A
A
1
2
3
...
55
56
57
...
66

– Похоже, мои фантазии сбываются. Я всегда мечтал прикончить парочку колдунов. А если мы войдем туда, где они делают свое дело? Там от нас, наверное, будет мало проку, и у них наверняка есть вооруженная охрана.

– Вероятно, но типичный средний генерал давным-давно забыл, как пользоваться оружием. Не подпускайте их к нам, а если увидите Принцессу Бурь – стреляйте. Она не имеет магической защиты.

– Да, но и я не имею, – нервно заметила Сэм.

– Ха-ха. Ну ты, или твое второе я, шпионила там достаточно. Если бы ты была одета, как она, ты могла бы даже сойти за нее. Во всяком случае, они засомневаются и не решатся открыть огонь. Если ты сможешь сыграть роль, хотя бы ненадолго, ты их запросто надуешь.

– Я… я не знаю. Мое произношение больше похоже на крестьянское, чем на ее, и сейчас она полнее меня. Правда, мою худобу можно было бы скрыть с помощью одежды. Но ее волосы и прочее…

– Возможно, – подала мысль Итаналон, – если бы мы точно знали, как принцесса выглядит сейчас – в данный момент, – сделать тебя похожей на нее было бы просто. Играть тебе придется самой, но, думаю, страже хватит просто твоего облика.

– Да, но как мы узнаем, как она выглядит? В последний раз, когда я пробовала ту мысленную связь, она услышала меня, закричала, выгнала и послала за мной Ветер Перемен.

Итаналон ласково улыбнулась:

– Тогда, моя дорогая, с тобой не было опытной колдуньи, которая могла бы тонко вести эту связь.

– Но она узнает, что я рядом. Они смогли послать Ветер Перемен за мной в Кованти…

– Это Клиттихорн в тот момент проследил связь, – объяснила Итаналон. – На этот раз мы подождем, пока принцесса окажется одна, и тогда пошлем ей видение, но с подтверждением, что ты далеко, так как ребенок далеко. Скажи мне, ты когда-нибудь присутствовала при родах?

– У Пати и Квису. После этого меня неделю мучили кошмары, будто я сама рожаю. Одна часть меня вообще не хотела испытывать этого, а другая хотела, чтобы все скорее закончилось. А что?

– Замечательно. Значит, то, что ты видела, вызвало твои фантазии. Все, что нам нужно, это чтобы ты еще раз представила это, моя дорогая. И в эту фантазию мы впустим ту молодую женщину. О да, мы собираемся…

Принцесса Бурь проснулась от странных, очень неприятных ощущений. Сначала ей показалось, что у нее сильное кровотечение, даже постель мокрая от какой-то водянистой слизи, и эта слизь как будто все еще сочится. Почти сразу она почувствовала и мышечные спазмы.

Алида и Ботеа, ее рабыни-супруги, что обычно делили с ней постель, проснулись, когда она резко поднялась и села на кровати.

– Алида! Ботеа! Включите свет! – приказала принцесса, стаскивая покрывала с кровати и ощупывая атласные простыни. Все было в порядке, никаких следов. Она встревожилась еще больше.

Сон? Видение? Или еще что-то общее у нее с той? Внезапно возникло ощущение ослабления силы. Это были неясные скачкообразные импульсы, но более частые, чем прежде.

Отодвинув в сторону одну из своих супруг, принцесса бросилась к домофону и нажала красную кнопку. Почему-то Клиттихорн никогда не спал, когда ей нужно было видеть его или говорить с ним.

– Да, принцесса? – услышала она бодрый голос. Она быстро описала ему свои ощущения.

– Ты чувствуешь ребенка, источник интерференции. Если твой дубликат близко, это могло быть передано, чтобы вынудить нас действовать поспешно.

– Нет, она далеко. Интерференция, которую я чувствовала, была по-прежнему далекой и легко управляемой.

– Хм-мм… Очень хорошо. Одевайся и встречай меня в Зале войны, как можно скорее. Если почувствуешь спазмы еще раз, дай мне знать и заметь, сколько времени прошло между ними.

– Лорд Клиттихорн, если это не трюк, что бы это могло быть?

