ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Мир внизу
Цветок Трех Миров
Девушка из каюты № 10
Шпионы тоже лохи
Шпион среди друзей. Великое предательство Кима Филби
О чем весь город говорит
Десерт из каштанов
Воспитание без границ. Ваш ребенок может все, несмотря ни на что
Дори и чёрный барашек
A
A

– Колдуны возглавили бы прорыв, – заметил Дорион.

– Ага. Значит, им пришлось бы оставить средину, верно? Пока они прорываются с одной стороны, с трех других вторгается противник. Вернувшись, все их маги обнаружили бы, что остались ни с чем. Могу поспорить, нашлись бы и такие, что заключили сделку с повстанцами. А у тех, кстати сказать, и свои колдуны есть! Булеан и Клиттихорн – силы равные!

Дорион задумался.

– Гм… Я, наверное, тоже испорчен воспитанием. Тебя послушать, так вся система ничего не стоит. Неужели ее действительно так просто столкнуть? До сих пор это никому не удавалось.

– До сих пор на стороне повстанцев не было акхарских колдунов, и до сих пор у них никогда не было никого, умеющего использовать Ветер Перемен. Нет, это будет жуткая бойня, погибнет столько народу, его тошнит при одной мысли об этом. И все же я приветствовала бы падение этой тупой системы, если бы не одна вещь.

– Какая? Клиттихорн?

– Мы. Колониальные расы численно превосходят акхарцев в сотни, тысячи раз, и все эти расы одинаково ненавидят всех акхарцев. Если они победят, акхарцам не позавидуешь, а мы – акхарцы.

– Гм, да. Я не подумал об этом, – немного растерянно проговорил Дорион. Они услышали приближение всадника. И стоило Халагару подъехать и сойти с лошади, как Дорион почувствовал, что Чарли исчезает за глухой стеной пустоты.

– С проходом никаких проблем, – сообщил Халагар, – а вот потом… Из колониальных миров Тишбаала собираются войска. Никто не может сказать, движутся ли они к Тишбаалу срединному, закрепляются в нуле или собираются в каком-то мире. Видимо, их цель – войти в королевство. Возможно громадное скопление войск вокруг средины.

– Но нам нужно не только войти, но и выйти из средины, – сказал Дорион. – Если в Тишбаале такое творится, представляете, что там, в Масалуре?

– Бодэ готова, – заявила художница. – Если дойдет до битвы, она сделает свое дело!

Дорион посмотрел на нее, потом снова обернулся к Халагару:

– Итак, мы втроем против целой армии. Вы спятили!

– Найдутся бреши, – уверенно отозвался Халагар. – Граница довольно длинная. Часовые не слишком опытные бойцы. Ничего! Все не так плохо. Придется только отказаться от вьючной лошади. Давайте перекусим немного, переложим, что удастся, на наших лошадей и немного отдохнем. Я хочу переходить в полной темноте. Нет ли в твоей магии чего-нибудь, что могло бы помочь? Маскирующего заклинания, например, чтобы мы были похожи на них, или заговора от пуль и меча?

– Не думаю, что можно особо рассчитывать на магию, – осторожно вывернулся Дорион. – Потребовалось бы много приготовлений и долгое колдовство. Не говоря уже о том, что мне нужно было бы знать, как мы должны выглядеть. Нет… скорее всего мне придется главным образом справляться с предупредительной магией с их стороны. Для того, о чем говоришь ты, нам понадобился бы настоящий колдун.

– Ну, по правде говоря, я не очень-то и рассчитывал на тебя, – ответил Халагар таким тоном, что Дорион почувствовал себя оскорбленным. – Ладно, обойдемся.

* * *

Клутиины, охранявшие крайний западный сектор, были расставлены довольно далеко друг от друга. Это были высокие худые существа с пестрой желто-оливковой кожей, похожей на змеиную, с глубоко посаженными глазами и тонким длинным хоботом. За спиной у них были запрещенные полуавтоматические винтовки, но, казалось, родовые копья, которые они держали наготове, были им привычнее.

На границе клубился такой же туман, как в остальном нуле, но часовые услышали приближающийся топот копыт.

Однако вместо того чтобы поднять тревогу, они по привычке приняли боевую стойку с копьями.

– Всадники! – крикнул один на резком гортанном языке клаутиинов, но, видимо, его не услышали. Почти тотчас же что-то щелкнуло, ременный хлыст опутал его шею, потянул назад, вниз. Часовой рухнул в туман.

