ЛитМир - Электронная Библиотека

Чо Май открыла сонные глаза и увидела встревоженные лица подруг.

– Не беспокойтесь, сестренки, я в полном порядке. – И не поняла, почему они встревожились еще больше.

– Чо Май, ты меня понимаешь? – спросила Чо Дай. Чо Май кивнула, но при попытке выразить то же самое словами получилась безнадежно неразборчивая смесь двух языков, и она не сразу сумела отделить один от другого.

– Это арабский, – пояснила Чу Ли. – Я слышала, как на нем говорят, но сама его не знаю. Однако это не язык корабля, я уверена. Первое время она будет путать языки, но потом это пройдет. Хорошо. Значит, номер первый – языковая программа. Если тридцать восьмой не имеет к языкам отношения, мы, пожалуй, попробуем номер два. Чо Май, ступай отдохни. Приляг и поспи. Поспи.

Все еще немного ошарашенная, Чо Май, чувствуя легкое головокружение, вышла в салон и прикорнула в одном из кресел. Чу Ли сменила картридж на тридцать восьмой, села в кресло, надела шлем и, кивнув Чо Дай, откинулась на спинку. Чо Дай нажала пусковую кнопку.

Номер тридцать восьмой оказался техническим курсом по общему устройству корабля, в котором особое внимание обращалось на ремни, цепи, замки и прочие устройства безопасности. Программа не была привязана к определенному языку, а разыскивала в памяти пользователя подходящие слова и термины; при отсутствии таковых понять ее было просто невозможно, но Сон Чин из Китайского Технологического Центра с легкостью справилась с этой задачкой.

Проснувшись, она быстро пришла в себя и, сняв шлем, увидела, что в отсек входит Чо Дай. У девушки был виноватый вид.

– Прости, пожалуйста. Мне показалось, что все в порядке, и я пошла проведать Чо Май. Я и не думала, что это кончится так быстро.

– Ничего, – ответила Чу Ли. – Это была техническая программа, наверное, одна из самых последних. Там есть много ссылок на вещи, которых я не поняла, потому что они явно относятся к предыдущим модификациям, но теперь мне ясно, как и что здесь работает. Например, вон те два числа показывают, что мы пролетели уже шестьдесят процентов пути к Мельхиору и у нас остается примерно неделя, прежде чем мы войдем в зону контроля, когда любое наше отклонение от расчетного курса будет замечено и поднимется тревога. Если мы хотим взять на себя управление кораблем, у нас не так уж много времени.

– Так что, мне попробовать номер два?

– Нет. Я знакома с техникой, и этот картридж не особенно на меня повлиял. Давай-ка посмотрим, далеко ли идут языки. – Чу Ли взяла картридж номер десять и вставила его вместо тридцать восьмого. – Кто-то из нас должен сохранять свой разум непотревоженным. Твоя очередь придет потом. – Она надела шлем и откинулась в кресле. – Давай.

Чо Дай нажала пусковую кнопку и стала ждать. На этот раз Чу Ли вела себя неспокойно, а потом почему-то начала тяжело дышать и постанывать. Ее руки стали делать странные движения. Испуганная Чо Дай выключила ментопринтер.

Чу Ли приходила в себя очень медленно и, казалось, была недовольна тем, что ее отключили. Все ее тело слегка вздрагивало. Она открыла глаза и взглянула на Чо Дай; такой взгляд Чо Дай уже видела раньше, и в очень неприятных обстоятельствах.

– Это была… – проговорила Чу Ли, тяжело дыша, – это была порнографическая запись. Очень живая. Я была.., мужчиной.., в теле мужчины.., а вокруг множество чужеземных женщин. Все они были нагие, и все были к моим услугам. Я могла выбирать любую и делать все, что хотела. Такое чувство силы, господства… Я была.., я и сейчас очень возбуждена.

Чо Дай не могла разделить с ней всю глубину ее ощущений, но понимала, почему такой картридж оказался у Сабатини и почему Чу Ли так на него отреагировала.

– Что ж, теперь по крайней мере ясно, откуда у нашего достопочтенного капитана его замашки и чем он занимался, когда на борту никаких женщин не было.

– Ну да, конечно. Я слышала, что такие записи существуют, но никогда с ними не сталкивалась. Это отчасти похоже на воспоминания, и для меня не было никакой разницы между реальностью и иллюзией. Мне даже в какой-то степени жаль, что я не прошла до конца, но я не осмеливаюсь. А еще мне хочется схватить тебя и сделать с тобой что-нибудь невероятное, сумасшедшее.