– Идиотка! Сначала отходят воды. Схватки начинаются или немного раньше, или сразу после этого. Либо я ошибся относительно времени зачатия, либо роды преждевременные. Как только ребенок родится, как только он сделает первый вздох и криком заявит миру о своем существовании, твоя сила и контроль уменьшатся почти наполовину. Одевайся и поспеши вниз, в Зал войны. Я вызову остальных. Прими какой-нибудь из моих эликсиров, но ничего не ешь.

– Я сделаю, как ты говоришь, – ответила она, затем повернулась к застывшим в ожидании приказа рабыням. – Коричневый с красно-шафрановым костюм, – приказала она им. – Ну!

Потом перешла к туалетному столику, села на пуфик и начала расчесывать волосы. Ей принесли костюм, удобный, но импозантный, гармонирующие по цвету гамаши и невысокие удобные ботинки. Рабыни помогли ей одеться, одна закрепила серьги, другая поправила длинные ниспадающие волосы.

Принцесса осмотрела себя в зеркале, решила, что может появиться в таком виде, надела золотое кольцо с огромным рубином на безымянный палец, поцеловала девушек и вышла. Сначала вверх по короткой лестнице, затем в главный холл. Она не притронулась к эликсирам: если бы она нуждалась в помощи химии, нечего было бы и браться за это.

Она была почти у главных дверей Зала войны, когда ощутила еще один слабый приступ боли внизу живота. Она не заметила время, но подумала, что прошло не больше пятнадцати или двадцати минут после первых спазм.

Большие красные двойные двери открылись перед ней автоматически, и она шагнула в сердце крепости, где расположенные ярусами ступени вели вниз к центральной круглой площадке с огромным глобусом Акахлара в центре. Клиттихорн и двое других, а также несколько рабов-служителей и адъютант уже были там.

Она чувствовала себя необычайно бодрой и возбужденной; настал наконец момент, которого она ждала и о котором молилась всю свою жизнь. "Скоро, дух моей матери, скоро, – подумала она с удовлетворением. – Сегодня, в этот самый день, империи акхарцев, что убила тебя и уничтожила любимых нами людей, наступит конец".

* * *

Итаналон щелкнула пальцами, и Сэм вздрогнула и пришла в себя.

– А? Что? – Она ясно помнила видение.

– Миссия выполнена, я полагаю, – возвестил Булеан. – Хотя я думаю, ты сильно рисковала, подходя так близко к Клиттихорну, Итаналон.

– Ну, я хотела посмотреть, на что похоже это место. Довольно впечатляюще, знаете ли. Что ж, я займусь переделыванием Сэм. А вы будьте готовы выступить сразу, как только мы почувствуем излучение полной силы от его хитроумного приспособления. Как только они будут втянуты в дело, нам нужно будет двигаться как можно быстрее. Чем скорее мы доберемся до них, тем больше средин и жизней мы спасем. – Она повернулась к Сэм. – Ты готова?

– Я полагаю, да. Но все-таки не почувствует ли он твое колдовство?

– Я думаю, в данный момент у старины Клиттихорна голова забита другим, и ему не до нас, дорогая. А пока он все еще думает, что ты далеко и не можешь использовать свою силу, что ему до остального? Стань рядом. Ты почувствуешь покалывание, но это недолго. Учти, ее наряд удобен, но он не для улицы.

Сэм действительно ощутила покалывание, а потом ей стало немного прохладнее. Посмотрев на себя, она увидела, что на ней тот же самый костюм, вплоть до миленьких ботиночек, который Принцесса Бурь надела в ее видении. Она ощупала свои уши и обнаружила серьги, а ее волосы стали длиннее и мягче, чем были. Ей показалось, что она стала немного полнее и заметила на безымянном пальце копию того великолепного кольца, какое надела Принцесса Бурь. Тут она поняла, что Итаналон как-то участвовала в видении, управляла им и сделала из нее настолько близкого двойника настоящей Принцессы Бурь, насколько это было возможно.

Крим и Бодэ проверили свое оружие и патронташи, и Бодэ свернула свой хлыст и подвесила его сбоку к поясу. В довершение всего у обоих на спине были колчаны со стрелами и изящные арбалеты в руках.

– Вначале без пулеметов? – спросила Сэм Крима.

– Точно. Мы обсудили это. Если снаружи есть какая-нибудь обычная охрана, мы хотим снять ее тихо. Пулеметы оставим до тех пор, когда поднимется тревога.

Булеан одобрительно посмотрел на Сэм.

56
{"b":"5660","o":1}