Его товарищи, что стояли с ним в карауле, некоторое время не могли понять, куда он делся. Минутой позже фигура в желтом родовом одеянии поднялась, шатаясь, на ноги, поправила винтовку и снова приняла позу боевой готовности с копьем.

Ближайший часовой нахмурился, будто почувствовал, что что-то не так, но тут его дернули сзади за шею, и он упал, не успев крикнуть, – нож быстро и профессионально перерезал ему горло.

В ту же минуту стали видны лошади, которые направлялись как раз в освободившийся проход между упавшими часовыми. Другие криком подняли тревогу, но Халагар и Бодэ срезали их короткими очередями из новоприобретенных винтовок.

Дорион, верхом на коне Халагара с Чарли впереди, задержался, чтобы Халагар и Бодэ успели вскочить на лошадей, которых он вел в поводу, затем они пришпорили коней и стрелой рванулись к границе. За ними вслед неслись крики, выстрелы, летели копья.

Колониальный мир, в котором они оказались, представлял собой странный, словно сказочный лес.

Одна-единственная пограничная ограда преграждала выход из нуля.

Халагар и Бодэ остановились и открыли огонь по солдатам, которые бросились к ним со всех сторон. Дорион осадил лошадь перед оградой, увидел, что это просто колючая проволока, и принялся рубить ее острым мечом. Он перерубил три из четырех основных полос – до последней он не мог дотянуться, не рискуя столкнуть Чарли, – хлестнул коня, и тот перескочил через пролом.

За ним последовала Бодэ, потом Халагар.

Через мгновение нуль скрылся из глаз, но троица не сразу остановилась. Наконец они почувствовали себя в безопасности, придержали лошадей и подождали друг друга.

Бодэ с отвращением стащила с себя желтую мантию.

– Ну и воняет от нее, – скривилась она. – Как в свинарнике.

К ним присоединился Халагар, довольно усмехаясь.

– Чисто сработано! – удовлетворенно отметил он. – Сущие дилетанты, даже для колонийцев.

– Даже слишком легко все вышло, – согласился Дорион. – Никто не ранен?

– У меня царапина – пуля задела руку, но больше ничего, – отозвался Халагар. Он осмотрел лошадей. – С ними тоже все в порядке. Нам повезло. Если бы часовые открыли огонь из автоматов, нам бы конец. Особенно у ограды. Ну что ж, одно препятствие позади.

– Не забудь, впереди еще три таких. Сколько еще раз мы сможем действовать нахрапом?

– Да, – согласился Халагар. – Придется каждый раз что-нибудь придумывать, скорее всего – хитрить. Путь неблизкий. Похоже, главные силы у них где-то в другом месте. Дорион, ты когда-нибудь бывал здесь раньше? Может, слышал что об этом мире?

– Миров слишком много, чтобы знать о всех.

– Мне не нравится торчать в этих дебрях, не зная, что может в них таиться, – заметил наемник. – Давайте пока разобьем лагерь, а днем отправимся на восток, к главной дороге, и пойдем по ней, пока будет можно. Не люблю передвигаться днем, но в незнакомом мире, когда вокруг враги, лучше рискнуть, что увидят тебя, чем самому проворонить то, что у тебя за спиной. Но теперь все смотрите в оба и держите ухо востро.

– Ты собираешься расположиться прямо тут? – переспросил Дорион. – Они же будут здесь с минуту на минуту!

Халагар усмехнулся:

– Не думаю. Они не больше нашего знают об этих мирах, не уверен, что они вообще бросятся в погоню. Скорее всего просто отправят вперед донесение, что какие-то люди штурмовали границу, чтобы нас поджидали.

– Да, это большое утешение, – мрачно отозвался маг.

Место было такое тихое, что только ветер шелестел в ветвях, да изредка слышался шорох вспугнутого зверька. Они добрались до мелкого ручейка, лошади остановились, чтобы напиться. Решено было устроить привал здесь и по очереди дежурить.

Безмолвие окружало их и ночью, и на рассвете. Кругом не было никаких троп, никаких следов того, что здесь когда-нибудь бывали люди.

Дорион полистал свой "Карманный справочник" в надежде найти какие-нибудь готовые заклинания, которые он сумел бы сотворить. Заклинания невидимости было слишком легко парировать, они были временными и рассчитанными строго на одного человека.

22
{"b":"5660","o":1}