ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Были и погибшие, и раненые. Кого-то, видимо, раздавило в укрытиях или ударило летящими обломками, а кого-то, может, и затоптали во время паники.

К северу от лагеря, где накануне тянулись покатые холмы, покрытые виноградниками, теперь лежала безбрежная жуткая равнина, на которой фиолетовые травы поднимались из блестящей оранжевой грязи. Тут и там из земли вырывался пар, и время от времени высоко в воздух били струи воды.

Разбросанные повсюду, стояли рощицы невероятных деревьев, очень похожих на огромные сосны, с гигантскими красными и желтыми шарообразными плодами, а может, цветами.

Никаких признаков людей не было. Они жили за виноградниками, за разрушенной теперь дорогой. По правде говоря, у Сэм не было ни малейшего желания увидеть, чем они стали. Но если они были способны понимать, что их ждет, они все ушли к нулю, не дожидаясь, когда сюда доберется армия.

В поместье приводили в порядок территорию, свозили туда раненых, убирали тела погибших. Женщины бродили по развалинам в поисках своих вещей.

Потом они искупались в реке. Им принесли еду и одежду. Но вот расчесок и щеток явно не хватало, и каждая, казалось, прошла через сотни рук.

К полудню стали прибывать войска. Они должны были оцепить этот район, задетый Ветром Перемен, и разработать план его очистки от жертв Ветра. Солдаты обращали мало внимания на сборщиц, разве что некоторые строили глазки девушкам.

К полудню появилось и гражданское начальство. Пронесся слух, что всех девушек постараются поскорее отправить по домам. Сэм надеялась, что ей удастся добраться до Махтри. Если Крим уцелел, несомненно, он в первую очередь заглянул бы туда. Но если бы первая партия отправлялась в места, о которых она и слыхом не слыхивала, она поехала бы и туда. На траве поставили столы, за каждым из них уселся клерк, чтобы записывать имена и место назначения.

Всех незамужних беременных женщин собрали вместе. Ночной кошмар по-прежнему стоял перед глазами Сэм. Она подумывала, не удастся ли как-нибудь украсть лошадь.

Но прежде чем она успела что-либо предпринять, из толпы, которая сгрудилась вокруг столов для регистрации, вышел один из клерков и направился к ним. В руках у него был блокнот и ручка, но никаких документов.

– Так, заткнитесь и слушайте, – сказал он бесцеремонно. – Вам очень повезло. Во-первых, Ветер Перемен в последний момент резко изменил направление и ушел от вас. Во-вторых, я могу кое-кого из вас осчастливить. Мы хотели бы вывезти отсюда всех как можно скорее и отправить по домам, но у нас не хватает навигаторов и лоцманов. Вы шлюхи, вы опозорили ваши семьи и весь клан Абрейзисов. Да, заткнитесь! А то вы не знаете, что это именно так!

Вчера сюда прибыл член клана, чтобы решить кое-что насчет вас. Оставаться надолго он не может и не хочет, так что особо разговаривать нам некогда. Они кипели от возмущения, но слушали молча.

– Так вот, есть колония, называется Найяб. Вряд ли вы о ней слышали. Не лучшее место в мире, но там есть компания, управляемая Абрейзисами. Она была открыта пару лет назад. Работали там осужденные. Теперь колония начинает приносить доход, и рабочим предложено освобождение, если они останутся там и будут продолжать работать. Они не видели женщин по меньшей мере два года. Мы решили, что неплохо бы создать там постоянное колониальное поселение. И предлагаем отправить вас туда, а не домой. Есть вопросы?

– Э… сэр, вы хотите послать нас к преступникам? К парням, которые несколько лет не видели женщин?

– Они освобождены досрочно и как бы сосланы туда. Думаю, девицы вроде вас должны чувствовать себя как рыба в воде, когда вокруг окажется двадцать изголодавшихся по любви мужчин. Мы рассчитываем, что со временем население там увеличится. Эти двадцать со своими семьями просто должны положить начало.

– Представитель компании хочет, чтобы туда поехали двадцать женщин?

– Хотеть-то он хочет, но, к сожалению, в его распоряжении только его собственный фургон с припасами. Все другое реквизировано, и всем, кроме местных жителей, приказано убираться отсюда, да поскорее. Мы можем взять лишь пятерых. Запишем тех, кто еще хотел бы поехать, но обещать сейчас ничего не можем.

