A
A
1
2
3
...
29
30
31
...
66

Халагар приближался к станции входа медленно, но уверенно. Он крепко держал Чарли и прошептал ей:

– Я знаю, что Дорион, или эта кошачья тварь, или оба они ограничили мою власть, но слушай, что я приказываю. Ты не скажешь ни слова и не будешь делать ничего, что бы ни произошло. Если ты посмеешь нарушить этот приказ, я отрежу тебе язык и переломаю ноги. И если эта тварь только двинется из своего уютного мешка, я его прикончу. Теперь заведи руки за спину.

Она подчинилась, удивляясь, о чем, черт возьми, он говорит? Кожаные ремни стянули ей руки. Здорово! Она слепая, абсолютно голая, рабыня. Какого черта, что она может сделать?

Кот не двигался. Сначала надо было выяснить, что задумал этот ублюдок.

Ворота охраняли солдаты. Они были выше семи футов ростом, с длинными веретенообразными руками и ногами, с блестящей угольно-черной кожей, совершенно безволосые и от этого еще более страшные. Их головы походили на черный подсолнух, у которого вместо лепестков были толстые трубчатые отростки-щупальца, и они все время двигались. Отростки заканчивались глазами, ушами или другими органами чувств, а два отростка служили ртами. Вид у хедумов с автоматическими винтовками и перекрещенными на груди патронными лентами был устрашающий. К тому же хедумы говорили через ноздри. Эффект был жуткий. Двое солдат стояли по бокам предполагаемого прохода в щите. Один шагнул вперед.

– Кто вы и зачем идете сюда? – спросил он на смеси хрипов и звуков, напоминающих автомобильные гудки, – единственном для хедумов способе изъясняться по-акхарски.

– Я Халагар, наемник. Я откликнулся на призыв мужчин с военным опытом. Мне сообщили, что, если я доберусь до границы Масалура срединного к концу следующей недели или около того, там будет работа для меня. А это акхарка-рабыня. Не моя, но сейчас она выполняет мои приказы.

Глазные отростки нацелились на нее.

– Не похоже, чтобы она надежно выполняла твои приказы, – заметил хедум. – Подождите, я вызову мага ворот.

Он встал лицом к барьеру и положил на него обе огромные руки. Раздался жуткий леденящий звук и почти немедленный отклик изнутри палатки позади ворот. Вскоре появился мужчина средних лет в черной мантии – адепт! На стороне Клиттихорна не могло быть слишком много адептов, иначе он бы не ждал так долго и не был бы так осторожен. Адепты сами были, по существу, второго ранга, хотя еще не такие могущественные, как маги. Они имели силу, но им не хватало мастерства и опыта.

Адепт остановился, посмотрел на них, нахмурился, потом сказал:

– Спешивайтесь и проходите. Мы проведем ваших лошадей после вас.

Халагар соскользнул на землю, снял Чарли, перенес ее и усадил на землю.

Адепт подошел к Чарли, казалось, осмотрел ее сверху донизу, затем дотронулся пальцем до крошечного рабского кольца у нее в носу и отступил.

– Она привязана к Булеану, – заметил он. – Не самим Булеаном, но определенно к нему. Халагар кивнул:

– Я знаю. Но я не знаю никого, способного снять чары.

– Я бы мог, но это хлопотно. Однако то, что она привязана не им, облегчает дело. Она когда-нибудь встречалась с ним?

– Насколько я знаю, нет.

– Тогда еще легче, но с какой стати я должен возиться?

Халагар колебался лишь мгновение.

– Меня зовут Халагар, я наемник, в последний раз находился на службе Кованти. Я был нанят магом третьего ранга по имени Дорион, который работает на Булеана, чтобы доставить к Булеану ее и еще одну женщину. Другая женщина – Бодэ, жена Сузамы. Это вас интересует?

– Пожалуй. Но если ты предаешь их, почему я должен верить, что ты не предашь нас?

– Я не ищу никакой выгоды. Я знаю, что вы собираетесь сделать. После этого мой договор с Дорионом потеряет всякий смысл, а рабские чары этой девушки исчезнут. Я придерживаюсь взятых обязательств, но не тогда, когда их выполнение явно превышает мои способности. Адепт улыбнулся:

– Пожалуй, ты действительно заинтересовал меня. Где эта Бодэ?

