеть; следовало позаботиться о том, чтобы не насторожить Главную Систему и не поднять тревогу среди людей. Она считала, что способна заблокировать Главную Систему на время, достаточное для удачного побега, но человеческая непредсказуемость внушала ей серьезные опасения.

Кроме того, она понимала, что побег из камеры – это еще далеко не успех. Любая тревога в Центре немедленно привлечет внимание генерала Чина или отца. Все ее каналы непосредственного доступа должны быть давным-давно заблокированы. Она могла бы, конечно, довольно долго прятаться в путанице туннелей и коридоров обслуживания, не опасаясь даже Вала, поскольку тот, располагая лишь ее старой ментокопией, полагал бы, что она действует совсем иначе, чем сейчас. Если не будет другого выхода, она пойдет и на это, до тех пор, пока ее не схватят или пока не ухитрится подключиться к компьютерной сети и использовать ее.

Но пока ей оставалось только ждать, и она ждала, не чувствуя ни страха, ни возбуждения. Ее действия основывались исключительно на логике; не мешали никакие эмоции. Она не испытала бы даже разочарования, если бы дверь вообще не открылась.

Но она открылась. Сон Чин помедлила, чтобы убедиться, что это не очередная кормежка, а потом встала и вышла в сплетение коридоров. Двери послушно открывались перед ней. Сон Чин проходила этим путем всего лишь раз, но точно знала дорогу. Она была готова убить, если понадобится, но ей никто не встретился. Смерть, своя или чужая, для нее не значила ничего.

Лаборатория была пуста, но об этом она знала заранее. Сон Чин приказала компьютеру закрыть в нее доступ и спросила:

– Как долго ты сможешь прикрывать мое исчезновение?

– С учетом корректировки записей, показывающих, что тебя покормили, и корректировки распоряжений персоналу, включая доктора Вана, я могу обеспечить задержку обнаружения минимум в двадцать четыре часа, но не более семидесяти двух.

– За это время я должна оказаться вне досягаемости администрации Центра.

– Не вижу способа выполнить это указание.

– Я тоже. Единственная возможность – это бегство в космос с учетом доступа к командному модулю корабля. Если это удастся, станут возможны и другие аварийные меры.

– Любой корабль? Любого типа?

– Да. Если только он соответствует моим биологическим требованиям.

– Существует один способ, но он крайне сложен, а шансы на успех исчезающе малы.

– Продолжай.

– Младший из двух мальчиков примерно твоего роста, и, если тебя соответствующим образом подготовить, в одежде для перевозки ты сойдешь за него. Документы в порядке, но потребуется внести довольно серьезные коррективы, чтобы избежать опознания по пути в космопорт. Кроме того, необходимо сделать что-то с тем, чье место ты займешь, и выполнить коррекцию для второго, иначе он сразу же поймет, что ты не его двоюродный брат, и скорее всего выдаст тебя.

– Твои предложения?

– Недостаточно замаскировать тебя под мальчика. Чтобы повысить шансы на успех, ты должна стать мальчиком. Не предполагается, что вас будут раздевать во время перевозки, но она займет тридцать часов, в течение которых любая ошибка может стать фатальной.

– Конкретнее?

– В данный момент эти двое находятся на автоматическом передвижном столе в медицинской камере мужского отделения. Они усыплены. Я могу на некоторое время доставить их сюда без помощи людей. Если мы начнем сразу же, основные физические и химические изменения будут закончены в течение двух часов. Поскольку требуется выиграть время, большинство средств будут синтетическими и приблизительного действия, недостаточно достоверными и убедительными. Полный обмен разумами невозможен, а в данном случае и нежелателен, поскольку ваши психохимические и физические характеристики существенно различаются, но я могу дополнить сделанные мной изменения темплетом и усилить иллюзию с помощью гипноза. Ты будешь действовать, как он, думать – на сознательном уровне, – как он, ходить и разговаривать, как он. Ты не превратишься в него, но будешь считать, что ты – это он. К другому я применю сильнодействующие гипнотики, заменив в его сознании подлинный облик Чу Ли на твой, и он будет принимать тебя за своего двоюродного брата. Кроме того, я изменю голограммы для охраны, на них будешь ты, а не настоящий Чу Ли. Если исключить непредвиденные случайности, этого будет достаточно.

24
{"b":"5659","o":1}