Женщины молчали. "По четыре мужа у каждой" – это не так уж вдохновляло. Ясно было, что придется быть не просто супругой, но еще и вести хозяйство, и делать всю тяжелую работу. Те, кто предлагал им такое, хорошо знали, что ждет их дома.

– Э… что за преступления они совершили? – спросил кто-то

– Какая тебе разница? Ты едешь домой и становишься рабыней. Или едешь туда и остаешься свободной. Они добровольно согласились на пожизненную ссылку, так что скорее всего иначе их бы повесили. Мы не можем никого из вас заставить ехать туда, но решать надо сейчас же. Лорд Абрейзис в курсе дела, он поможет оформить все бумаги.

Ночное видение все еще стояло перед глазами Сэм, она отчаянно пыталась все взвесить.

Беда в том, что скорее всего это поселение располагалось вдали от мест пересечения колоний и средины. Сможет ли Крим найти ее, сможет ли она сбежать из такой глуши? Если тот парень, что будет их сопровождать, такого же невысокого мнения о них, как клерк, и считает их беспомощными ничтожествами, им, может, удастся одолеть его и захватить фургон. Сопровождающего она могла бы испепелить молнией. Фургон, нарги, припасы и, вероятно, только одна дорога – не заблудишься на обратном пути. И она вырвалась бы отсюда уже сегодня.

– Я поеду, – громко сказала Сэм. Клерк кивнул:

– Встань сюда. Кто еще?

– Я, я тоже! – выкрикнула Пати. Клерк заколебался, когда увидел, какая она крошечная, но она, сразу заметив это, добавила:

– Я еще и акушерка.

Клерк вздохнул:

– Ладно. Иди к толстухе. Еще трое.

– Я поеду, – заявила прелестная, хорошо сложенная девушка лет шестнадцати-семнадцати. Она умудрилась остаться очень хорошенькой, хотя была уже на шестом, если не больше, месяце беременности. – Я знала мужчин с тремя женами. Иметь четырех мужей, наверное, куда интереснее.

– Уверен, уж тебе-то успех обеспечен, – заметил клерк.

– Я тоже. – Квису присоединилась к ним.

– Ну и еще кто-нибудь!

– Я. – Невысокая коренастая девушка лет пятнадцати-шестнадцати с торчащими зубами робко шагнула к ним.

– На сегодня все. Остальные ждите и регистрируйтесь для отправки на родину. Если заинтересовались нашим предложением, предупредите клерка. Если будут возможности, мы вас известим. А вы, пятеро, следуйте за мной.

Сэм прошептала:

– Соглашайтесь со всем, пока мы не выберемся отсюда окончательно.

Их посадили в фургон и привезли к помещичьей усадьбе, затем повели по узкой мраморной лестнице, что шла снаружи здания, вниз, в полуподвал. Все, кроме Сэм, испытывали чуть ли не благоговейный страх при виде такого великолепия. Такого большого дома им видеть никогда не приходилось. Их провели в какую-то комнату вроде приемной, с удобными креслами, и велели сесть.

– Желательно, чтобы вы выехали в течение часа, – сказал клерк, – так что с формальностями, надеюсь, мы покончим быстро.

Сэм испугалась. Она чувствовала себя в ловушке, совершенно беззащитной перед ищейками Рогатого. Что эти тянут, если сами говорят, что торопятся?

Появился клерк, указал на Пати и сказал:

– Ты. Иди со мной.

Маленькая девушка вздрогнула, дверь закрылась. Прошли томительные, бесконечные пять минут. Дверь снова открылась, клерк указал на сексуальную девушку. Да что же там происходит?

Снова открылась дверь, и клерк вызвал ее.

Сэм вошла.

Внутри не было ни вооруженных бандитов, ни военных. Это был кабинет мага, вероятно, главного в клане, и сам он был тут, довольно молодой, с эспаньолкой, в голубой мантии.

"Проклятие! Еще один Паседо!" – подумала она, судорожно озираясь в поисках выхода. Колдун заметил ее реакцию и просто взмахнул рукой. Страх и тревога внезапно улетучились, ее охватило чувство покоя и благополучия.

– Не волнуйся, дитя, это займет всего минутку. – Голос у колдуна был похож на успокаивающий голос семейного доктора, который собирается сделать вам укол. – Присядь сюда, дай мне руку. Левую, пожалуйста.

18
{"b":"5660","o":1}