Чо Дай с облегчением улыбнулась:

– А разве это так уж и плохо?

– Для меня – нет. Я мечтала об этом с самого начала. Но для тебя это было бы извращением.

– Нет. Извращение – это то, что делали с нами стражники. Извращение – то, что делал с тобой Сабатини. Но то, что делается по любви и не вредит никому, не может быть извращением. Ты наполовину мужчина, наполовину женщина. Этого достаточно.

Они устроились на койке в каюте Сабатини, однако сейчас все было совсем иначе, а потом они уснули, усталые, но счастливые.

Проснувшись, Чу Ли почувствовала себя гораздо лучше и, перестав воспринимать свое перевоплощение с излишней трагичностью, решила взяться задело всерьез. Чо Май попалась еще одна порнографическая запись, но на нее она оказала совсем другое воздействие. Похоже, Чо Май восприняла ее с точки зрения одного из женских персонажей, потому что очнулась не только предельно возбужденной, но и донельзя покорной и стала умолять подруг снова надеть на нее цепи. Впрочем, Чу Ли решила, что это пройдет, и даже не стала ее слушать.

Они наткнулись еще на несколько лингвистических картриджей, а также обнаружили много программ по устройству и конструкции корабля, математике, основам космической навигации и компьютерным модулям. Один картридж содержал в себе полную схему связи между капитаном и компьютерным пилотом, что подтвердило догадку Чу Ли о том, что над этим кораблем Главная Система не властна. Однако именно здесь их поджидала ловушка.

Машина отключилась. Чо Дай сняла с Чу Ли шлем и стала ждать, когда та очнется. Картридж не вызывал подозрений и отработал положенное время, но когда Чу Ли открыла глаза, на лице ее отразился испуг.

– Что с тобой? – в один голос спросили сестры. – Что случилось?

– Я попалась, – ответила она. Взгляд у нее был стеклянный. – Я провела полчаса в мире своей мечты, а проснулась в кошмаре наяву. Вокруг меня темнота. Я ослепла.

10. ЗОЛОТЫЕ ПТИЦЫ ЛАСЛО ЧЕНА

На четвертый день после того, как он украл и использовал ментопринтер, Козодой вместе со своим маленьким племенем угодил в ловушку, расставленную ему Вороном и его чернокожей спутницей.

За эти три дня от восторженного ученого, мечтающего спасти человечество, не осталось и следа. Теперь он понимал, что его прежняя жизнь была лишь бледной тенью настоящей жизни, жалкими потугами одинокого и разочарованного мужчины среднего возраста оставить о себе хоть какую-то память, чересчур громко называемую "следом в науке". То, что раньше значило для него так много, теперь потеряло всякую ценность.

Программа позволила им невероятно быстро достичь поразительного уровня самообеспечения, и Козодой, насколько возможно, воздерживался от любых встреч с людьми. Он даже ни разу не воспользовался случаем выменять что-нибудь на остатки виски, как собирался вначале, потому что это было просто ненужно. Мелочи его не интересовали, а с одеждой и, может быть, оружием можно было пока не торопиться. Перед ним открывались новые перспективы, куда соблазнительнее тщеславных усилий оставить свою пометку на полях будущей книги истории. У него был шанс начать все сначала и в определенном смысле вновь стать молодым.

Танцующая в Облаках не задумывалась о таких вещах, ей просто хотелось быть рядом с ним. До сих пор толком не понимала, что они делают и почему. Сперва она привязалась к нему, потому что он был добр и нежен, потом они полюбили друг друга и поженились – обычное дело. Она понимала, конечно, что он узнал некую опасную тайну, но это ее не смущало. Что бы ни случилось, она решила разделить с ним его судьбу, а решив, больше уже не возвращалась к этому вопросу. Иногда ей было немного обидно, что он так недолго принадлежал ей безраздельно, но ведь там, в Иллинойсе, когда они взяли с собой Молчаливую, именно ей принадлежало право вето и она по собственной воле не воспользовалась им. До встречи с Козодоем жизнь Танцующей в Облаках трудно было назвать счастливой, но то, что пережила Молчаливая, не могло ей присниться и в страшном сне. Жалость быстро переросла в уважение к этой странной татуированной женщине; Танцующая в Облаках с легким сердцем участвовала в обряде смешения крови, а теперь считала, что Молчаливая – одной крови с ней и они принадлежат друг другу в не меньшей степени, чем Козодою.

47
{"b":"5659","o":1}