ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

На горелке варилось что-то с отвратительным запахом. Маг вытащил из вонючего варева предмет, подбросил его несколько раз на ладони, затем подул на него. Это было тонкое золотое кольцо, похожее на обручальное, но с четырьмя разноцветными камешками. Маг надел колечко на безымянный палец Сэм.

Мгновенно она почувствовала себя как-то странно, по-другому. Нет, она же помнила, она знала, кто она и где, но что-то изменилось. Она ясно понимала, что кольцо содержит заклинание или даже комбинацию заклинаний, что, если его снять, заклинания перестанут действовать.

Беда была в том, что у нее не было ни малейшего желания снимать кольцо. Ей было хорошо, она чувствовала себя счастливой и даже была возбуждена тем, что ей предстояло. Она помнила все о Ветре Перемен и Принцессе Бурь, о Клиттихорне, но почему-то все это стало не важно. Впервые она ясно поняла, что, должно быть, чувствовала Бодэ, когда выпила свое любовное зелье.

Перевернулось и ее представление о себе. Она была беспомощной беременной женщиной. Она хотела родить ребенка и иметь дом, хотела, чтобы кто-то заботился о ней, хотела быть просто женой и матерью. Несколькими мгновениями раньше мысль о муже, о том, что можно желать мужчину, нуждаться в нем, показалась бы ей нелепой. А теперь она чувствовала возбуждение при мысли, что у нее будет муж, да не один.

Колдун помог ей подняться.

– Иди к остальным, ждите в фургоне.

Она вышла в заднюю дверь и увидела высокого бородатого мужчину рядом с закрытым фургоном. Он помог ей подняться по лесенке. Это было приятно. В фургоне уже сидела Пати и другая девушка. Пати подняла глаза на Сэм и улыбнулась.

– Все изменилось, правда? – спросила она. Ее голос звучал мягче и нежнее, чем прежде.

– Да, – ответила Сэм. И ее собственный низкий голос показался ей женственнее и сексуальнее. – Как странно!

Булеан, Верховный Волшебник Масалура, пребывал в царственной растерянности.

– Что ты имеешь в виду, ты потерял ее?

Голос Крима холодно прозвучал из светящегося зеленого кристалла:

– Я потерял ее, это конец. В Кованти все силы ада вдруг вырвались на свободу. Видимо, Клиттихорн каким-то образом узнал, где она была, и узнал точно. Они наслали тот Ветер Перемен в надежде накрыть ее.

– Но им это не удалось. Уже потом у меня были точные энергетические показания, что она жива и не изменена. Затем, очень резко, показания прекратились. Холод. Будто ее больше не существует. Это не Ветер Перемен, но что, черт возьми?

– Понятия не имею, – отозвался Крим. – Это не люди Клиттихорна. Они все сейчас тут, чтобы схватить ее, когда она попытается выйти из Кованти. Если бы кому-нибудь это удалось, новость распространилась бы повсюду с молниеносной быстротой.

Булеан задумался на мгновение.

– Я до сих пор получаю кое-какие показания, означающие, что ее неродившийся ребенок, новая Принцесса Бурь, – цела, но эти показания такие слабые и неясные, что я не могу определить точно местонахождение, не считая того, что она еще находится в каком-то из сотен возможных миров Кованти. Значит, она не убита, не изменена, но что-то нарушило математическое совершенство, делавшее ее Принцессой Бурь. Крим, ты не должен был оставлять ее.

– А что мне было делать? У них на всех пограничных постах портреты растолстевшей Принцессы Бурь. Мне казалось, что мы придумали самый легкий и надежный путь. Но после этого проклятущего Ветра Перемен было объявлено военное положение в ближайшей от Абрейзисов области, и сотня бандитов Клиттихорна по обе стороны границы, не говоря уж о колониальных войсках, кинулись искать ее. Единственно, что хорошо, – они тоже не могут ее найти.

– Ладно, раз я ощущаю ребенка в ее чреве, значит, чары, которыми опутали Сэм, не настолько сложны, чтобы я не смог снять их в мгновение ока. Но сначала надо найти ее. Ты можешь этим заняться?

