ЛитМир - Электронная Библиотека

Один Чу Ли сохранил способность мыслить ясно. Итак, если этот иноземец летит вместе с ними, то по крайней мере один скафандр на борту есть.

– Такому большому кораблю непросто оторваться от земли, – продолжал капитан, – поэтому старт будет трудным. Вам придется лечь в горизонтально расположенные кресла и привязаться к ним, именно привязаться. Всякий, кто не будет привязан, при взлете погибнет. Поскольку кое у кого из вас может возникнуть такое искушение, на этом этапе рейса вы будете прикованы к креслам, но как только мы выйдем на орбиту и на корабле установится искусственная сила тяжести, вы получите некоторую свободу передвижения. Я не собираюсь кормить вас с ложечки и носить на руках в туалет, но не хочу иметь никаких проблем во время рейса, который, если не случится ничего непредвиденного, продлится сорок один день. Этому кораблю не под силу межзвездные скорости.

Его слова поразили всех четверых. Даже юношам, которые хотя бы представляли себе, что такое космический корабль, трудно было осмыслить такую продолжительность полета. Это расстояние было выше их разумения.

– Не падайте духом. В другое время мог бы понадобиться и целый год. Сейчас Мельхиор расположен наилучшим образом, а потому мы должны взлетать немедленно и точно следовать программе полета. А теперь, поскольку нам предстоит провести вместе значительное время, я хотел бы познакомить вас с кое-какими правилами.

Они молча продолжали смотреть на него.

– Во-первых – и это самое важное, – вы зарегистрированы не как пассажиры, а как живой груз. То есть вы относитесь к тому же разряду, что собаки, кошки, куры и лошади. В кабине есть два герметизированных отсека. Один – для людей, другой – для животных. В отсеке для животных имеются только клетки, не очень большие, темные и во всех отношениях неудобные. Для начала вы будете размещены в пассажирском салоне, но, если хоть один из вас причинит мне малейшую неприятность, вы все отправитесь в отсек для животных и останетесь там до окончания рейса. Там нет даже туалета, так что подумайте хорошенько. Во-вторых, поскольку мне не хочется все время оглядываться, нет ли кого у меня за спиной, вы будете постоянно находиться на привязи. Однако некоторым из вас может прийти в голову, что я всего лишь один, и попытаться поймать меня на какой-то оплошности. Можете попробовать, но если не преуспеете, то убедитесь, что я могу вести себя очень скверно. Впрочем, предположим, что вы преуспели.

По их глазам он видел, что именно это им и пришло в голову. Обычное дело, но ему приходилось перевозить и куда более опасных людей.

– Я не могу пилотировать корабль, – продолжал он после паузы. – Я не могу даже добраться до капитанского мостика, поскольку эта часть корабля разгерметизирована. Вы тоже не сможете. Вне зависимости от того, что произойдет со мной, вы все равно прибудете в место назначения. В мое тело имплантирован – я даже не знаю, куда именно – миниатюрный передатчик. Он связан с кораблем и с ретрансляторами Главной Системы. Если я умру, этот маяк прекратит передачу. Тогда Главная Система запросит корабль и определит, была ли моя смерть естественной или насильственной. Если Главная Система установит, что меня убили, она отдаст кораблю команду, и во все отсеки поступит газ, который погрузит вас в сон, из которого невозможно вывести без антидота. Кроме того, если вы меня убьете, ваши родственники разделят вашу участь.

Только не родственники Сон Чин, подумал Чу Ли, но потом сообразил, что у нее есть двоюродные сестры, которыми семейство запросто согласится пожертвовать. Конечно, для него и Ден Хо эта угроза не имела смысла, но ради девушек нельзя было допустить ни малейшего промаха.

Ладно. До сих пор все шло согласно тому плану, который сложился у него в голове. Разумеется, Сабатини кое о чем не упомянул, но это было не важно. Чу Ли знал, как обойти и это.

– И напоследок, – уже мягче сказал Сабатини, – должен сказать вам, что я капитан корабля, а не полицейский или военный. Я доставляю грузы и людей. Если вы будете послушными и дружелюбными, наш рейс будет для вас приятным. Я отношусь к людям так, как они относятся ко мне. С тем, кто ведет себя скверно, я обращаюсь еще хуже. С тем, кто любезен со мной, я тоже могу быть любезным. Есть вопросы? Спрашивайте сейчас. Скоро взлет, и тогда уже будет поздно.