– Не так быстро. Во-первых, я хочу, чтобы рабские чары были переориентированы на меня. Во-вторых, я хочу получить офицерский чин в ваших войсках, а когда все кончится – покровительство и безопасность в награду, если буду служить преданно и честно и останусь в живых.

Адепт пожал плечами.

– Согласен. Это вполне справедливо. – Он подошел к Чарли, которая буквально задыхалась от злости и не только не испытывала привязанности к Халагару, но очень хотела бы предупредить Дориона. Адепт встал на колени, сделал несколько пассов, и она вдруг застыла в глубоком трансе.

– Очаровательно, – пробормотал адепт. – Чего тут только нет! Славная связка. Даже демонические чары. И к тому же у нее есть побратим! Где он?

– В седельной сумке, – ответил Халагар, но, как только он повернулся, чтобы взглянуть на лошадь, он увидел кота, который выпрыгнул из своего мешка и помчался прочь мимо изумленных солдат. Хедумы попытались схватить его, но он увернулся и вскоре скрылся из глаз.

– Забудь о нем, – сказал адепт. – Просто позаботься, чтобы он больше не получал ее крови.

Если он объявится, не убивай его – хлопот не оберешься. Поймай его в ловушку и оставь умирать с голоду. Они преданны, но не очень смышлены. Хорошо. – Он снова повернулся к Чарли. – Детка, какой твой родной язык?

– Английский, – ответила она бесцветным голосом.

– Хорошо. – Адепт говорил на понятном английском, но с сильным акцентом. – Теперь слушай меня. Я открою тебе тайну, и ты поверишь этому. Халагар – это Булеан. Булеан и Халагар – одно и то же. Сейчас он предпочитает использовать имя Халагар, и так же должна делать ты, но только ты, он и я знаем, что в действительности он Булеан, твой владыка и господин. Ты знаешь это, ты веришь, что это правда, и ничто и никто, никакие доказательства, никакие факты не убедят тебя в обратном. Ты принадлежишь ему и должна всегда повиноваться ему. Когда я щелкну пальцами, ты не вспомнишь, что здесь произошло, но как бы внезапно все поймешь и будешь вести себя соответственно. Твой друг кот – злая тварь, демон, он хочет повредить твоему господину. Если он попытается связаться с тобой, ты не впустишь его, никогда не будешь разыскивать его и никогда больше не позволишь ему питаться твоей кровью. Ты больше не будешь понимать, что он говорит, не будешь слушаться его, но все сообщишь своему господину. Теперь… три, два, раз… – Он щелкнул пальцами, затем встал и повернулся к Халагару.

– Это не удержится, если она встретит настоящего Булеана, но через несколько дней это станет уже невозможно. По кончине Булеана заклинание закрепится навсегда, до твоей собственной кончины. Теперь, что насчет этой Бодэ?

– Если они увидят, что мы благополучно уходим, не более чем через несколько часов они с Дорионом попытаются пройти здесь. У нее такие же рабские чары, как у Шари, ее легко будет увести, и она будет очень услужлива.

– Понятно. Насколько могущественный этот Дорион?

Халагар улыбнулся:

– Я что-то очень сомневаюсь, что господин Дорион сможет хотя бы спрятать карту в рукаве. Он работал на Булеана, но старик сослал его к Йоми в Кудаан, наверное, из-за полной непригодности.

Внезапно адепт протянул руку, и Халагар почувствовал, как его дернули за волосы.

– Эй! Что?..

Адепт вынул мешочек, положил в него пучок Халагаровых волос, а затем убрал маленькие ножницы.

– Это небольшая страховка, чтобы ты еще раз не передумал. Теперь я тебя достану в любом месте Акахлара.

Для Чарли все на мгновение спуталось, а потом так же внезапно прояснилось. Теперь она понимала, что Халагар был переодетым Булеаном, а значит, ее истинным господином. Это было как гром среди ясного неба. Она не понимала, что он делал и почему, но ей и не положено было понимать. Она была здесь для того, чтобы служить и повиноваться.

Халагар подошел к Чарли, развязал ей руки и увидел по ее лицу изменение, которое произошло в ней.

– Это будет нашей тайной, – сказал он ей, – не открывай ее никому. Отныне ты – Шари, рабыня Халагара. Теперь идем, пора ехать, нельзя опоздать на их потеху.

30
{"b":"5660","o":1}