– Обойти место, где похозяйничал Ветер Перемен, нетрудно, но войска используют поместья Абрейзисов как восточный плацдарм для своих операций в тех районах, которые изменены Ветром. Попробую войти туда с юга, если смогу, и, может быть, получу какие-нибудь сведения о ней. Но там такая неразбериха, меня могут и не впустить.

Булеан вздохнул:

– Ладно, делай, что сможешь. Если сможешь выяснить, куда ее отправили, прекрасно, но если не получится, не теряй попусту времени.

– Ну уж по колониям рыскать точно бесполезно, не имея ни малейшего представления, где она. Главные поселения, даже акхарские, расположены далеко от пересечения миров, чтобы их обойти, потребовался бы не один год.

– Если не сможешь узнать ничего определенного, причем быстро, то и не пытайся. Есть еще один путь. Чарли и Бодэ по-прежнему направляются сюда.

– Но та другая девушка – они ее раскусили. И несомненно, она не имеет силы.

– Я думал не о Чарли. Та сумасшедшая художница зарегистрировала свой брак с Сэм в Тубикосе. При этом было применено заклинание соединения, я заметил это, когда мы лечили Сэм после того, как вытащили ее от Паседо. Только смерть или Ветер Перемен могли бы уничтожить его. Этих двоих связывает тонкая нить магической энергии. Если бы у меня была Бодэ, я мог бы использовать эту нить, чтобы найти Сэм. Они только вчера вышли из Кованти, следи за ними. Я знаю, что они пошли через Лед ом, оттуда тебе и придется начать поиски. Когда догонишь их, извести меня, и я их здесь встречу.

– Разве с ними нет мага? Почему ты не можешь связаться с ними через него? Булеан хмыкнул:

– Дорион? Намерения у него хорошие, но он неумеха, да еще и растяпа. Потому мы и послали его с ними. В крайнем случае – невелика потеря. До сих пор особо и не требовалось поддерживать с ним связь. Откровенно говоря, я не думал, что им удастся уйти так далеко и до сих пор уцелеть. Теперь они наша единственная надежда найти Сэм. Часы бегут, сынок. Исчезновение Сэм и внезапное полное восстановление силы Принцессы Бурь Клиттихорн не сможет не заметить, но он так же, как я, получит доказательства, что ребенок по-прежнему существует. Он отправит самого Дьявола вдогонку за Бодэ, когда поймет, что это его единственная надежда. А хуже всего то, что они-то уверены, что за ними больше не охотятся. – Маг щелкнул пальцами. – Погоди минутку! Возможно, есть все же способ предостеречь их, хотя я и не уверен, что от этого будет толк. Во всяком случае, я попробую. А ты уж постарайся догнать Бодэ прежде, чем они ее поймают. Крим вздохнул:

– Черт побери, они едут в самое плотное скопление повстанцев во всем Акахларе, сам черт их ведет.

– Постарайся, Крим! – откликнулся Булеан. – Боюсь, иначе и в аду будет не страшнее, чем в Акахларе.

Глава 5

Тайный замысел

Первые две недели пути прошли без особых приключений. Колониальный мир, который Халагар выбрал для выхода из Кованти, представлял собой скалистую пустыню. Страна казалась еще более необитаемой, чем Кудаанские Пустоши.

Они перешли границу у неофициального пограничного пункта, который был незаметен с главной дороги. О нем знали только должностные лица Кованти. Но и они не знали наверняка, зачем он был устроен.

Халагар вел их без всяких троп, казалось, какими-то известными ему по прежнему опыту путями. Каждую ночь, после того как они устраивались на привал, он уходил с лошадьми под покровом темноты, находил придорожные полосы, где не останавливались лагерем проезжавшие и можно было напоить и накормить лошадей.

Когда он ушел в первый раз, Дорион очень нервничал, хотя Халагар не взял с собой Чарли и можно было наконец нормально поговорить с ней.

– Ну, Чарли, как ты? – спросил Дорион, про себя надеясь, что, может быть, ей уже надоело быть халагаровым имуществом. Но его надежды быстро рухнули.

– Да ничего, – отозвалась она бодро. – Жалко, что я не вижу, но, судя по вашим замечаниям, я мало что теряю. Я надеялась, что он возьмет меня с собой вечером. Должно быть, одиноко и скучно тащиться куда-то в темноте с одними лошадьми.

Дорион мрачно перевел ее слова Бодэ.

19
{"b":"5660","o":1}