Чу Ли не хотелось привлекать к себе внимание, но ему необходимо было кое-что знать.

– Если позволите, почтенный капитан, что это за Мельхиор, куда нас посылают?

– Мельхиор – это скала около тридцати километров в поперечнике, которая обращается вокруг Солнца в поясе астероидов. На ее поверхности нет ничего, кроме нескольких маяков и единственного причала, но внутри она вся пронизана туннелями, пещерами, камерами, это целый город. Там много всего. Там проводятся научные исследования. Там иногда встречаются высшие администраторы, когда не хотят, чтобы за ними следили. Но главным образом это тюрьма, управляемая учеными, которые не обязаны никому повиноваться, поскольку они и так там живут. По пути я расскажу вам еще кое-что. Пока хватит? Ден Хо нервно облизал губы:

– И.., и над нами будут проводить эксперименты? Сабатини пожал плечами:

– Понятия не имею. Боюсь, что об этом не знает никто, кроме, быть может, самых больших шишек. Но я никогда не слышал, чтобы оттуда кто-нибудь сбежал. Тому, кто попал в эту путаницу туннелей и воздушных шлюзов, никогда уже не найти дороги назад.

8. ВОРОН И ВЕДЬМА

Деревня смахивала на разворошенный муравейник. Двое лучших воинов убиты, те, кого вождь называл своими "игрушками", бежали, сам он похищен, пропала рабыня, украдены лодка, припасы, оружие – неудивительно, что в сердца жителей деревни начал закрадываться страх. Старший сын вождя собрал воинов, чтобы решить, что делать дальше.

– Они ушли на рассвете, – говорили одни. – Но течение быстрое, а погода плохая. Даже если они не утонули, мы не успеем послать слово вниз по реке и остановить их.

– Но они раззвонят об этом по всей реке, – возражали другие. – Кто будет платить нам дань, если нас перестанут уважать?

– Они будут молчать, если даже и выживут, – настаивали первые. – Этот беглый, что из Консилиума, он даже не упомянет о нас. А что касается вождя, то они, конечно, убьют его, когда он им перестанет быть нужен, если уже не убили. Вы же слышали, что говорили девушки об этой паре. От них пахнет смертью. Я говорю: похороним эту весть. Пусть всякий, кто заговорит об этом, лишится языка, а мы выберем себе другого вождя.

– А как же Ревущий Бык? – спрашивали их. – Как объяснить нам его смерть? Как ни крути, все обязательно выплывет наружу.

– Каждый знает, что он чересчур любил огненную воду. Мы просто скажем, что он напился пьяным, ему что-то почудилось, и он прыгнул в реку. Заодно это объяснит отсутствие тела. А он никогда не вернется, чтобы рассказать, как было на самом деле.

И все посмотрели на След Черного Медведя, старшего сына вождя и его бесспорного наследника. Этот внушительный мужчина с бесстрастным лицом слушал спор, но сам в него не вступал. И вот человек, которого они уже считали вождем, заговорил.

– Все это так, но что, если отец каким-то чудом останется жив? – спросил он. Строго говоря, он был всего лишь вторым сыном вождя, но его покойный сводный брат был слишком честолюбив и чересчур тороплив. Те, кто подбивал его занять место вождя, в последний момент испугались и предали его.

– Теперь слушайте и услышьте то, что я скажу, – мрачно произнес След Черного Медведя. – Те двое, что не устерегли чужестранцев, пусть возьмут одно каноэ, а те, которые так боялись промокнуть, что позволили похитить нашего вождя, пусть возьмут другое. Если ни один из вас не доставит сюда вождя или его тело, вы, все четверо, пожелаете смерти, но не умрете. Вам ясно?

С унылым видом они кивнули.

– И еще, пошлите гонцов на юг, к нашим союзникам, по обоим берегам Миссисипи. Пусть они говорят, что вождь Ревущий Бык напился пьяным и пропал на реке, а мы ищем его и опасаемся, как бы он не попал к тем, кто затаил зло против него. И пусть они обещают большую награду тому, кто вернет к нам вождя живым, и меньшую тому, кто вернет его мертвым. Однако, если они выдадут нам и его убийц, награда будет такой же, как за живого вождя. Вы поняли? Так ступайте же!

35
{"b":"5659","o":1}